Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Школьники из Белгорода побывали на чемпионате по мотокроссу на «Игора Драйв»
Армия
Мотострелков группировки «Восток» наградили за подвиги при освобождении Новомихайловки
Мир
В США признали наличие твердой поддержки России со стороны Китая
Происшествия
Гладков сообщил о пожаре в храме в Белгородской области из-за падения дрона ВСУ
Мир
СМИ сообщили об ужесточении требования к ввозу домашних животных из России в ЕС
Происшествия
Четыре человека погибли в результате ДТП в Пензенской области
Армия
Военные РФ и Сирии приняли меры для отражения готовящихся террористами ударов
Мир
Kan узнала о приостановке переговоров между Израилем и ХАМАС
Мир
Французский генерал заявил о растерянности ВСУ из-за наступления ВС РФ
Общество
В Петербурге ликвидировали открытое горение в цехе с полиэтиленом
Мир
Захарова назвала визит Путина в Китай судьбоносным для всего мира событием
Происшествия
Беспилотник ВСУ упал на территорию НПЗ в Краснодарском крае
Спорт
Дацик показал «магический настрой» подготовки к бою с Тернером
Армия
Расчеты РСЗО «Град» уничтожили группу пехоты ВСУ на северском направлении
Мир
Шор объявил о запуске кампании против вступления Молдавии в Евросоюз
Экономика
В Китай из РФ отправился первый поезд экспортного сервиса «Мясной шаттл»
Общество
Синоптики пообещали москвичам ясную и теплую погоду без осадков 19 мая

Победа как скорость света

Писатель Александр Проханов – о том, как потрясает сознание мистерия, имя которой – «Бессмертный полк»
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Когда во время парада на Красную площадь вылетел десяток «тридцатичетверок», я едва удержался от слез. Когда рядом со мной на трибуне сел мальчик в пилотке с красной звездочкой, мне хотелось его поцеловать. Когда мимо, опираясь на палку, прошел согбенный ветеран, увешанный орденами великой войны, я испытал к нему благоговение и нежность. Когда с грохотом в тысячу барабанов прошли юные барабанщики, я ликовал.

Когда по Красной площади среди русских десантников и пехотинцев прошли «коробки» китайцев и индийцев, азербайджанцев и армян, казахов и киргизов, таджиков и монголов и ни одной «коробки» англосаксов, французов или немцев, я остро почувствовал, что мир разделен на Восток и на Запад, на воинствующую, отрицающую нас Европу и на могучую Азию, которая подставляет России плечо. Я вспомнил блоковское стихотворение «Скифы»:

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.

Когда по площади двинулись могучие «Искандеры» и грандиозные «Ярсы», фантастические танки «Армата», я, чувствуя трясение земли, понял, что на каждую угрозу, приступившую к России с запада, с юга и с севера, у нас найден ответ.

Когда в небе пошли самолеты, бесчисленные серии, серебряные гиганты, белые исполины, серые, как молниеносные вихри, истребители и штурмовики, я сказал себе: «Россия преодолела военно-стратегическое отставание и построила цивилизацию, в недрах которой она способна создавать бесподобные, не имеющие аналогов машины».

Я ощутил счастье, что, празднуя победу сорок пятого года, мы празднуем победу над сумрачными и, казалось, безысходными девяностыми. Государство российское преодолело поражение перестройки и немощь девяностых и вновь восстало в своем величии и неудержимом росте.

Это был военный парад, была политическая речь президента. Но это было богослужение тех, кто исповедует религию великой победы. Это чувствовали глубокие старики с пепельными лицами, на которых вдруг загорался румянец. Это чувствовали дети, с молитвенным обожанием взиравшие на силы небесные. Это чувствовал министр обороны Шойгу, который выехал из Спасских ворот в открытой машине и перед тем, как поехать на площадь, истово перекрестился. И красное знамя победы со звездой, серпом и молотом было хоругвью, которую пронесли не только сквозь копоть и грохот Рейхстага, но сквозь кошмар и тлен девяностых, когда эту хоругвь подвергли поруганию. Но Господь поругаем не бывает. Красное знамя победы пламенеет над миром.

Потрясла мистерия, имя которой — «Бессмертный полк». Миллион людей, идущих вал за валом с лицами, то мокрыми от слез, то восторженными и восхищенными. Любящие, верящие, соединенные друг с другом не корыстью, не земной заботой, а грандиозным религиозным порывом. Это шествие напоминало огромный крестный ход. Портреты фронтовиков, их бессчетные вереницы были похожи на драгоценные иконы, от которых исходило сияние. Эти фронтовики были здесь, на Тверской, шли через Манежную, поднимались на Красную площадь, стекали мимо храма Василия Блаженного к Москве-реке. Фронтовики, что били из «сорокапяток» по немецким танкам под Дубосеково. Что кидались в кровавые контратаки под Сталинградом, повторяя «За Волгой для нас земли нет». Что садились в «тридцатичетверки» и шли под Курской дугой на таран, вгрызаясь в фашистские «Тигры». Что штурмовали Мамаев курган, Сапун-гору, Саур-Могилу — три великих русских горы. Фронтовики, что форсировали Дон и Днепр, Вислу и Одер, гневно врывались в европейские столицы, топтали, секли мечом, душили руками громадную скользкую фашистскую гадину.

Эти фронтовики шли по Москве, обращаясь к нам, ныне живущим. «Вы — победители! Вы, тогда еще не рожденные, вместе с нами брали Берлин. Вас, еще не рожденных, заматывали в кровавые бинты в лазаретах. Вас, еще не рожденных, уже мучили в застенках гестапо. Вы, еще не рожденные, писали свои имена на колоннах Рейхстага. Вы, которых не было еще и в помине, курили самокрутки у стен Будапешта и Вены. Не смейте унывать и отчаиваться! Не смейте уныло брести по земле, опустив глаза долу! Мы и вы — великий народ, непобедимый и вечный. Нам вменено судьбой принимать на себя удары тьмы. Вставать навстречу этой тьме. Гнать эту тьму с земли, возвращать на землю свет. Ибо так устроены наши души. Так выглядят наши храмы. Так текут наши реки и дуют наши ветры. Так распорядился Господь, сотворив нас русскими.

Победа есть скорость света.

Комментарии
Прямой эфир