Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Из общей бочки

0
Из общей бочки
Фото: PhotoXPress.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Каждая пятая автозаправка в России торгует некачественным топливом. Такие данные предоставили сотрудники Гепрокуратуры и Росстандарта по итогам масштабной проверки АЗС. С мая по октябрь 2015 года ревизоры из госорганов посетили около трех тысяч заправок по всей стране (около 10% от количества всех российских АЗС).

Срез не такой уж и большой, но проверяющие не исключают, что окончательные итоги не будут сильно отличаться от этих показателей — по количеству суррогата на заправках регионы идут практически вровень, от Калининграда до Дальнего Востока. В тех случаях, когда комиссия являлась без предупреждения, статистика была еще хуже.

Повсюду суррогат и недолив

«Всего 43% автозаправочных станций в той или иной степени не соответствует установленным требованиям», — сообщил по итогам проверки Алексей Абрамов, руководитель Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт). Кроме некачественного топлива на проверенных АЗС были отмечены и другие нарушения, такие как неправильное информирование покупателей, недолив бензина и др.

Но если недолив можно зафиксировать при помощи контрольного мерника, которым по правилам должна быть оборудована каждая заправка, то доказать, что якобы 95-й бензин — на самом деле смесь авиационного и 76-го, не так просто. Нередко обман раскрывается только в автосервисе, куда попадает автомобиль после того, как в бензобак залили некачественное топливо. По данным Росстандарта, 33% отечественных заправок торгует «компотом». Причем рецепт его зависит от многих факторов. Прежде всего — от вида топлива, за которое пытаются выдать суррогат.

Если речь идет о дизельном топливе, то его рынок в нашей стране сбалансирован, а производство в два раза превышает потребление. По данным Российского топливного союза, в подавляющем большинстве НПЗ производят топливо 5-го экологического класса. Но наряду с товарным продуктом нефтезаводы выпускают отдельные виды топлива, схожие по характеристикам с дизельным. К примеру, акциз на дизельное топливо 5-го экологического класса составляет около 10%, а печное бытовое акцизом не облагается. Дизельные двигатели, особенно старых автомобилей, не чувствуют особой разницы между этими видами топлива, что на руку предприимчивым владельцам АЗС. Они продавали печное топливо под видом Евро-5 и с каждой тонны имели навар 3–4 тыс. рублей.

Как только на печное топливо ввели акциз, оно сразу же исчезло из оборота, теперь вместо него используется судовое маловязкое топливо (СМТ). За последние годы его производство выросло с 3,5 млн до 12 млн т, и далеко не все оно идет для бункеровщиков. «Решение этой проблемы известно, — говорит Евгений Аркуша, президент Российского топливного союза. — В Государственной думе в первом чтении принят законопроект о введении акциза на средние дистилляты, после того как он вступит в силу, эта проблема будет полностью устранена».

На независимых заправках нарушений больше

А вот с бензином все гораздо сложнее. Производство автомобильных бензинов в нашей стране лишь незначительно превышает потребление, поэтому любое нарушение баланса спроса-предложения вызывает бурный рост оптовых цен на биржевом и внебиржевом рынках. Но если на бирже цена на нефть резко повышается, государство все равно старается удерживать розничные цены, что приводит к разнице в 20–30% между оптовыми и розничными ценами. Вертикально-интегрированные компании (ВИНК) — в более выгодном положении, ведь многие из них производят топливо на собственных нефтезаводах. Кроме того, сетевые заправки имеют прибыль не только от продажи бензина, но и от сопутствующих сервисов — магазинов, ресторанов, шиномонтажа и т.д. А для независимых трейдеров эта ситуация чревата разорением. В условиях резкого повышения оптовых цен доходность падает до нуля, и чтобы как-то удержаться на плаву, владельцы небольших заправок начинают «бодяжить» бензин. По итогам проверки наиболее часто встречается превышение в бензине массовой доли серы и октанового числа. «Нарушений по физико-химическим показателям на АЗС крупных вертикальных компаний было выявлено 7%, у независимых АЗС эта доля гораздо выше — 23%», — обращает внимание Евгений Аркуша.

Из пункта «А» в пункт «Б»

Свои выводы проверяющие снабдили рекомендацией для автомобилистов заправляться на крупных сетевых заправках, что вызывает негодование у независимых трейдеров. «Не нужно всех стричь под одну гребенку, — возмущается Павел Баженов, председатель совета НП «Независимые отечественные нефтетрейдеры». — Владельцы небольших заправок не меньше, чем сетевые, заинтересованы в сохранении своей репутации. У них, как правило, одни и те же постоянные клиенты. Да и вообще большинство автомобилистов заправляются по дороге из дома на работу или с работы домой, на одной и той же заправке. Если частник будет продавать некачественный бензин, мало того что к нему больше никто не приедет, так еще и по сарафанному радио эту новость разнесут».

И тем не менее Павел Баженов не отрицает, что на независимых заправках бывают случаи подмены хорошего бензина суррогатом. В 2015 году возглавляемая им организация провела опрос среди владельцев средних и малых (до пяти) заправок. Результаты, как ни странно, во многом совпадают с данными Росстандарта. Правда, объясняя, откуда на заправках берется фальсификат, «частники» утверждают, что чаще всего его доставляют крупные трейдеры из других регионов — 85%, нефтебазы, занимающиеся блендингом (смешиванием), — 33%, мини-НПЗ, расположенные в регионе, — 19%.

«Нужно учитывать человеческий фактор, — убежден Павел Баженов. — На нефтебазах работают люди, которые тоже хотят заработать. А провести комплексный анализ небольшой региональной нефтебазы — довольно затратное предприятие». По итогам опроса, проведенного независимыми нефтетрейдерами, многие из них покупают качественный бензин у крупных поставщиков и понятия не имеют о том, на каком этапе он превращается в «бодягу». То ли нефтебазы халтурят, то ли водители бензовозов организуют преступные сообщества и везут качественный бензин из пункта «А» не на заправку, а в пункт «Б», где разбавляют его и в пункт «В» привозят уже не топливо, а суррогат.

На первый взгляд версия фантастическая, но ни Росстандарт, ни Российский топливный союз не отрицают, что часть суррогатного топлива поступает на заправки в результате подлога, совершенного либо на нефтебазе, либо в процессе перевозки. О чем говорить, если в Подмосковье скромный тракторист умудрился организовать левый цех, где «выпускал» якобы 95-й бензин и потом продавал его ближайшей заправке.

Штрафы или экономические меры

Самая важная после проведения проверки задача — не только выявить и пресечь все виды мошенничества на рынке нефтепродуктов, но и создать барьеры для любителей легкого заработка. И здесь позиции проверяющих из государственных структур и независимых трейдеров резко расходятся. В Росстандарте считают, что следует усилить ответственность за реализацию некачественного топлива, то есть ввести оборотные штрафы за нарушения. «Мы предлагаем исчислять штрафы в процентах от годовой выручки предприятия, — уточняет Алексей Абрамов. — Может быть разброс от 1 до 15% перечислений такого административного штрафа. Это позволит существенным образом ограничить желание недобросовестно конкурировать на топливном рынке».

Позиция Российского топливного союза более взвешенная. Ведь оборотный штраф в 15% для многих трейдеров превысит годовой доход. «Сегодня Кодекс РФ об административных правонарушениях дает возможность накладывать очень серьезные штрафы — от трехсот тысяч до одного миллиона рублей, вплоть до приостановления деятельности на три месяца, — напоминает Евгений Аркуша. — Разговор об ужесточении наказания может возникать только после того, как все существующие меры воздействия покажут свою неэффективность».

Независимые отечественные нефтетрейдеры уверены, что столь суровая мера, как введение оборотного штрафа, просто «убьет» большинство небольших заправок. На их месте возникнет дыра, залатать которую будет нечем. «Мы все-таки не Америка, где на заправку заезжают, чтобы подкрепиться, сделать покупки и в последнюю очередь пополнить запас бензина, — рассуждает Павел Баженов. — Многие АЗС, расположенные в отдаленных районах или небольших населенных пунктах, как и во времена СССР, выполняют свою единственную функцию — обеспечивают жителей топливом. Если они разорятся, вряд ли туда придут крупные сетевые компании. Им попросту невыгодно строить на отдаленных территориях современные заправки с ресторанами и магазинами». По мнению эксперта, изменить сложившуюся ситуацию можно только с помощью экономических мер. «Государство должно вести грамотную политику в вопросах регулирования цен на топливо и не допускать сговор крупных компаний, которые искусственно удерживают высокие оптовые цены», — убежден Павел Баженов.

А пока ведутся споры, как бороться с суррогатом, каждый из автовладельцев может в меру своих сил влиять на ситуацию. В Росстандарте не скрывают, что ведомство ждет помощи от граждан в плане информирования о возможных нарушениях на заправках. Жалобы можно отправлять в окружные, межтерриториальные управления Росстандарта. Они есть в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Новосибирске и других городах. Местные специалисты-инспекторы выезжают и проводят официальные проверочные мероприятия. По действующему законодательству в случае повторного нарушения АЗС, которая принесла существенный материальный вред потребителю, можно закрыть. И тогда на одного недобросовестного продавца бензина в стране станет меньше.

Комментарии
Прямой эфир