Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Субсидия на успех

0
Субсидия на успех
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Министерство образования и науки РФ провело конкурс среди российских компаний и вузов на право получения субсидии для создания высокотехнологичного производства. Всего победители получили более 6,5 млрд рублей. «Известия» узнали, на реализацию каких проектов пойдут средства, и выяснили, смогут ли эти проекты совершить инновационный прорыв в разных отраслях высокотехнологичного производства.

В этом году конкурс Минобрнауки проходил уже в шестой раз. На участие в нем было подано 127 заявок, но только 53 проекта в итоге получили субсидии. В число победителей вошли компании «МиГ» (российская самолетостроительная корпорация), «КамАЗ», «ГАЗ», «Сплав» (научно-производственное объединение в городе Туле, занимается производством реактивных систем залпового огня), а также национальные исследовательские университеты: МИСиС, МИФИ и ВШЭ, МГТУ им. Н. Э. Баумана, МГУ им. М. В. Ломоносова и др.

Государственная поддержка направлена на развитие кооперации российских образовательных организаций высшего образования, государственных научных учреждений и производственных предприятий для развития наукоемкого производства и стимулирования инновационной деятельности в российской экономике. Все проекты, принимавшие участие в конкурсе, должны были соответствовать нескольким требованиям, таким как: «реализация комплексного проекта осуществляется в кооперации с российской образовательной организацией или государственным научным учреждением» и «комплексный продукт должен предусматривать создание высокотехнологичного производства на территории Российской Федерации». Государственная субсидия предоставляется проектам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (НИОКР) сроком на два года. Максимальный размер субсидии в 2016 году — 70 млн рублей, а в 2017-м — 60 млн. Кроме того, максимальный объем субсидии не может превышать 20% среднегодового объема выручки компании за три прошлых года.

Отечественный Microsoft

В результате победителями стали проекты из двадцати пяти регионов России. Больше всего победителей — в Москве (7 проектов), а также в Красноярском крае, Свердловской области (по 5 проектов из каждого региона) и Республике Татарстан (4 проекта). По одному проекту было выбрано из Томской, Вологодской, Тамбовской, Самарской, Кемеровской, Челябинской, Ярославской, Воронежской, Нижегородской, Тульской, Ростовской и Тюменской областей, а также из Республики Башкортостан.

В числе победителей есть компании, работающие в разных отраслях высокотехнологичного производства. Большое количество проектов было связано с модернизацией ИТ-сферы. Так, компания «ЭлеСи» из Томска совместно с Томским государственным университетом (ТГУ) планирует разработать отечественное программное обеспечение (ПО). Всего в проект будет вложено более 300 млн рублей, половина из них — субсидия государства, остальные 50% — средства компании «ЭлеСи». Тема разработки российского ПО в настоящее время очень актуальна: 20 ноября Дмитрий Медведев, премьер-министр РФ, подписал постановление, согласно которому запрещаются закупки иностранного ПО для государственных и муниципальных нужд.

«Наш программный комплекс будет создан без использования зарубежных компонентов, то есть это полностью отечественный импортозамещающий продукт», — говорит Александр Замятин, директор Научно-образовательного центра компьютерных наук и технологий ТГУ. Максим Костарев, директор по инновационному развитию компании-разработчика, отметил, что «ЭлеСи» уже давно сотрудничает с ТГУ. По его словам, пока в России нет полнофункциональной версии «своего» ПО. Он также выразил надежду, что работа в данном направлении позволит получить продукт, не только не уступающий мировым образцам, но и превосходящий их по отдельным параметрам.

Эксперты неоднозначно оценивают возможность появления конкурентоспособного отечественного ПО. Так, в правительственном постановлении говорится, что запрещается закупать только то иностранное ПО, у которого есть отечественные аналоги. Определение отечественных аналогов, по мнению Михаила Брауде-Золотарева, директора центра ИТ-исследований и экспертизы Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС), не очень четкое. Такая лазейка в постановлении снижает вероятность появления конкурентоспособного российского производителя. «В нашей стране может оказаться очень много отечественного ПО, гораздо больше, чем предполагали авторы документа, — говорит ученый. — При этом конкурентоспособного ПО у нас не так много. Его объемы можно косвенно оценить по количеству российских компаний — разработчиков ПО, которые представлены на мировом рынке. Их очень мало. Также я считаю, что протекционизм, не сопровождаемый другими мерами, может привести к обратному результату. Нашим компаниям искусственно устранят конкуренцию, у них просто не будет стимулов к развитию. Для развития рынка отечественного ПО намного важнее развивать обще­экономические институты, такие как получение доступных кредитов, создание благоприятных налоговых условий для развития и другие».

Чудеса на виражах

В этот раз субсидию получили сразу несколько проектов, направленных на создание современных видов транспорта. В частности, это проекты по созданию экологически безопасных вездеходов и энергоэффективных трансмиссий для грузовиков и автобусов (КамАЗ), по созданию высокотехнологичного производства железнодорожных вагонов («Уралвагонзавод») и инновационного модельного ряда электробусов и троллейбусов (Ликинский автобусный завод). Один из транспортных проектов, разрабатываемый Ижевским государственным техническим университетом (ИжГТУ) им. М. Т. Калашникова и Сарапульским электрогенераторным заводом (СЭГЗ), ставит своей целью даже создание транспорта нового поколения.

Михаил Плетнев, руководитель Центра стратегических инициатив и развития ИжГТУ им. М. Т. Калашникова, рассказывает, что с Сарапульским электрогенераторным заводом университет сотрудничает уже в течение нескольких лет. В настоящее время СЭГЗ серийно выпускает электротележки и электрокары. По разным оценкам, он производит от 30 до 40% напольного грузового электротранспорта на отечественном рынке. «Это конструкции 1960-х годов, они уже морально устарели, к тому же многие комплектующие для них поставляются из-за рубежа, — говорит Михаил Плетнев. — Ученые университета разработали для СЭГЗ концепцию электротранспорта нового поколения. Мы должны создать такой продукт, который стал бы по-настоящему инновационным и при этом удобным в эксплуатации. Такой продукт должен иметь приемлемую для российского заказчика цену, тогда он будет востребован рынком».

В течение следующих трех лет университету и заводу предстоит создать грузовой электротранспорт: федеральный бюджет выделяет для этой цели 92 млн рублей, и еще столько же добавит сам завод. За три года университетом должны быть проведены патентные исследования проекта, создан и испытан опытный образец новой машины, подготовлена вся необходимая документация, позволяющая запускать серийное производство продукта. Завод, в свою очередь, подготовит производственную площадку, оснастит ее необходимым оборудованием и обучит персонал, который будет работать над выпуском изделий нового поколения. Разработчики отмечают, что развитие электротранспорта является в настоящее время значимым мировым трендом, который пока просто не «дошел» до России. Такой транспорт можно использовать где угодно: в производственных помещениях, жилищно-коммунальном хозяйстве, на аэродромах, в перевозках на крупных судах, в туристических зонах...

По мнению Сергея Иванова, генерального директора компании Drive Electro (российский проектировщик электрических и гибридных систем для коммерческих автомобилей, в том числе для компаний «КамАЗ» и «ГАЗ»), государственная поддержка — это существенный бонус для производителей электротранспорта, экологичного и энергоэффективного. Однако отечественные производители электротранспорта крайне нерешительны. Они никак не могут определиться, должен ли сначала поступить заказ на производство электрокаров или, наоборот, надо сначала сделать сами машины. «Я уверен, что автопроизводитель должен сначала сделать образец, показать его миру, — говорит Сергей Иванов. — Вспомните, до того как Стив Джобс сделал первый iPhone, мы не знали, что телефон без кнопок тоже может быть удобным. Такая же ситуация с электрокарами. На мой взгляд, если проекты, получившие субсидии, окажутся удачными, то опытные образцы современных авто нужно начинать эксплуатировать в крупных городах, для них нужно развивать специальную инфраструктуру, создавать сервисные центры. При наличии определенных средств развитие таких проектов будет зависеть только от желания самих производителей».

Железное сердце

Организаторы конкурса отметили и инновационные проекты, направленные на развитие современных технологий в медицине. Так, субсидии получат компании, предложившие сенсорные технологии для персонифицированной медицины, панели для цифровых рентгеновских аппаратов, инновационный протез коленного сустава, новый препарат против астмы и другие. А московская компания «Ниагара Компьютерс» даже обе­щает создать программно-аппаратный комплекс, способный заменить... донорское сердце!

Проект по созданию 3D-модели сердца рассчитан на три года и получит субсидию в размере 170 млн рублей. По словам разработчиков комплекса, они создали компьютерную модель одного из важнейших органов человеческого тела. Эта модель необходима прежде всего для экспериментов. На «Киберсердце» можно испытывать лекарства, различные методы лечения и новые инструменты. Данная компьютерная модель позволяет наблюдать за работой сердца под воздействием тех или иных обстоятельств, лекарств, времени... С помощью «Киберсердца» также можно будет проводить мобильную электрокардиограмму сердца. «Созданная нами универсальная модель может быть подстроена под конкретного человека и его сердце, — говорит Григорий Осипов, разработчик комплекса, завкафедрой факультета вычислительной математики и кибернетики Нижегородского государственного университета (ННГУ) им. Н. И. Лобачевского. — В ходе испытаний мы можем подобрать оптимальное лечение для каждого пациента. Программный комплекс поможет десяткам тысяч больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями предотвратить осложнения и, возможно, спасти жизнь».

Напомним, что 2015 год был объявлен Минздравом России Годом борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Виталий Омельяновский, директор Центра оценки технологий в здравоохранении РАНХиГС, уверен в актуальности таких проектов, как «Киберсердце». В ситуации, когда сердце уже не может самостоятельно справляться с привычной нагрузкой, ему на помощь может прийти сложный компьютерный комплекс. Программа оценит особенности конкретного организма и про­анализирует возможность сердца нормально работать. «Дополнительный механизм, насос, который может регулироваться вот такой компьютерной системой, помогает сердцу выполнять те функции, которые оно само выполнять не в состоянии, — отметил Виталий Омельяновский. — «Умный» механизм может работать не всегда, а только тогда, когда происходит «провал» в естественной работе, современные интеллектуальные системы способны определять такие моменты. Насколько я знаю, проекты наподобие «Киберсерд­ца» пока существуют только на уровне лабораторных разработок, но вполне возможно, что за ними будущее».

В целом, по словам экспертов, проекты, которые получили субсидии, — это реально толковые разработки, но пока никому не известные. Государство уже помогло разработчикам (все-таки, субсидии в районе 100 млн руб­лей каждая — это приличные деньги), и теперь успех проектов во многом будет зависеть от желания самих ученых и предпринимателей. Смогут ли они отвоевать себе место на рынке? Остается только пожелать инноваторам удачи и безграничной веры в свои силы.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...