Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Представляю себе игру, в которой партнеры обмениваются ссылками наподобие подкидного дурака: вот тебе видео с митинга в Москве, где оратор призывает давить пятую колонну, — а вот тебе ссылка на страницу украинского депутата, где он призывает убивать русских детей, — а вот тебе колонка из русской газеты, где сказано, что украинцев как народа вообще не существует, — а вот тебе запись эфира телеканала, где видный деятель оппозиции говорит, что 85% населения России — генетический мусор... В игру эту играют, разумеется, в аду, потому что дурная бесконечность и есть ад.

Снова и снова перед нами выкладывают набор одних и тех же аргументов. Если бы не ужасная государственная пропаганда ненависти к «мифическим бандеровцам», Крым не собрал бы вещички и не съехал бы с хаты. Если бы не медийная поддержка крымской весны, не запросился бы на выход Донбасс. Если бы не российское телевидение, порошенковские танки быстренько задавили бы немногих недовольных и всё было бы шито-крыто. И так далее, и так далее, вплоть до того, что если бы не все та же самая пропаганда, «Боря» был бы жив, потому что, кто бы ни стоял за его убийством, ясно, что во всем виновата «атмосфера ненависти», созданная подконтрольными властям СМИ.

Характерный перекос в этой картине мира — в которой телевизор имеет влияние на судьбы мира, сопоставимое с тем, которое оказывает разве что Господь Бог, в которой телевыступление приравнивается к траншу МВФ, а новостной сюжет — к вылету авиадивизии, — прозрачно намекает на свое происхождение. А не телевизионщики ли нам всё это рассказывают? Точнее — бывшие телевизионщики? И не потому ли, что отчаянно хотят обратно, туда, в телевизор? Не только потому, что телегонорары побольше журнальных будут, — это даже, наверное, на втором месте, — но и потому что телик на амвоне их храма стоит, безусловно, выше любой газеты? Известно ведь, что каждый из них хвастается, будто забыл, как включать телевизор, и однако же каждый в курсе всего, что там показали, причем на всех каналах одновременно.

Так, вместо того чтобы анализировать объективную реальность — экономику, социум, политику, — обсуждают с пеной у рта, кто что сказал из других говорунов. И подмена предмета исследования позволяет нести любую чушь, любую самую фантастическую ерунду — так происходит в любой науке, так происходит и здесь.

Покончив с одной подменой, жадно, без аперитива переходят ко второй — смысл исторических событий выводят прямо из доморощенной психологии. Любому человеку, который хоть раз о чем-то подобном задумывался, вообще хоть раз задумывался, ясно, что прямого перехода от смысла поведения частного лица к смыслу поведения масс не существует. Грубо говоря, если вы читаете фразу о том, что такой-то президент-де напал на соседнюю страну, потому что он сумасшедший и мечтает о мировом господстве, то фундаментальная ложь не в первой, второй или третьей частях высказывания (хотя все они ложны). Ложь в том, что самой такой логики не существует в природе, а значит, перед нами идеология, причем страшнейшая из всех — та, которая сама себя за таковую не признает.

Значит, опять вместо того, чтобы анализировать объективную реальность — экономику, социум, политику, — исследуют психологию, причем психологию уровня «будь здоров с бабушкой Агафьей». Скоро, скоро дойдут и до гороскопов.

И опять двадцать пять: достаточно объявить голого короля одетым, отсутствие метода — методом, отсутствие логики — единственно правильной логикой, отсутствие анализа — серьезной аналитикой («важный текст», — пишут обычно в таких случаях), — как волшебным образом оказывается, что можно говорить любую чушь и любую самую сказочную ересь. Кто захочет проверить? Да и как можно верифицировать? Кто захочет обсуждать критерии? Кто поспорит? Как можно спорить с тем, в чем вообще нет смысла, с утверждением, в самой, для умников, имплицитной основе которого противоречие сидит на противоречии и противоречием погоняет?

Можно с видом, полным достоинства, рассуждать о том, что кто-то смертельно боится киевского майдана, потому что Украина может показать россиянам пример хорошей жизни. Можно с полной ужаса интонацией докладывать о голоде, а заодно и о поголовной мобилизации в России. Можно с видом знатока рассуждать о том, что реальный уровень поддержки президента около 5% и поэтому ему нужно держать население в страхе. Можно с пафосом рассказывать, что покойный, мир его праху, Борис Немцов был очень серьезным политиком и самым главным конкурентом действующего президента, даже — единственным конкурентом действующего президента.

Всё что угодно, дорогие, всё что угодно.

А тем временем одни люди собирают деньги для принадлежащего олигарху телеканала, чтобы там сняли телесериал про то, как в результате честных выборов к власти приходит Навальный (каково?), а другие — для Захара Прилепина, чтобы тот отвез на Донбасс лекарства. Разница между реальным и, для умников, виртуальным прозрачна как никогда.

Комментарии
Прямой эфир