Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Возможность дистанционного отключения крымских cетей сохраняется»

Гендиректор ОАО «Воентелеком» Александр Давыдов — о том, почему военные в Крыму не боятся остаться «вне зоны доступа»
0
«Возможность дистанционного отключения крымских cетей сохраняется»
Фото: voentelecom.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

26 сентября «Укртелеком» отключил Севастополь от связи, произведя попытку дистанционного вывода оборудования из строя. Учитывая, что крупнейший украинский оператор продолжает работать на остальной территории Крымского полуострова, специалисты прогнозируют повторение возможных провокаций в будущем. Александр Давыдов, гендиректор ОАО «Воентелеком», подведомственного Минобороны России, рассказал корреспонденту «Известий» о скрытых возможностях импортного оборудования, военной связи полуострова и украинских хакерах.

— Александр Евгеньевич, какие риски выявили специалисты «Воентелекома», исследуя связь, в частности военную, полуострова Крым после его присоединения к России?

— Мы приступили к аудиту связи в начале весны, сразу же после референдума в Крыму. Уже тогда стало понятно, что есть вполне реальная угроза отключения крымских сетей с украинской стороны. Поэтому специалисты «Воентелекома» взялись за создание автономной линии связи, которая бы нивелировала подобные риски. Как и любая другая, эта линия, конечно, не лишена недостатков. Но, поскольку она не привязана к сетям «Укртелекома» и других украинских операторов, риски сведены к минимуму.

— В какие сроки удалось реализовать проект полного оснащения полуострова военной связью с нуля?

— Это был беспрецедентный случай — развернулись мы меньше чем за месяц. За это время наши специалисты — несколько десятков человек, без привлечения подрядчиков —  освоили расстояние от Севастополя до материковой части страны, где вышли на сети российских операторов. Обеспечено подключение всех крупных агломераций. Обследование и проектирование радиотрассы выполнил 17-й центральный проектный институт связи. Линия начала функционировать в мае, и до сих пор у нас не было ни единого сбоя.

— Как физически выглядит линия связи между материком и полуостровом?

— Это широкополосная радиосвязь, которая развернута с помощью различных инфраструктурных сооружений. Базовые станции устанавливаются в тех местах, где это возможно физически и где обеспечивается наиболее качественный сигнал.

— Вы говорите о сети, построенной на радиоканалах. А проходит ли кабель между материком и полуостровом?

— Кабель между материком и полуостровом был проложен «Ростелекомом». Он может быть использован и нами. Однако в любом случае мы обязаны иметь резерв — совместно с Главным управлением связи Вооруженных сил мы детально проработали такую возможность. У нас готовы технические решения и порядок реализации проекта.

— По информации правительства Севастополя, кабельные канализации города никому не принадлежат, в том числе «Укртелеком» не имел документов на эту собственность. Как обстоят дела с бывшей украинской военной связью на полуострове?

— Вопрос принадлежности кабельной канализации — в первую очередь юридический, и изначально он не влияет на то, как оказываются услуги связи. Но без оформления правоустанавливающих документов на имущество, задействованное в процессе эксплуатации сети, предоставлять услуги нелегитимно. К тому же становится непонятным, кто будет нести ответственность, если, например, злоумышленник попадет в канализацию и повредит там кабели. Такое положение вещей недопустимо.

Военная связь Украины опиралась на сетевую инфраструктуру «Укртелекома». Когда Крым принадлежал Украине, мониторинг и управление оборудованием производились непосредственно из Киева. Эти [технические] возможности, естественно, сохранились после присоединения Крыма [к России]. Получалось, что воздействовать на сети крымских операторов могла не только Украина, но и зарубежные страны, которые являлись поставщиками телекоммуникационного оборудования. Использовать сети украинских операторов российской армией было бы безответственно, поэтому мы решили создать независимую инфраструктуру военной связи.

— Российские компании «Севтелеком» и «Крымтелеком», заменившие «Укртелеком» в гражданском секторе, используют отечественное или зарубежное оборудование?

— Все гражданские операторы работают пока исключительно на зарубежном оборудовании. Мы при строительстве сети в Крыму использовали отечественные образцы. Военные телекоммуникации связаны, в первую очередь, не с войнами цен и предложений на рынке, а с безопасностью государства. Оборудование, установленное в Крыму, произведено в России, имеет необходимый функционал, существенно снижающий возможности противника по радиоподавлению и проведению хакерских атак.

Важно и то, что мы впервые сумели добиться беспрецедентной экономии в части ценообразования. Производимые нами станции обходятся дешевле поставлявшихся ранее аналогов. Они позволили обеспечить связью без малого 700 км всего 15 магистральными пролетами при скоростях в сотни мегабит. С учетом ответвлений от магистрали 32 пролета сети покрывают все крупные города полуострова.

— Чего можно ожидать от «Укртелекома», продолжающего оказывать услуги в Крыму?

— Сложно прогнозировать. Как поведет себя [украинская] частная компания «Укртелеком» и менее значимые операторы, определят их собственники или те, кто за ними стоит. Техническая возможность дистанционного отключения [гражданских] сетей сохраняется. Даже если предположить, что российская сторона станет юридическим собственником оборудования, это не исключит потенциальных диверсий, сродни той, что произошла в Севастополе.

— Сможет ли «Воентелеком» в случае очередных провокаций со стороны Украины обеспечить связь гражданского населения Крыма?

— Да, сможет. Конечно, при строительстве сети мы ориентировались в основном на потребности военных и закладывали соответствующую емкость с некоторой избыточностью. Но принципиально у нас есть возможность обеспечить население и местные организации устойчивой связью. Это займет какое-то время, но необходимый минимум гарантированно будет обеспечен.

— Нет ли планов переключить обслуживание социально значимых объектов полуострова на сети «Воентелекома»?

— Частично кое-что уже делается. Хотя «Воентелеком» и специализированный оператор, обслуживающий в основном военных, мы уже подключили всех, кто изъявил желание. Это не вопрос бизнеса — мы на этом ничего не зарабатываем. Это вопрос ответственности, которую несет наше государство в целом и Минобороны в частности перед своими гражданами.

Комментарии
Прямой эфир