Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Захарова назвала недружественным шагом отказ Чехии признавать паспорта РФ
Мир
В США назвали ковид Байдена прикрытием для снятия с президентской гонки
Политика
Путин назначил главой экспертного управления президента РФ Агафонова
Мир
КНДР и РФ подтвердили важность взаимодействия в военной сфере
Мир
СМИ заявили об уверенности демократов в выходе Байдена из президентской гонки
Мир
В США намерены внимательно наблюдать за решениями РФ по вопросам РСМД
Общество
Москвичей предупредили о сильном дожде с грозой в пятницу
Экономика
Госдума 23 июля рассмотрит законопроект о реестре грузоперевозчиков
Мир
Лесной пожар в турецком Измире добрался до населенных пунктов
Происшествия
Врио губернатора Курской области сообщил об уничтожении еще четырех дронов ВСУ
Общество
В Госдуме предложили обязать ФНС передавать в ФСБ данные о гражданах
Происшествия
Врио губернатора Курской области сообщил об уничтожении семи БПЛА над регионом
Мир
В Словакии напали на не поддержавшего антироссийскую резолюцию депутата
Мир
Шольц отклонил просьбу Зеленского сбивать ракеты РФ над Украиной
Армия
Сальдо сообщил о потере ВСУ до 5 тыс. бойцов при попытках форсировать Днепр
Мир
Лидер французской партии назвал позором переизбрание фон дер Ляйен
Мир
Суд на Украине продлил Коломойскому содержание под стражей до 2 сентября
Мир
Депутата от Румынии вывели с заседания ЕП в наморднике

«Не могу же я ради ролей не рожать детей»

Актриса Олеся Железняк — о том, как правильно сочетать театр, кино и семейную жизнь
0
«Не могу же я ради ролей не рожать детей»
Фото предоставлено пресс-службой театра «Ленком».
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С москвичкой Олесей Железняк корреспондент «Известий» встретился в Петербурге, во время гастролей театра «Ленком». Она сыграла главную роль в спектакле «Пять вечеров» по пьесе Александра Володина. Поклонники комедийного сериала «Сваты», где занята Железняк, поразились перевоплощению актрисы, чьи героини, как правило, нелепые и смешные. Удивил и тот факт, что Олеся приехала с грудным младенцем, недавно появившимся на свет Фомой, а дома в Москве у нее еще трое маленьких детей.

 Говорят: «Олеся Железняк все время в декрете».

— Да, говорят. На самом деле это неправда. Никогда не беру декретный отпуск. Я такая мама: играю, родила и опять играю. Меня постоянно спрашивают: «Как ты успела четверых родить?!» 

— У вас, наверное, несколько нянь?

— Ни одной. Как справляюсь? Может, мне помогает Господь Бог. Помогает моя свекровь Марина Михайловна, она мне как мама (уже нет моих родителей). У меня самый лучший муж на свете. Он тоже артист (Спартак Сумченко. — «Известия»). Благодаря ему я и продолжаю быть артисткой. Спасибо театру, что в меня верят, ждут.«Не могу же я ради ролей не рожать детей»

 Четыре спектакля в репертуаре «Ленкома» да еще девять антреприз, с которыми вы ездите по России. Просто невероятно.

— Видите, работы хватает. Сейчас вот только не снимаюсь, трудно было бы совмещать съемки с малышом. Многое мимо меня проходит? Но много и остается. Я считаю: что мое — то будет моим. Я же не могу ради ролей не рожать детей.

 Не боитесь потерять форму?

— Форму теряю периодически. Потом возвращаюсь. Спортом, правда, не занимаюсь. Мне стыдно, но у меня нет силы воли. Обещаю мужу: «Вот когда перестану кормить малыша, обязательно пойду в спортзал». «Ты мне каждый раз так говоришь», — напоминает Спартак. Нокогда мне заниматься? Столько дел и столько поездок! Я перед спектаклем полдня с сыном английский делаю, сама ничего там не понимаю, словарь беру. Рядом Прохор, Агаша: «Мам! Мам!»

В театре я занята не только в спектаклях Марка Захарова. И с другими режиссерами работаю — Шамиров, Морфов, Самгин, Коняев, Прикотенко. Хотя всё время сомневаюсь в себе: какая я колода, после родов не в форме, вся ужасная, наверное, уже не артистка. Просто домохозяйка, мать. Мою пол и думаю: что мне из себя изображать, кого играть? Прошу мужа включить компьютер и дать мне посмотреть, что пишут зрители в интернете обо мне. Почитаю и прямо воскресну: неплохая артистка, значит! «Не могу же я ради ролей не рожать детей»

 Расскажите про своих детей.

— У нас три сына и дочка. Савелию 10 лет, Агафье — 7, Прохору — 3 года, Фоме — 4 месяца.

 Дочка Абдулова выходит на сцену. А ваши дети заняты в спектаклях?

— Я бы не хотела, чтобы они рано начинали. Мне кажется, это испытание не по силам для детской психики. Они тогда такие «артисты-артисты», обрастают приспособлениями, «знают», как надо играть, теряется самобытность. Такая взрослая жизнь часто портит детей.

Вот сейчас Савелий говорит мне: «Дети снимаются в кино, деньги получают за это. Я тоже хочу». Однажды он выучил стихотворение к новогоднему празднику, но когда до дела дошло, то застеснялся, не вымолвил ни слова и ушел. Расстроился из-за этого. «Сейчас твоя работа — это учеба, — говорю ему. — Захочешь быть артистом, потом выучишься, посмотрим, как пойдет».

— Наконец у вас появилась возможность сыграть неожиданную для себя роль.

— Очень была рада, когда позвали в спектакль «Пять вечеров». Роль Тамары — подарок для актрисы. Спасибо петербургскому режиссеру Андрею Прикотенко, что поверил в меня. После этой работы он предложил мне сыграть в его новом ленкомовском спектакле «Дона Флор и два ее мужа». Сначала меня распределили там на роль учительницы, а теперь дали другую — матери главной героини, вдовы Розилды.

— Что педагоги в ГИТИСе говорили вам про амплуа? Какие роли давали играть?

— Что только я не играла — хроники Шекспира, трагическую роль Жанны д'Арк, Геллу в «Мастере и Маргарите», даже Счастливцева в «Лесе» Островского. Говорили, что я характерная актриса. И такое мнение было: «А я вижу в вас лирическую героиню».

 Вы мечтали работать именно в «Ленкоме»?

— Никогда. Я вообще не мечтала в детстве о том, чтобы стать артисткой. Когда не поступила в Щукинское, повторила попытку с поступлением в ГИТИС. Педагогам, видимо, непонятно было, что со мной делать. К Захарову на актерско-режиссерский курс попала случайно. Мне казалось, если меня не взяли с первого раза, то всё. Зачем ломиться в двери, которые для тебя закрыты? Нет — значит, нет. А Марк Анатольевич принял меня. Интересно, что сейчас мне часто говорят: «Вы, наверное, «Щуку» закончили? Такая щукинская артистка!».

Во время учебы я почувствовала, что мастер во мне сомневается. Захотелось доказать, и я играла много-много, у разных режиссеров, как сумасшедшая. У нас был хороший курс, мы мечтали о своем театре. И вдруг Марк Анатольевич говорит, что мне надо сыграть в «Ленкоме». Театр казался мне огромным заводом, там всё так сложно, там другие законы, не такие, как в институте, где тебя все любят.

Сначала танцевала в «Женитьбе Фигаро» и в «Юноне» и «Авось», участвовала в «Королевских играх» и «Варваре и еретике». На четвертом курсе меня заняли в «Мистификации» — выпадала воробьем откуда-то. Потом ввели в «Жестокие игры», где до меня главную роль играла Татьяна Догилева. Премии получила. На следующий год дали главную роль в «Укрощении укротителей».«Не могу же я ради ролей не рожать детей»

 Известность пришла к вам после сериала «Сваты»?

— Честно скажу, я даже не знаю, пришла ли она. Я живу такой жизнью: семья, дети, и еще есть работа. Главное — соблюдать правильный, разумный баланс: всех распределить дома и успеть на репетицию или спектакль. «Сватам» я благодарна. У нас была прекрасная компания, мы с удовольствием снимались. Сериал легкий, веселый. Но я надеюсь на серьезные работы в кино.

Как-то разговаривала с одной народной артисткой и сказала ей об этом. В ответ услышала: «Да ладно, тебя и так все знают. Ты же медийная!» При чем здесь «медийность»? Мне для себя надо, хочется с хорошими режиссерами поработать. Вот в театре у меня есть разные роли. Вообще, я считаю себя более театральной актрисой. Кино мимо меня идет, я в стороне.

Недавно я проходила кастинг в кино. Думаю, что меня не возьмут (и зря не возьмут!). Пробы я не люблю, плохо их прохожу, честно говоря. Надо что-то доказывать. Сразу теряюсь. Рассказала мужу, что пробовалась на майора полиции. Он хохотнул. А мне кажется, что я могла бы сыграть эту роль, уйти от себя, от стереотипов. 

 Кого вы озвучили в мультфильме «Попугай Club»?

— Обезьяну! Мне понравилась такая работа, я впервые этим занималась. Было весело. А еще меня хвалили на озвучании: говорили, какой у меня голос чудесный, и какая я прекрасная. Нечасто хвалят мой голос, обычно говорят, что он хриплый.

Мультик долго снимался, но еще не вышел. Помню, я начинала озвучивать, когда была беременна Прохором, третьим, потом было затишье, а заканчивала, когда уже ждала четвертого, Фому.

 Многие думают, что вы с Украины — такой колоритный у вас говор в «Сватах».

— Мама с папой с Украины, в Москву они приехали в 1950-е годы, когда папа служил. Мы с сестрами родились в Москве. Всё детство проводили летние каникулы в Днепропетровской области, у нас там жили родственники в деревне Посуньки: одна сторона — Железняки, другая — Посуньки.

А мой говор в «Сватах» — собирательный, родился на съемках. Я спросила режиссера Андрея Яковлева: «Если я буду так говорить, это нормально?» И теперь мне очень приятно, когда люди рассказывают: «А у нас в Ялте точно такая тетка живет, как ваша Лариса, и в таком же белом парике». И действительно, когда мы после съемок ходили на ялтинский пляж, видела, что некоторые женщины плавают в париках, в накладных ресницах.

Импровизация на площадке приветствовалась?

— Конечно! Многие вещи рождались молниеносно, на ходу. Мы часто переписываем пьесы, когда репетируем антрепризу. Бывает не живой язык, неправдоподобные диалоги. Вот «Пигмалион», в котором я играю Элизу Дулиттл, — это классика, великолепный текст, он всегда будет современным. Наш Марк Анатольевич, кстати, приветствует «подарки организма». А еще он говорит: «Ниже ватерлинии не падать!» То есть перебора быть не должно.

Кажется, что вы и в жизни веселая, шумная, как ваши героини в кино.

— Я рада, конечно, что обо мне так думают зрители. Но это немного преувеличение. Когда играешь, далеко от себя не уйдешь, ищешь ресурсы в себе, наделяешь персонажи своими чертами или подтягиваешь себя до них. 

 На вашем официальном сайте сказано: «Актриса Олеся Железняк не состоит в электронных сообществах, не вступает в переписку по почте, не размещает в интернете своих анкет и фотографий…»

— Совершенно нет времени на это. И так дети ревнуют, когда я по телефону с кем-то долго говорю. Сидение перед компьютером столько времени занимает и, мне кажется, похоже на курение. Я одно время покуривала, потом бросила. Господи, думаю, почему люди не бросают? Ведь освобождается время, которое можно чем-то полезным занять. Этот мир соцсетей я не понимаю. Если хочется пообщаться с друзьями — лучше увидеться. «Не могу же я ради ролей не рожать детей»

Комментарии
Прямой эфир