Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Имама заподозрили в вербовке прихожан в ИГИЛ

Более 3 тыс. жителей Адыгеи подписались под обращением в Общественную палату с просьбой взять под контроль случаи агитации сторонниками ИГИЛ в мечетях
0
Имама заподозрили в вербовке прихожан в ИГИЛ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В пособничестве ИГИЛ впервые заподозрили не студента или школьника, у которых нет большого жизненного опыта, а духовного наставника. Это Юсуф Шеуджен, который до недавнего времени был имамом мечети в Адыгее, а сейчас покинул страну, выехав в Турцию. 3,4 тыс. жителей города Адыгейск подписались под обращением в Общественную палату (ОП) РФ с просьбой взять под контроль ситуацию с Шеудженом (копия есть у «Известий»). По словам жителей, которые ранее обращались в Федеральную службу безопасности (ФСБ) и Министерство внутренних дел (МВД), во время проповедей Шеуджен склонял прихожан уезжать из России туда, где можно исповедовать «настоящий ислам». В результате семь семей вместе с маленькими детьми уехали к боевикам. Как рассказали в Совете муфтиев России, в дополнение к проверкам силовиков совет будет проводить внутренние расследования по каждому заявлению прихожан о ненадлежащем поведении имамов.

Одни из подписавших письмо в ОП — жители города Адыгейска Юрий и Майя Нехай. Они уверены, что их сын, 24-летний Мурат, вместе со своей женой и годовалой дочкой сейчас может находиться среди боевиков ИГИЛ. Виноват в этом, по утверждению родителей, Юсуф Шеуджен, который был назначен имамом городской мечети в 2012 году. С этого времени Мурат, регулярно ходивший в мечеть, стал «скрытным, замкнутым, поменялись его взгляды на ислам».

«Со временем он полностью перестал общаться с родственниками и друзьями, — сказано в обращении. — Супруга Мурата, Марианна, под его влиянием стала вести себя аналогично. Круг знакомства Мурата был строго ограничен. Это были такие же люди, как он, которые под влиянием имама Шеуджена Юсуфа стали вести себя так же. Нас сильно беспокоило то, что Мурат по отношению к нам полностью поменялся, перестал называть мать мамой… Со слов Мурата, имам Шеуджен Юсуф агитировал их в том, что Россия — не то государство, где надо жить и исповедовать нормальный ислам, и что надо уезжать за границу». 

В марте Юсуф Шеуджен был лишен должности имама, но он тут же создал свой молельный дом в соседнем поселке, куда стал звать молодежь. 

4 июля 2015 года Мурат с женой и дочкой «тайно покинули территорию Российской Федерации». «В настоящее время ФСБ России по Республике Адыгея занимается их поиском, но все попытки найти их не увенчались успехом», — говорится в обращении.

— За полгода семь семей уехали — как мы думаем, к боевикам. И вы знаете, уезжают именно нормальные ребята — не алкоголики, не наркоманы, не воры, не тунеядцы, — сказала Майя Нехай. — В двух семьях — по четверо детей, в двух — по одному ребенку. То есть всего увезли 10 детей.

Мурат сказал родителям, что едет в Сочи на три дня. Потом прислал сообщение, что он в Египте.

— Мы подключили и полицию, и Интерпол, и они пробили, что сын полетел в Турцию, его видели в турецком аэропорту, — говорит Майя Нехай. — Понимаете, он нам никогда не врал, поэтому мы поверили, когда он говорил про Сочи. 

Сейчас Мурат выходит в родителями на связь только с помощью SMS.

— Пишет: «Всё хорошо», «Не шумите», — говорит Майя Нехай. — Это лишнее доказательство, что этот имам с ними и заставляет такие вещи писать. Мой муж обращался в региональное управление ФСБ, там ему сказали, что Шеуджен выехал из России в Турцию.

Председатель комиссии по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом ОП РФ Елена Сутормина направила обращение на имя директора ФСБ Александра Бортникова с просьбой «взять дело имама под особый контроль». Это необходимо в том числе потому, что, по словам подписавшихся, «пропаганда принципов исламизма местными имамами и вербовка молодых жителей в террористические организации зачастую происходит при бездействии сотрудников УФСБ по республике Адыгея».

Всего, по словам Елены Суторминой, на «горячую линию» Общественной палаты по ИГИЛ, которая открылась 1 августа, обратилось 15 человек. Люди сообщают, что их близкие пропали и предположительно находятся в рядах боевиков. Некоторые родители говорят, что тревожатся за детей, которые пока дома, но могут попасть под влияние вербовщиков. 

— Также поступило предложение от психолога — девушки, которая хочет помочь этим семьям, — сказала Елена Сутормина. — Возможно, мы будет проводить тренинги или семинары для тех, кто нуждается в помощи.

Раньше в России не было известно о случаях, когда духовных наставников обвиняли бы в пособничестве ИГИЛ. Между тем за рубежом несколько имамов были задержаны в связи с аналогичным обвинением. Как сообщалось в феврале 2015 года, в Киргизии был задержан имам мечети города Кара-Суу. Его подозревают в пропаганде идей радикального ислама и вербовке людей в ряды ИГИЛ. В домах 22 его учеников найдены экстремистские материалы. В июле сообщалось, что был задержан имам грузинского села Джоколо Аюф Борчашвили. Его обвинили в том, что он активно участвовал в вербовке молодых мусульман и их отправке в Сирию для участия в боевых действиях на стороне ИГИЛ.

Первый заместитель председателя Совета муфтиев России Рушан хазрат Аббясов считает, что пока рано судить о вине имама.

По мнению Рушана Аббясова, случаи, когда имамы вербуют в ИГИЛ, невозможны в России, а если это все-таки произошло, то это событие исключительного, отнюдь не массового характера.

— Имамы имеют высшее религиозное образование и в отличие от некоторых других верующих, от «неукрепленной» молодежи могут отличить, что правильно с точки зрения ислама, а что нет, — сказал он. — Сегодня имамы, наоборот, борются с экстремистскими настроениями и говорят на проповедях, что ИГИЛ — террористическая организация, которая была создана не для распространения ислама, а для борьбы с исламом.

Он добавил, что прихожане, заметившие, что их имам совершает нарушения различного рода, могут сообщать об этом в духовные управления мусульман.

— По каждому такому сигналу проводится внутреннее расследование, — сказал Рушан Аббясов.

Директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин, напротив, считает, что такие случаи, как в Адыгее, могут повториться.

— Завербованные россияне — достаточно распространенное явление, счет идет на тысячи, — сказал он. — А если говорить об имамах, то можно посмотреть на опыт Русской православной церкви перед революцией. Многие ее представители приходили к радикальным взглядам, потому что традиционная религия уже не несла того заряда пассионарности, как за два века до этого. Я думаю, что имамы могут вербовать и вербоваться в ИГИЛ далеко не в единичных случаях.

Напомним, как в июне сообщил секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев, россиян, воюющих на стороне ИГИЛ, может быть уже больше 1 тыс.

Комментарии
Прямой эфир