Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В спорах двух политических позиций никогда не рождается истина.

Истина, пусть и условная, может рождаться тогда, когда одна из сторон способна (хотя бы теоретически) внять аргументам стороны оппонирующей и изменить собственную точку зрения. Увы, в случаях со сбитыми гражданскими самолетами это всегда бывает не так.

Причина проста: самолет уже сбит, мертвые не воскреснут, а нам тут жить дальше и неизвестно еще, как повернется. Поэтому общий принцип один: не признаваться.

Президент страны-лидера свободного мира в 1988 году ясно обозначил эту позицию, выступив по поводу сбитого американским крейсером авиалайнера, вылетевшего из Тегерана в Дубай (людей погибло почти ровно столько же, сколько в малайзийском  Boeing , включая 65 детей). Джордж Буш-старший тогда сказал так: «Я никогда не буду извиняться за Соединенные Штаты Америки, несмотря ни на какие факты». И это — не поза конкретного отмороженного политика. Это — политический закон, иначе нельзя.

Поэтому при обсуждении обнародованных докладов концерна «Алмаз-Антей» и Совета безопасности Нидерландов о результатах расследования катастрофы рейса MH17 над Украиной я предлагаю абстрагироваться от политических позиций. Совершенно понятно, что ни Россия, ни Украина, ни ЛНР/ДНР никогда в обозримом будущем не признают собственной вины в этой трагедии, и именно это является истиной.

А также совершенно понятно, что вряд ли EC на текущем отрезке истории вдруг признает, что этот самолет сбили военные Украины. Заметьте — я не пишу, что его сбили военные Украины. Я пишу лишь о том, что даже если это (вдруг, внезапно, гипотетически) окажутся они, ЕС этого никогда не признает. Просто потому, что это никак невозможно. Это политика.

Так давайте уже забудем о том, что исходя из политических причин истину мы всё равно не узнаем, и попробуем сосредоточиться на странностях в обоих докладах. Тем более что их основное содержание уже везде подробно освещено.

Итак, главный недостаток доклада концерна «Алмаз-Антей» (кроме, конечно, ужасного визуального оформления презентации — всех этих градиентов в заголовках окон, шрифтов с окантовками и прочей безвкусицы двадцатилетней давности, извините), так вот, главный недостаток доклада производителей «Буков» состоял в том, что они всеми силами попытались опровергнуть версию, которую никто и нигде никогда не высказывал официально. То есть версию о пуске ракеты из района поселка Снежное.

Расхожая версия о том, что самолет сбили именно оттуда, исходит из разных источников, но авторитетность их примерно равна. Тут и журналист Сергей Пархоменко, неожиданно обнаруживший в себе талант тригонометра, и знаменитые блогеры-расследователи Billingcat (которые однажды провели анализ предоставленных русским Министерством обороны снимков и были за этот анализ подняты на смех довольно большим количеством специалистов по цифровым изображениям), и даже Киевский НИИ судебных экспертиз (тот самый, которому понадобились почти 2 года для того, чтобы определить, что по протестующим на майдане стреляли из окон гостиницы «Украина»).

Совет безопасности Нидерландов эти источники, увы, игнорирует. И в его резюме никаких конкретных выводов о том, откуда именно была пущена ракета, не содержится. А никаких экспериментальных доказательств того, что ракета была выпущена из района Зарощенского, концерн не привел.

Впрочем, есть что спросить и авторов доклада из Нидерландов. Скажем, в документе не утверждается, откуда именно была запущена роковая ракета, но очерчиваются вероятные районы. Самый большой — район, указываемый самими авторами доклада. 320 кв. км. Село Зарощенское (откуда, как считает «Алмаз-Антей», была выпущена ракета) в этот район не входит. Зато туда входят два других, меньших района запуска, рассчитанных «Алмаз-Антеем» по данным, предоставленным Советом безопасности Нидерландов.

И совсем крохотный (точно покрывающий Снежное) — рассчитанный НИИ судебных экспертиз Киева, о котором я уже писал выше.

Но вот что интересно. В дополнении B к докладу (стр. 16) говорится о том, что «Алмаз-Антей» рассчитал для голландцев не два, а три возможных района запуска! А сами голландцы там же, в дополнении (не в основном тексте!) поясняют, что третий район они исключили, потому что он никак не подходит под их данные. Но два-то района они включили! Несмотря на то что под их данные (конкретный тип ракеты, который они определили по следам краски (!)) подходит только один из этих районов.

Не в том ли причина, что два района из трех не содержат Зарощенского, а третий — содержит его?

Я, как говорит Юлия Леонидовна Латынина, не ракетчик. Я ничего во всем этом не понимаю. Но я вижу маленькие передергивания и с той и с другой стороны. А маленькое передергивание всегда порождает маленькое недоверие. А маленькое недоверие всегда порождает большое неверие.

С одной стороны, у голландцев есть все сведения о повреждениях самолета, а «Алмаз-Антей» говорит, что доступа к ним не имел, а фотографии оставляют желать лучшего. С другой стороны, все сведения о боеголовках и поведении ракет у «Алмаз-Антея» (потому что они их производят), и какую именно информацию об этом они предоставили голландцам, решали они.

Весь мир ждал опубликования доклада Нидерландов. И не узнал из него ничего нового. Концерт «Алмаз-Антей» героически хотел перебить доклад Нидерландов, опубликовав свой в тот же день, но пораньше, — и тоже не сказал ничего нового. Ну то есть деталей, разумеется, много. Но главного — а именно: кто? — мы не знаем.

Мы явственно видим, что все темнят. А раз темнят, то, значит, никто ни в чем не уверен. А раз никто ни в чем не уверен, то правды мы, видимо, никогда не узнаем, причем по причинам уже не политическим, а по техническим.

И даже если однажды пред нами явится человек, который скажет: это я запустил ту ракету — мы и ему вряд ли поверим. Потребуем доказательств.

А доказательств не будет. 

Комментарии
Прямой эфир