Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Первое дело «Оборонсервиса» дошло до ЕСПЧ

В Страсбург подана жалоба на незаконное преследование Дмитрия Митяева, с ареста которого начиналось громкое дело о хищениях в Минобороны
0
Первое дело «Оборонсервиса» дошло до ЕСПЧ
Фото: ИТАР-ТАСС
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дело Дмитрия Митяева, первого осужденного по громкому делу «Оборонсервиса», дошло до Европейского суда по правам человека. Об этом «Известиям» сообщил адвокат Митяева Илларион Васильев. Сам Митяев в июле прошлого года приговорен к 2 годам и 8 месяцам тюремного заключения за мошенничество и отбывает сейчас срок в ИК-6 Кировской области.

Как следует из жалобы Митяева в ЕСПЧ (есть у «Известий»), при рассмотрении его дела были нарушены несколько пунктов конвенции: право на справедливое судебное разбирательство, право на уважение личной жизни и невмешательство со стороны публичных властей, право на защиту и право на неиспользование доказательств, полученных в результате провокации со стороны правоохранительных органов.

Интересно, что разработку и задержание Митяева проводили сотрудники отдела «Б» ГУЭБиПК МВД России, большая часть которых арестованы и обвиняются сейчас в массовых фабрикациях уголовных дел коррупционной направленности.

Дмитрий Митяев был руководителем юридической службы в ООО «МИРА», через которую распродавалось имущество «Оборонсервиса». В компанию он устроился в апреле 2012 года по объявлению, пройдя собеседование. В фирме Митяев проработал полгода.

По версии следствия, Дмитрий Митяев, вступив в сговор с Николаем Любутовым, (экс-начальником отдела продаж ООО «Правовой центр «Эксперт», потом эту фирму переименовали в ООО «МИРА», где и трудился Митяев. — «Известия»), в октябре 2012 года обещал бизнесмену Михаилу Пашкину за 3 млн рублей «ускорить» изготовление директивы министра обороны Анатолия Сердюкова и организовать победу его фирмы на электронном аукционе по продаже здания Щелковского комбината бытового обслуживания (КБО).

Сам Митяев с бизнесменом Пашкиным знаком не был, а в роли посредника выступал Любутов. Все встречи и контакты Любутова и Пашкина проходили под контролем оперативников ГУЭБиПК. А передача денег называлась «оперативным экспериментом», в котором бизнесмен Пашкин участвовал как заявитель на добровольной основе.

— Потом выяснилось, что и Пашкин, и Любутов были полицейскими агентами и заключали соглашение о сотрудничестве, — говорит адвокат Митяева Илларион Васильев. — Это была классическая полицейская провокация, ЕСПЧ уже не раз штрафовал Россию (дело Ваньяна против РФ) и другие страны (дело Ташейро де Кастро против Португалии) за подобные «расследования». А иначе возникает простой вопрос: почему уголовное дело не возбудили сразу же, как только Пашкин сообщил, что у него вымогают деньги? Или хотя бы возбудили дело, когда взяли Любутова — но нет. Дело возбудили только через сутки после ареста самого Митяева, о том же, что он вообще задержан, жена узнала после того, как подала официальное заявление на Петровку об его исчезновении.

По словам адвокатов, к самому Митяеву сутки не пускали защитника, а до этого у него незаконно прослушивали телефон.

— Есть видео, на которых Митяев несколько раз отказывается от взятки, однако несмотря на это, 1,5 млн рублей Любутов запихнул ему прямо в сумку в машине, где они разговаривали, — рассказывает родственник Митяева Олег Любушкин. — Потом судья написала в приговоре, что Митяев «как-то уж очень слабо отказывается от взятки». А ведь по европейской конвенции считается, что провокация начинается уже после первого отказа — человека нельзя уговаривать брать деньги, такого мнения придерживаются судьи ЕСПЧ.

По словам Любушкина, само уголовное преследование Митяева было обусловлено соревнованием между силовыми ведомствами, кто больше и быстрее соберет компромата на Сердюкова и его протеже Васильеву.

Дмитрий Митяев, работавший юристом в ООО «МИРА» и оформлявший сделки по продаже имущества «Оборонсервиса», показался полицейским выгодным свидетелем, к тому же его поначалу считали «племянником Сердюкова». Поэтому, полагают его защитники, Митяева и пристегнули к делу.

Задержание Митяева дало полицейским возможность провести обыски в ООО «МИРА». Затем силовики попытались заставить самого Митяева дать взятку кому-нибудь из чиновников Минобороны. Но оказалось, что у того были лишь шапочные знакомства в военном ведомстве, и вскоре он стал бесполезен для следствия. В итоге дело в отношении Митяева было выделено в отдельное производство.

Показания на Евгению Васильеву и Анатолия Сердюкова Митяев дал еще осенью 2012 года, однако хода им тогда не дали, говорит источник, близкий к расследованию дела «Оборонсервиса», а после амнистии Сердюкова они вообще стали никому не нужны.

Оперативную разработку Митяева вели сотрудники того самого отдела «Б» ГУЭБиПК, часть из которых сейчас во главе с экс-начальником ведомства Денисом Сугробовым и его замом генералом Борисом Колесниковым оказались за решеткой по обвинению в массовой фабрикации уголовных дел. Всего по этому делу арестовано 15 человек — их обвиняют в организации преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК РФ), — среди которых четверо гражданских штатных провокаторов.

— Мы написали жалобу в СКР на этих сотрудников, как и остальные потерпевшие, — рассказывает Любушкин. — Но, к сожалению, Дмитрию уже вынесли приговор, и это дает полицейским алиби, потому что суд на тот момент согласился с позицией обвинения. И вряд ли СКР будет заниматься нашей жалобой. Однако если мы добьемся отмены приговора, то непременно сделаем всё, чтобы наша история также стала отдельным эпизодом в деле о провокациях сотрудников ГУЭБиПК.

Георгий Антонов, адвокат арестованного экс-замруководителя ГУЭБиПК Бориса Колесникова, говорит, что никому из обвиняемых эпизод с провокацией Митяева не предъявляли.

— Сейчас со всех колоний пишут, устраивают ритуальные пляски на крышке гроба одного из самых эффективных подразделений МВД, коррупционерам же выгодно теперь всё валить на офицеров МВД и называть их преступниками, — замечает Антонов.

Генерал-лейтенант МВД в отставке Александр Гуров считает, что каждое заявление о неправомерных действиях сотрудников полиции всегда должно тщательно проверяться.

— Я не стараюсь никого обелить, но не исключено, что теперь некоторые из фигурантов громких уголовных дел, которые вели арестованные сотрудники ГУЭБиПК, пытаются, пользуясь сложившейся ситуацией, переиграть ее в свою пользу, — говорит он. — Поэтому при рассмотрении таких заявлений следователям надо быть внимательными, чтобы не попасться на эту удочку.

Впрочем, по мнению адвоката Александра Островского, жалобы эти вряд ли случайны.

— По статистике ЕСПЧ, жалобы из России на пытки и провокации со стороны полицейских, так же как и нарушение права на справедливое судебное разбирательство, все последние годы остаются одними из самых массовых в Евросуде, — констатирует Островский.

Комментарии
Прямой эфир