Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Наверное, никто уже не ждал громких новостей о Сергее Полонском. Россия от него успела отвыкнуть, его прежние эскапады стали стираться из памяти народной, подзабылось даже, куда он посылал тех, у кого нет миллиарда.

Камбоджа, напротив, начала привыкать к кудрявому и пока еще состоятельному эксцентрику: живет себе и живет, деньги в бедную страну вкладывает, поди плохо? Дважды он оказывался в местной тюрьме и дважды выходил из нее. Запрос России на его экстрадицию прочно попал под сукно камбоджийских чиновников.

За это время Полонский оброс целой армией юристов, которые, видимо, составляли львиную долю его круга общения. И все же казалось, что история о нем навсегда распалась на две половинки, поселившиеся в разных мирах.

В одном мире — холодная Москва, обманутые дольщики «Кутузовской мили», уголовное дело на 5,7 млрд рублей, бесплодные хлопоты Следственного комитета.

В другом — индокитайский рай, теплое южное море, свежие морские гады, шикарные виллы и яхты, пьяный и сытый кураж богатого дауншифтера. Словом, воплощенная мечта Остапа Бендера, где «все ходят в белых штанах».

Но в один момент всё изменилось, и люди в белых штанах, лениво посматривавшие на инвестиционно-развлекательную деятельность беглого бизнесмена, вдруг встрепенулись, отправили вооруженный до зубов спецназ на захват его яхты (жаль, не дождались съемочной группы из Голливуда), и вот уже Полонский сидит в следственном изоляторе «Матросская тишина», а жена везет ему, еще одетому во все курортное, теплые вещи.

Два мира встретились, и теперь Полонский знает, что чувствовал изгнанный из рая Адам.

Сергей Полонский, как никто другой, воплотил в себе карнавальное, клоунское начало российской эпохи первоначального накопления, «дикого капитализма». Смеясь, Россия расстается со своим прошлым. Смеясь, Россия встречает Полонского.

Клоун жалок, но клоуна и жалко. Помимо естественного злорадства, Полонскому обеспечены и симпатии части публики. В самом деле, забавный парень, никому зла не желал, «не расстреливал несчастных по темницам». Всего лишь любит красивую жизнь — а кто ее не любит?

У нас ведь и Бендер — любимый народный герой. И обреченный, почти как Чапай. Чапаю не переплыть Урала, а Бендеру не миновать румынской границы. Полонскому почти удалось — но «почти» не считается.

Бедняга Полонский. Но из людей, сделавших состояние в пореформенной России, разве он один оказался жалок?

Разве не жалким был конец Березовского, удавившегося собственным шарфиком? «И я бы мог как шут…» — писал Пушкин. А Березовский — взял и сделал. И на месте шарфика мог вполне оказаться галстук, пожеванный другим шутом, Михаилом Саакашвили.

Разве не забавно выглядит Евгений Чичваркин? В России он возглавлял крупную торговую сеть. Как он проявил свой предпринимательский гений в Лондоне? Открыл винный магазин. Большой бизнес, нечего сказать. Зато исправно бегает на антироссийские демонстрации.

Тут уместно вспомнить и Константина Борового. Ныне он известен как политический вдовец Валерии Новодворской и оппозиционный маргинал, а ведь когда-то этот человек руководил биржей! Очень обидно проходит слава земная: сменилась эпоха, и куда-то вдруг пропали фарт, ум и талант.

А разве Михаил Ходорковский — персонаж не из того же ряда? Пусть он белый клоун, не рыжий, но его «политическая деятельность» в Швейцарии — это тоже цирк, с каждым новым заявлением собирающий всё меньше зрителей.

Случайное богатство уходит, нищета идей остается. Перечисленные тоже по-своему жалки, но их, признаться, не так жалко. Полонский отличается от них в лучшую сторону хотя бы тем, что не попытался конвертировать свои проблемы с законом в политический капитал. Но за специфические приемы ведения бизнеса ему всё же придется теперь ответить.

Однако экстрадиция Полонского — событие, значение которого выходит далеко за рамки судьбы конкретного человека и конкретного уголовного дела.

Камбоджа выдавать Полонского не хотела, а уж после сообщений о том, что ему удалось получить камбоджийский паспорт, надежда на его выдачу и вовсе была потеряна. Более того, между Россией и Камбоджей нет соглашения об экстрадиции. И уж совсем невероятной казалась выдача Полонского в текущей международной обстановке.

Вот уже больше года Россию пытаются изолировать, сделать изгоем. Душат санкциями, отказываются исполнять заключенные договоры. Россию загоняют в ситуацию абсолютного недоверия, абсолютной моральной неправоты. В этих условиях о выдаче людей, которых в России обвиняют в преступлениях, казалось бы, не могло быть и речи.

И вот именно сейчас власти Камбоджи делают то, что они отказывались делать еще до возникновения кризиса в отношениях России с Западом. И это происходит сразу же после визита Джона Керри в Сочи. Если и совпадение, то очень многозначительное.

Конечно, Камбоджа — не часть западного мира. Например, не Англия, из которой как не было выдачи, так, видимо, и не будет. Но и к странам, противостоящим американской гегемонии, Камбоджа тоже пока не относится. В этом смысле ее можно считать флюгером, более-менее объективно показывающим направление ветра.

Сейчас ветер начал меняться. Но Сергею Полонскому уже не поймать его в паруса своей яхты. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир