Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

История с так и не появившимся над Москвой «Оком Саурона» — смешная и вместе с тем несколько пугающая — иллюстрирует несколько вещей, о которых в других контекстах говорить становится всё сложнее и сложнее. А тут — эльфы, орки — отчего не поговорить.

Итак, на экраны выходит последний фильм трилогии по «Хоббиту» — для кого-то это вовсе никакое не событие, а для кого-то — конец эпохи. Первый фильм Питера Джексона по Толкиену вышел на экраны в 2001 году. С тех пор прошло 13 лет, вышло шесть фильмов, дети, которые тогда впервые узнали об эльфах и орках, теперь, может быть, сами ведут в кино своих детей, мир изменился и тени удлинились, но больше фильмов по Толкиену не будет. Если, конечно, Джексон не возьмется экранизировать «Сильмариллион», но такую экранизацию крайне трудно себе представить.

Ничего удивительного, что рядовым эльфам и гномам хочется отметить такое событие — отметить желательно зрелищно и красиво, да еще так, чтобы всем было видно. Что же может быть более зрелищного и более смешного, чем «Око Саурона» над башнями «Москва-Сити»? До этого момента всё просто и понятно; с этого момента — начинаются вопросы, характеризующие мир, в котором мы живем.

С одной стороны, а правда ли, что столь мощная и недешевая акция — не более чем частная фанатская инициатива? Нет ли тут следов творческого подхода к черному пиару «англичанки», которая спит и видит, как бы подгадить? Империей зла, то есть Мордором, нашу страну еще в 1983 году назвал Рейган, и эффект от того пиар-хода трудно переоценить. Картинка с дьявольским глазом над Москвой, показанная по всем мировым телеканалам, — это как, шутка, над которой, пожалуй, все бы посмеялись? Или элемент какого-нибудь, простите, эн-эл-пи? Бред? Но пример Украины показывает, что ни один бред не достаточно бредов, чтобы не оказаться реальностью. И почему никому не пришло в голову устроить аналогичную шутку над одним из небоскребов в Нью-Йорке? Наконец, если честные фанаты никакие не агенты Госдепа, то почему им не пришло в голову, что за агентов Госдепа их непременно примут? В доме повешенного не говорят о веревке — в стране, которую изо всех сил правдами, а по большей части неправдами ее «партнеры» стараются демонизировать, как минимум неосторожно включать инсталляцию Темного Владыки, хоть это, разумеется, не более чем инсталляция.

С другой стороны, действительно ли есть основания с такой звериной серьезностью относиться к неудавшейся шутке? Нужно ли вообще запрещать несмешные шутки? Не лучше ли ответить на неудачную шутку — удачной, а на неуместную инсталляцию — уместной? Отправить с Красной площади гигантскую голограмму Гендальфа, чтобы погасить Око, как вариант? Впрочем, Гендальф, ввиду того что его играет артист-гей, теперь тоже фигура неоднозначная... В обществе, часть которого хватает кондратий при одном звуке слова «запрет» — после череды запретов, каждый из которых, пожалуй, имеет под собой рациональную основу, но сама тенденция явно перевесила в последние годы любые другие типы законодательных инициатив, чего греха таить, — нужно ли дразнить зверя еще одним запретом? Зверь этот, конечно, хомячок, но разве не понятно, что хомячок снова забьется в истерике? Мы так любим выражение «асимметричный ответ», но почему же из раза в раз наши ответы в культурной политике и в плоскости паблик-рилейшенз столь грубо симметричны?

Серьезность, с которой разные стороны восприняли этот объективно анекдотический случай, как раз и беспокоит более всего. Есть время для серьезности и поводы для бескомпромиссных позиций. Но правда ли, что мы теперь должны к каждому частному моменту общественной жизни относиться как к эпизоду великой борьбы Добра со Злом? Не чувствуете ли вы, как по ходу нашего бега пространство вокруг все сужается, всё меньше становится места для маневра и меньше времени для оценки событий с разных сторон, для попыток понять логику оппонента, для смеха, наконец? И что этот сужающийся коридор ведет нас, как бедных украинцев, к логике гражданской войны? Я ни в коем случае не вангую, для гражданской войны у нас нет предпосылок. И все-таки ничего хорошего в этой логике нет.

Оно, конечно, бывают политические анекдоты, но иногда банан — это просто банан. И когда против ролевиков-толкиенистов, Арагорнов и Галадриэлей, выступает православный активист Энтео, это, друзья мои, смешно просто само по себе, без всякого политического смысла. А всё остальное — баня, о которой мы, будто завшивленные, не можем перестать говорить.

Комментарии
Прямой эфир