Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Кристину Ильченко готовим к Олимпиаде в Корее»

Экс-тренер женской сборной России по биатлону Владимир Королькевич считает, что у бывшей российской биатлонистки пока нет шансов пробиться в элиту мирового биатлона
0
«Кристину Ильченко готовим к Олимпиаде в Корее»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Марат Абулхатин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Экс-тренер российской команды, ныне старший тренер сборной Белоруссии по биатлону Владимир Королькевич рассказал «Известиям» о задачах на новом посту, перспективах бывшей российской биатлонистки Кристины Ильченко в сборной Белоруссии и смене тренеров в российском биатлоне. 

— Как вас приняли в сборной Белоруссии, какая в ней атмосфера?

— Изначально моя задача была — сделать акцент на мужской команде. В женской команде был тренер Альфред Эдер. Я не вникал в подробности, но по каким-то причинам он ушел. Пришлось делать ротацию тренерских кадров, и с июля я подключился к работе и с женской командой. Первое время были какие-то трения, адаптация проходила и в тренерском штабе и с командой. Не все благополучно было в плане атмосферы, но со временем точки были расставлены. У меня контракт на год с возможностью продления сотрудничества.  В принципе всё будет зависеть от нас самих — какие покажем результаты. 

— В сборной Белоруссии перед вами ставили какие-то конкретные задачи, может, обозначили определенное количество медалей?

— Нет, таких установок не было. Это в России надо от начала ноября и до конца сезона выигрывать — вид спорта очень раскрученный, все болеют, всем хочется побед сразу. В Белоруссии задача стоит сформировать костяк мужской и женской команд. А конкретно перед мужской командой — задача попасть в топ -0 в Кубке наций, чтобы увеличить квоту. Здесь самое главное — хорошо выступать в эстафетах, потому что очки очень большие. Главное, к чему нужно готовиться, — это чемпионат мира. Команда еще идет на  базовой загрузке. Разгоняться будем за счет стартов на этапах Кубка мира. Радует, что женская команда справляется со стрельбой, в мужской команде тоже подтягиваем этот элемент. Спортсмены уже более вдумчиво и профессионально подходят к своим обязанностям.

— К вам перешла россиянка Кристина Ильченко, как вы оцениваете ее первые старты?

 — У нее достаточно много проблем по стрельбе и коньковому ходу. Мы ее показали специалисту по стрельбе, который обозначил отдельные моменты, над которыми нужно работать. С ней нужно вплотную заниматься. Сейчас мы ей дали возможность стартовать на кубке IBU. И та работа, которая с ней сейчас ведется, нацелена на Олимпийские игры. Что касается перехода спортсменов и желании выступать за другие страны вообще, то здесь есть несколько сторон. В России очень много спортсменов среднего уровня, не из числа элитных. И они никак не могут себя проявить. Если говорить конкретно об Ильченко, то подготовиться к 2–3 стартам, чтобы отобраться в команду России, она на сегодняшний день не способна. А с переходом в команду Белоруссии у нее есть возможность выступать. У любого спортсмена есть амбиции, всем хочется выступать и на чемпионатах мира, и на Олимпийских играх. С другой стороны, есть государство, которое тратит какие-то определенные средства на подготовку спортсменов. Поэтому они идут по такому пути. У спортсменов не такой уж длительный период спортивной карьеры, их можно понять.

— Кого-то из других стран еще присмотрели для Белоруссии?

— Такой экстренной необходимости нет. Сейчас в Белоруссии идет ориентация на собственную молодежь. Отработана определенная схема, отбирают перспективных ребят во всех регионах и областях, в средних школах, в спортивных интернатах. Проводим функциональное тестирование, всё это с прицелом на перспективу.

 А если провести параллель между российскими и белорусскими сборными, какие есть отличия?

— Отсутствие лидера команды Дарьи Домрачевой определенным образом сказывается на результатах и на тренировочном процессе. Лидер всегда тянет и мотивирует команду. Пришлось по ходу делать ориентацию на Скардино. Конечно, в Белоруссии нет такой большой скамейки запасных, как в российской команде. С одной стороны, это проще, потому как нет такой конкуренции за место в команде, но с другой стороны, здесь нужно более тщательно работать с каждым спортсменом. И нельзя допускать брака в своей работе. По моим ощущениям, сборные России и Белоруссии — одного уровня. А первый этап Кубка мира всё равно не определяющий. Кто-то вышел раньше на спортивную форму, кто-то позже. Сезон длинный.

— В этом сезоне произошла очередная смена тренерского штаба в российском биатлоне...

— Больше, наверное, это было пожелание самих спортсменов, которым нужны были какие-то перемены. Имя Рикко Гросса тоже сыграло не последнюю роль, ну и, может, в какой-то степени его молодость. Я считаю, что в мужской команде вообще не должно возникнуть никаких проблем. Все спортсмены элитные, знают, для чего тренируются. У тренера женской сборной Сергея Коновалова тоже есть определенный опыт за плечами — и как у тренера по стрельбе, и как у спортсмена. Его характер очень подходит для работы с женской командой. Он достаточно коммуникабельный человек, поэтому, думаю, правильно поступили, назначив его тренером. 

— Но сами спортсмены писали письма с просьбой назначить на пост старшего тренера Валерия Польховского...

— Есть позиция спортсменов, и есть позиция руководства. И эти мнения очень часто расходятся. Руководство исходит из каких-то своих соображений. Да, мы знаем организационные качества Польховского, его амбиции, но руководство посчитало, что он не нужен. Мне трудно объяснить, почему так поступили. Что касается меня, то никакого осадка из-за того, что меня сняли с должности, нет. У меня только осадок остался из-за всех допинговых моментов. Неприятно было получить за свою тренерскую карьеру такую оплеуху. Мне не стыдно смотреть людям в глаза, моя совесть чиста.

— Ольга Вилухина хотела продолжить работу с вами...

— После некоторой паузы в карьере Ольга Вилухина этим летом изъявила желание продолжить со мной работать. Но это не так просто, как мы представляем, — договорились и все. Эти вопросы решаются на более высоком уровне. Мое мнение и мнение Ольги — это еще не определяющий фактор. Я не знаю, какой у нее был конкретный разговор с СБР, и вполне возможно, что там было какое-то несогласие. Конкретных действий со стороны СБР не было, и всё это как-то затянулось. Ольге уже надо было вливаться в команду, поэтому она решила продолжить работу со своим личным тренером.

— В России до сих пор вспоминают Пихлера недобрым словом, как оцениваете его профессиональные качества?

— Я думаю, что просто в тот период, когда работал Пихлер, не было рядом нужного советника, который бы мог сказать свое веское слово, где-то направить его, в каких-то моментах остановить или что-то поменять в тренировочном плане. У него было много полномочий на одного.

  Мы увидим на чемпионате мира Дашу Домрачеву?

— Нам ясно дали понять, что про Дашу мы вообще ничего не должны комментировать. У нее есть личный тренер Андриан Цибульский, и это нас никак не должно касаться.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...