Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Альтернатива ЕСПЧ может появиться в рамках Евразийского союза»

Глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас не исключает появления новых судебных институтов
0
«Альтернатива ЕСПЧ может появиться в рамках Евразийского союза»
Фото пресс-службы
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, доктор юридических наук Андрей Клишас рассказал корреспондентам «Известий» Константину Дорофееву и Наталье Башлыковой о том, к каким последствиям может привести принятие законопроекта «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде РФ», разрешающего Конституционному суду РФ признавать неисполнимыми решения международных судов.

— Андрей Александрович, на что направлен законопроект? О каких потенциально невыполнимых решениях международных судов идет речь? 

— Речи не идет о том, что решения каких-то международных судов не будут выполняется. Цель законопроекта именно в том, чтобы стимулировать правительство РФ, то есть исполнительную власть, исполнять решение межгосударственных судов, юрисдикцию которых признает РФ. В настоящее время правительство фактически может не исполнять решение той или иной международной инстанции, ссылаясь на то, что такое решение противоречит Конституции РФ и нашему публичному правопорядку. После принятия нашего закона исполнительная власть не сможет самостоятельно решать этот вопрос — исполнять или не исполнять решение, а должна будет обратиться в Конституционный суд РФ как в высший судебный орган конституционного контроля с соответствующим запросом на предмет того, есть ли противоречие Конституции или нет и видит ли Конституционный суд какие-то возможности для исполнения этого решения. 

Хочу подчеркнуть, что наш законопроект направлен в первую очередь на то, чтобы заставить правительство ответственно подходить к исполнению решений всех международных судов, а не произвольно отказываться от исполнения какого-то из них со ссылками на Конституцию. Такими полномочиями — определять, есть ли противоречие Конституции, — может обладать только Конституционный суд. 

— И все-таки не отразится ли этот закон на простых российских гражданах, которые в последнее время искали защиты в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ)?

— Закон может отразиться и на простых гражданах, так как ЕСПЧ, в частности, выносит решения, которые напрямую противоречат Конституции Российской Федерации и нашим правовым традициям. В качестве примера можно привести решение по делу «Анчугов и Гладков против России», касающееся предоставления избирательных прав гражданам, находящимся в местах лишения свободы, тогда как Конституция РФ это прямо запрещает (ч. 3 ст. 32): «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда». Или хорошо всем известное дело Маркина (в 2010 году ЕСПЧ признал бывшего военнослужащего Константина Маркина жертвой гендерной дискриминации, постановив выплатить ему €3 тыс. — «Известия»). Такие решения исполнены на территории Российской Федерации быть не могут, но окончательное решение по данному вопросу должно оставаться за Конституционным судом. Все, в том числе и граждане, должны понимать, что Конституция России обладает верховенством и высшей юридической силой на всей территории Российской Федерации. Это положение является правовым выражением суверенитета страны. 

— Есть ли сегодня альтернатива ЕСПЧ?

— Относительно наличия альтернативы ЕСПЧ считаю, что любой межгосударственный судебный орган может быть такой альтернативой, но на сегодняшний день, полагаю всё же, что, несмотря на ряд очевидно политизированных решений ЕСПЧ, это достаточно эффективно действующий механизм и практика применения решений ЕСПЧ растет в России с каждым годом. В частности, это четко отражено в правовых позициях Конституционного суда РФ по многим делам за последние несколько лет. Так что вопрос об альтернативе ЕСПЧ я не считаю актуальным, но нельзя исключить появления таких институтов, в частности, в рамках евразийской интеграции. 

Нужно понимать, что, несмотря на важность межгосударственных учреждений, которые отвечают за защиту прав человека, основная нагрузка в этом вопросе всё же лежит на национальных судах. Это признает и сам ЕСПЧ, что отражено в принципе субсидиарности его деятельности. 

— Не станет ли закон ударом по отношениям России с ЕС и Советом Европы? 

— Вопрос об ударе по отношениям с ЕС считаю не вполне уместным. Хочу напомнить, что Европейский суд в Люксембурге запретил Евросоюзу подписывать Европейскую конвенцию по правам человека, поэтому ЕС не является участником этого соглашения и ЕС как субъект права вообще не признает юрисдикцию ЕСПЧ.

Мы ожидаем, что в Совете Европы, который в первую очередь является межправительственной организацией, с пониманием воспримут наши шаги, направленные на то, чтобы сохранить нашу правовую реальность в границах конвенции, и наши усилия, которые мы как законодатели и Конституционный суд Российской Федерации предпринимаем для того, чтобы сблизить наши правовые системы и добиться учета со стороны ЕСПЧ, в частности, культурных, исторических, в том числе религиозных, традиций различных государств, которые являются участниками Совета Европы, чтобы наше правовое пространство было единым в своем многообразии.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...