Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Здравый смысл» советует открыться

0
«Здравый смысл» советует открыться
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях подведены итоги рейтинга экологической ответственности нефтегазовых компаний, разработанного в рамках проекта «Здравый смысл» группой компаний «КРЕОН» и Всемирным фондом дикой природы. Главные критерии рейтинга: качество экологического менеджмента, уровень воздействия на окружающую среду и степень открытости информации.

Кроме того, учитываются и добровольные экологические инициативы. Полученные баллы суммируются, а компании, получившие наибольшее их количество, объявляются лидерами рейтинга. В прошлом году, когда рейтинг проводился впервые, шкалу экологически ответственных компаний возглавили компании «Сургутнефтегаз», «Сахалин Энерджи», «Газпром» и «Татнефть». Интересно, что информацию о некоторых участниках, в том числе и зарубежных, имеющих дочерние предприятия в России, приходилось собирать буквально по крупицам.

Важнейший критерий

За год отношение к рейтингу у большинства нефтедобывающих компаний изменилось в лучшую сторону. Теперь они делятся информацией куда охотнее, а по инициативе представителей отрасли, рейтинг был дополнен новыми критериями. В 2015 году его участниками стала 21 компания. Среди подавших заявку государственные и частные предприятия — как российские, так и зарубежные. «Участие в подобных отраслевых рейтингах для отечественных компаний нефтегазового сектора — скорее вынужденная мера, особенно если они работают на западном рынке, — считает Александр Соловьянов, директор Института экономики природопользования и экологической политики НИУ ВШЭ. — В таком случае они вынуждены играть по правилам, принятым во всем мире. Открытость компании, в том числе и в сфере экологии, — один из важнейших критериев для оценки ее уровня социальной ответственности и один из способов конкурентной борьбы. Ведь закрытые корпорации расплачиваются более низкими ценами на сырье».

Во многих других отраслях компаний, игнорирующих экологический фактор, почти не осталось. Стоило зарубежным потребителям российских лесозаготовщиков объявить нашим соотечественникам бойкот за варварскую добычу леса, как в этой отрасли стали соблюдать принятые во всем мире экостандарты. Сегодня 17 из 19 крупнейших российских компаний лесного сектора требуют от поставщиков наличия сертификатов FSC — Лесного попечительского совета. Такие же высокие требования в области, например, добычи морских биоресурсов.

Законы есть, но практика «хромает»

Нефтегазовая отрасль до последнего времени оставалась одной из наиболее закрытых. В нашей стране компании повсеместно скрывают или с опозданием сообщают об экологически существенных происшествиях вроде разгерметизации нефтепровода, что приводит к утечкам нефти, занижают объемы разлива. Вспомнить хотя бы ноябрь прошлого года, когда столицу накрыло сероводородным облаком, а администрация Московского НПЗ не посчитала нужным прокомментировать сложившуюся ситуацию.

В Японии, Швеции и других странах, где деятельность нефтегазовых компаний находится под пристальным вниманием общественных институтов, такое поведение в принципе невозможно. Аварии и разливы там тоже случаются, но скрыть информацию о форс-мажорных ситуациях — значит потерять лицо. Никто не питает иллюзий, что нефтепереработка абсолютно безвредна для окружающей среды, но компания должна продемонстрировать свою готовность решить ту или иную экологическую проблему и компенсировать нанесенный окружающей среде вред. Тем более что современные технологии это позволяют.

Эксперты отмечают, что российское законодательство в сфере охраны окружающей среды достаточно жесткое, но правоприменительная практика «хромает». Не секрет, что региональные власти стараются любой ценой сохранить добрые отношения с компаниями, налоговые отчисления которых составляют львиную долю местного бюджета. Вот почему западные концерны, пришедшие работать на наш рынок, вскоре перестают заботиться о своем реноме.

Авторы проекта «Здравый смысл» уверены, что изменить сложившуюся ситуацию у нас в стране можно в том числе и при помощи отраслевых рейтингов, итоги которых будут задавать новые актуальные тренды в сфере охраны окружающей среды. «Как эксперты, мы прослеживаем позитивные тенденции последних лет и движение отечественных компаний в сторону «зеленой экономики», — подчеркнул Фарес Кильзие, председатель совета директоров группы «КРЕОН». — Все идут с разной скоростью и не всегда одинаковым путем, но идут, этого нельзя не замечать».

Все на борьбу с черным углеродом

Одна из основных экологических проблем для нашей страны — сжигание попутного нефтяного газа, который образуется в процессе нефтедобычи. Несколько лет назад вышло распоряжение правительства РФ, в соответствии с которым предприятия должны сжигать не более 5% добываемого попутного нефтяного газа. «При его сжигании образуется достаточно много загрязняющих атмосферу веществ — спирен, сажа, оксид азота, оксид серы и так далее, — объясняет Александр Соловьянов. — Так как в нашей стране основной нефтедобывающий регион — Ханты-Мансийский АО, на арктичес­кие льды выпадает сажа, образующаяся при сжигании. Как следствие поглощение солнечных лучей усиливается, льды скорее тают. Экологи называют это явление «проблемой черного углерода».

Самые благополучные в этом отношении компании, например «Сургутнефтегаз», ведут добычу локально и имеют свой газоперерабатывающий завод. В таких случаях компании используют 95–97% попутного нефтяного газа. И наоборот, если у компании объекты разбросаны по всей стране, в том числе и в отдаленных районах, где нет инфраструктуры для транспортировки попутного газа, процент его сжигания резко подскакивает.

Единственный выход в этой ситуации — новые методы использования и утилизации попутного нефтяного газа. На некоторых месторождениях корпорации «Газпромнефть» попутный нефтяной газ используется после узла сепарации нефти в качестве топливного газа. Чтобы утилизировать лишний газ, компания открывает на своих месторождениях вакуумные компрессорные станции.

«Наши старожилы еще помнят, как попутный газ сжигали на факелах — при их свете можно было писать и читать, — рассказывает Нурия Валеева, руководитель пресс-службы компании «Татнефть». — В те времена, извлекая 1 тонну нефти, нефтяники попутно добывали до 56 кубометров газа и просто не знали, что с этим газом делать. Сегодня наша компания одной из первых в стране выполнила установленный правительством России норматив по утилизации не менее 95% попутного нефтяного газа. И эта норма — не предел, в дальнейшем «Татнефть» планирует довести этот показатель до 98%».

Рекультивация земель...

Другой важнейший аспект, который учитывается в рейтинге экологической ответственности российских нефтегазовых компаний, — сохранение биоразнообразия в регионе. «Если говорить о сохранении растительности региона, то сегодня самыми распространенными методами являются репатриация и транслокация», — уточняет Александр Соловьянов. При репатриации нефтегазовая фирма возвращает оставшемуся после своей деятельности «лунному ландшафту» первоначальный вид. Второй метод означает перенос растительного покрова из одного места в другое, где его раньше не было. Судя по экологическим отчетам российских компаний нефтегазового сектора, в последние годы многие из них закладывают немалые средства на эти цели.

Так, группе «Газпром» в 2014 году мероприятия по сохранению биоразнообразия в регионах деятельности обошлись в 440 млн рублей. В результате возвращение земель в хозяйственный оборот успешно проходит во всех регионах, даже на Крайнем Севере. А компания «Татнефть» в прошлом году реализовала проект «Зеленый щит Нижнекамска», высадив между городом и строящимся нефтеперерабатывающим комплексом ТАНЕКО молодой лес (более полутора миллионов саженцев). «В результате жители Нижнекамска стали относиться к дальнейшему строительству комплекса более лояльно», — отметила итоги Айгуль Алпарова.

Компания «Башнефть», в свою очередь, на охрану земельных ресурсов только в прошлом году потратило 3 млрд рублей. Для утилизации отходов, образующихся в процессе добычи и переработки нефти, здесь используют полигоны биологического обезвреживания нефтешламов. Сегодня на этих полигонах перерабатывается около 30% нефтешламов.

...и охрана редких животных

Кроме рекультивации земель, многие компании добровольно реализуют экологические проекты по сохранению редких и краснокнижных видов животных и рыб.

Так, «Роснефть» не первый год ведет благотворительный проект «Белый мишка», в рамках которого заботится о «коренном населении» Арктики. А «Газпром» шефствует над серым китом, атлантическим моржом — с 2015 года компания участвует в программе по сохранению биологического разнообразия морских экосистем Арктической зоны Российской Федерации. Компания «Сахалин Энерджи» (50% акций принадлежит «Газпрому») взяла под защиту редкие виды морских животных и усовершенствовала методы разведки нефтяных и газовых месторождений на морском дне, чтобы ущерб от деятельности компаний для его обитателей был как можно менее ощутим. В свою очередь, «Башнефть» в Печорском бассейне, где находятся разработки компании, поддерживает популяции тайменя, сига и муксуна.

Эти и другие экологические инициативы российские компании нефтегазового сектора представили на второй церемонии подведения итогов рейтинга экологической ответственности.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...