Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве, в офисе партии РПР-ПАРНАС, в присутствии множества журналистов (говорят, их было около сотни) был презентован доклад «Путин. Война».

Рассказывают, что идея этого доклада пришла в голову Борису Немцову. Он начал работу над ним в начале этого года, а после его убийства соратник политика Илья Яшин пообещал во что бы то ни стало эту работу закончить.

И вот доклад завершен.

Многие наблюдатели в преддверии презентации пребывали в ажиотаже. Еще бы, ведь, по одной из принятых у сторонников Немцова версий, политика могли убить именно из-за подготовки этого доклада. А друзья покойного говорили, что в их руках оказались черновики и заметки.

Надо ли говорить, что ожидали сенсаций — ведь просто так у нас возле Кремля не убивают.

Увы, ни единой сенсации не получилось. Практически всё, что опубликовано в этом докладе, было опубликовано раньше. Причем не абы где, а в самом что ни на есть широком медийном пространстве: доклад наполовину, если не больше, состоит из цитат с федеральных телеканалов, причем львиная доля этих цитат — цитаты президента Путина (!). Вот уж, казалось бы, «а мужики-то не знали».

Вторая половина доклада (не хронологически, разумеется, а в общем объеме) — это также опубликованные ранее в небольших СМИ и интернете истории, каждая из которых имеет довольно широкий и протяженный шлейф обсуждений.  

Никаких точек зрения, высказанных в этих обсуждениях, в докладе не приводится — истории подаются как факты, обсуждений не требующие. Но надо отдать должное авторам доклада — сами они эти факты интерпретировать не пытаются. Если про какого-то гражданина России, принимавшего участие в военных действиях в Донбассе, написано, что он был в отпуске или уволен — то так авторы и указывают.

Впрочем, этот отказ от самостоятельных интерпретаций не избавляет доклад от публицистических допущений. Все же экспертный доклад вряд ли может быть столь густо пересыпан наречиями типа «очевидно», «совершенно очевидно», «несомненно», «нет сомнений».

Сомнения все-таки есть.

Сомнения порождаются мелкими огрехами, в массе своей диалектически превращающимися в одно большое мелочное передергивание.

Владимир Соловьев у авторов доклада работает на «Маяке» (что неправда).

Президенту грозят Международным уголовным судом (участником которого Россия не является).

Крымские депутаты голосуют «под дулами автоматов, в отсутствие прессы». (Откуда тогда известно, что они голосовали под дулами? От самих депутатов? Приведите цитату.)

Экономическую часть доклада (то есть — сколько Россия теряет в деньгах от происходящего) вообще доверяют Сергею Алексашенко, одна из крайних экспертных статей которого называлась «Доллар за 100 рублей: что еще можно сделать для спасения экономики». Свой экспертный статус господин Алексашенко немедленно оправдывает (цитирую из доклада): «Очевидно, что выплата пенсий крымским пенсионерам будет осуществляться за счет уменьшения пенсий российских пенсионеров».

Разумеется, всё это доверия к содержанию доклада не увеличивает. Однако наиболее печальное впечатление производит тот единственный раздел, про который можно достоверно сказать: основан на материалах Бориса Немцова. В его основу положена известная рукописная записка Бориса Ефимовича о 17 убитых десантниках из Иваново (приведено ее факсимиле). Это было невольное завещание политика, тот самый до сих пор не опубликованный в прессе материал, потенциальная сенсация.

И авторы доклада, среди которых несколько талантливых и профессиональных репортеров, не смогли размотать из этой зацепки... вообще ничего. То есть весь раздел начинается с фразы «собеседники Немцова, со ссылкой на родственников солдат», а заканчивается фразой «сформулировал авторам доклада общую позицию родственников юрист».

Ни одной фамилии, ни одного номера части, ни одной истории — ничего. Общение через третьи руки не пойми кого не пойми с кем.

Конечно, намерения друзей и соратников Бориса Немцова вполне благородны — в условиях, когда рукотворный памятник их товарищу государство обеспечить не хочет, можно попытаться своими руками воздвигнуть памятник нерукотворный. Как сказал один из соавторов доклада, журналист Олег Кашин: «Участие в таких работах позволяет поддержать Бориса Немцова в этот трудный для него посмертный период».

Но, боюсь, выражение «трудный для него посмертный период» стало единственной сенсацией дня презентации. Памятника, к сожалению, не получилось.

Получился такой классический сборник статей — самый позорный и беспомощный жанр в современной публицистике, к которому прибегают лишь те, кому нечего больше сказать.

По-человечески это понятно. В Донбассе большинство из авторов доклада никогда не бывали, а если и бывали — то еще до войны. Но если даже те из авторов, которые воюющий Донбасс исколесили вдоль и поперек (а таковые есть), не могут добавить к изложенному ничего нового — то, значит, ничего нового попросту нет.

Совершенно непонятно, кого и в чем авторы доклада собираются убедить. Если тех, кто потребляет информацию не только из федерального телеэфира, — то они ничего нового не узнают. Они всё это уже читали и раньше. Если же тех, кто потребляет информацию только из федерального телеэфира, — то они тоже ничего нового не узнают. Потому что, несмотря на то что они раньше этого как бы (sic!) не видели, не слышали и не читали, они в душе верят, что это всё так и есть.

Но хранят это в тайне. Потому что им это нравится.

Помните, как удивлялся Главный Буржуин из гайдаровской сказки? Что же это за страна-то такая, где любой Мальчиш знает Военную Тайну и никому ее не рассказывает?!

Сто лет прошло — и ничего не изменилось.  

Комментарии
Прямой эфир