Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Власти Аргентины потребовали от Испании извинений за оскорбление президента
Мир
Папа римский выразил соболезнования по поводу гибели президента Ирана
Мир
Экс-советник Пентагона допустил уничтожение Украины без переговоров
Происшествия
Открытое горение в здании швейной фабрики в Ногинске ликвидировали
Мир
Польша отказалась принимать мигрантов по новому пакту Евросоюза
Спорт
«Химки» и махачкалинское «Динамо» вышли в Российскую премьер-лигу
Мир
Молдавский депутат заявила о возможной гибели страны из-за евроинтеграции
Мир
В Литве заявили о готовности отправить военных инструкторов на Украину
Мир
Небензя назвал условия для мирного урегулирования украинского конфликта
Общество
Суд в Москве оштрафовал окрасившего волосы в желто-голубые цвета мужчину
Мир
Похороны Раиси пройдут 23 мая в его родном городе Мешхеде
Общество
В Курской области из-за заморозков ввели режим ЧС
Мир
Китай выразил разочарование отклонением СБ ООН резолюции РФ по космосу
Мир
В Индии самолет совершил экстренную посадку из-за возгорания двигателя
Общество
МЧС предупредило москвичей о грозе и сильном ветре 21 мая
Происшествия
В Пермском крае произошло столкновение трех большегрузов
Мир
Авиация коалиции США за сутки пять раз нарушила протоколы деконфликтации в Сирии

«С радостью сниму фильм о Москве, если найдется продюсер»

Сценарист Николо Бассетти — о своей победе на Венецианском кинофестивале, памяти места и утрате контроля над рукотворными творениями
0
«С радостью сниму фильм о Москве, если найдется продюсер»
Фото: labiennale.org
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

14 марта в кинотеатре «Иллюзион» в рамках V фестиваля итальянских фильмов «Из Венеции в Москву» покажут документальную ленту «Священная Римская кольцевая» («Сакро ГРА»), в сентябре 2013 года получившую «Золотого льва» — главную награду Венецианского кинофестиваля. Картину представит один из ее создателей, сценарист и автор идеи, Николо Бассетти. Накануне показа режиссер встретился с корреспондентом «Известий».

— Расскажите о дороге, увековеченной в вашем фильме.

— Римская кольцевая автодорога — одна из важнейших магистралей города длиною почти в 70 км. Она опоясывает Рим. Ее начали строить перед римской Олимпиадой 1960 года, чтобы дать работу людям, лишенным иной возможности заработать, и как-то организовать автомобильный поток. Ведь в годы «экономического бума» все пытались приобрести собственную машину.

В результате же получился совершенно самодостаточный механизм, который не решает транспортные проблемы, а создает новые. Такая «холостая машина», по аналогии с инсталляциями Марселя Дюшана: красота, довлеющая над полезностью.

— Как родилась идея фильма?

— По роду занятий я специалист по ландшафтам, я их не создаю, но пытаюсь всесторонне изучить. Эта сравнительно новая профессия в Европе, но очень важная: города развиваются, увеличиваются в размерах, и необходимо согласовать новый облик пространства с памятью места. Очень часто, когда ломают очередной завод или речной порт и строят что-то новое, не учитывают то, что здесь было раньше. 

Меня в первую очередь интересуют места, уже утратившие собственную идентичность. Я переехал из Милана в Рим в 2001 году и сразу осознал, что Римская кольцевая дорога — это особое место, с которым я хочу работать. Я прошел пешком 300 км вдоль этой дороги. Не торопясь, в течение трех месяцев. Это медленное погружение я противопоставил стремительной скорости автомобильного движения.  

Я увидел пустыри и перенаселенные улицы, рабочие кварталы и деревни, пастухов и офисных клерков — тот Рим, о котором после Пьера Паоло Пазолини (мастер итальянского неореализма. — «Известия») никто больше не рассказывал.

Я разговаривал с местными жителями, старался подружиться с ними, войти в их жизнь. Собрал множество аудиозаписей, заметок, фотографий. Я понял, что мне не справиться со всем этим в одиночку, и поэтому основал «Мастерскую современного рассказа», привлек талантливых людей — писателей, фотографов.

Вместе мы собрали очень интересный материал. Я показал его друзьям, и они сказали: «Нужно делать кино». Мне посоветовали известного документалиста Джанфранко Рози. Вначале он отказался, сказав, что ничего не понял. Но через год он перезвонил и спросил, жив ли еще тот проект о кольцевой. 

— Как строилась ваша работа с режиссером?

 — Джанфранко — великолепный документалист, который работает только в одиночку, без съемочной группы и ассистентов, и предпочитает человеческие отношения с субъектом. Это нас объединило. Мы ездили в фургоне по тем же местам, встречались с уже знакомыми мне людьми и в течение трех с половиной лет снимали этот фильм. Можно сказать, что сначала Рози шел за мной, медленно познавая незнакомую среду. Когда он освоился, выбрал наиболее подходящих персонажей, я передал ему эстафетную палочку. 

— Почему вы назвали эту дорогу «священной»?

— Как-то я стал свидетелем масштабной пробки — тысячи машин мешали друг другу проехать, будто повинуясь некой неуправляемой стихии. Тогда мне и пришла в голову эта интересная метафора. В древности человек называл священными места, которые были ему неподвластны и неподотчетны — реки, горы, вулканы. Сейчас мы наблюдаем удивительную ситуацию, когда творения рук человеческих выходят из-под нашего контроля — вплоть до техногенных катастроф «Фукусимы» и Чернобыля. Сделанное нашими руками живет своей жизнью, и мы не всегда можем на него повлиять. А помимо прочего — это довольно удачная игра слов со «святым Граалем»: Sacro GRA — Sacro Graal (смеется).

— Чем знаменательна победа вашего фильма на Венецианском кинофестивале?

— «Золотой лев» для «Священной Римской кольцевой» значим уже тем, что многие молодые люди узнали: документальное кино — это тоже кино. Вы знаете, что в Италии слово сinema не распространяется на документальные фильмы? Мы надеемся, наша награда поможет признанию и развитию этого направления киноискусства. 

Итальянская киноиндустрия переживает тяжелые времена, в частности, из-за дороговизны производства. «Священную Римскую кольцевую» мы сделали фактически вдвоем, и нашему примеру могут последовать другие. И не менее важное последствие — для самой кольцевой автодороги. Выражение «Сакро ГРА» пошло в массы, я тому свидетель. Местные жители теперь ощущают свою общность. 

— Что эта победа значит лично для вас?

— Мне приятно, что дело, которым я занимаюсь, наконец привлекло общественный интерес. Надеюсь, что через фильмы, книги, фотовыставки те, кто проектирует современные города, смогут узнать о потребностях, мечтах и страхах людей — тех, кто будет жить в создаваемых ими пространствах. Одновременно с фильмом я написал книгу, которая стала очень успешной в Италии и должна скоро выйти во Франции. Сейчас мы готовим фотовыставку в Риме и Париже, где попытаемся столкнуть исторический Рим и Рим современный и продемонстрировать необходимость их диалога. 

Буду продолжать работу над задуманной мной трилогией. После Римской кольцевой я попробую заняться Везувием (чья инфраструктура держится на окружной железной дороге) и Венецианской лагуной, окруженной водой. Мне кажется очень продуктивным рассказ о жизни, о которой никто не знает, через те или иные транспортные коммуникации.

«Мастерская современного рассказа» также продолжает работать (мы собрали все материалы на сайте sacrogra.it). Впоследствии мы попробуем перенести наш удачный опыт за границу.

— Есть вероятность, что рано или поздно вы займетесь Москвой? Как-никак у нас, считая недостроенное Четвертое транспортное кольцо, кольцевых автомагистралей целых пять.

— С радостью снял бы фильм и о Москве, если нашелся бы продюсер (смеется). О вашем городе я знаю не очень много, но меня, конечно, переполняет любопытство. Но, знаете, при общении с такими сложными организмами, как мегаполис, чем меньше знаешь, тем лучше. Нужно прикоснуться к земле, непосредственно общаться с людьми. Мой римский опыт показывает, что в действительности всё обстоит совсем не так, как пишут в книгах.

На «Священной Римской кольцевой» 

Сенсационная победа фильма «Священная Римская кольцевая» на последнем Венецианском кинофестивале возмутила многих, если не всех, что неудивительно — первый документальный фильм в истории, удостоенный «Золотого льва», и первый победитель Мостры из самой Италии за последние 15 лет (в 1998-м первенствовали «Сицилийцы» Джанни Амелио).

Многие журналисты списали экстравагантный выбор жюри на консервативные вкусы председателя — 73-летнего киноклассика Бернардо Бертолуччи, который, мол, не признал режиссерские поиски нового поколения и решил в 70-й, юбилейный Венецианский фестиваль просто потрафить родному кинематографу.

Во всех дискуссиях сам фильм, их вызвавший, отошел на второй план, и совершенно зря: Бертолуччи пополнил галерею покорителей Венеции удивительной картиной, гармонично сплавившей строгую документальность, социальную проблематику и высокую поэзию. 

Режиссер Джанфранко Рози и сценарист Николо Бассетти уверенно ушли от Колизея и Римского форума на самые окраины столицы, где вдоль кольцевой автострады идет своим чередом совсем непритязательная жизнь.

Бородатый старик ведет философские разговоры с дочкой-студенткой в крошечной квартирке в панельном доме; работники скорой помощи спасают жизни алкоголиков и бомжей; обедневший дворянин, сдающий свое палаццо для торжеств; ботаник, пытающийся спасти пальмы от прожорливых жуков; две постаревшие «ночные бабочки», даже в связи с возрастом не покидающие свой пост, и многие другие — всего пара десятков персонажей разной судьбы, разного возраста, разных национальностей, не замечая камеры, ведут обыденную жизнь рядом с Римской кольцевой.

Внешне неброская, но очень контрастная панорама современного мегаполиса, точный отбор персонажей и глубокое проникновение в быт — при желании здесь можно увидеть и срез всего итальянского общества, и разглядеть ряд любопытных аналогий с нашей российской жизнью.

К слову, в прошлом году русский документалист Виталий Манский снял фильм «Труба» по схожей идее — жизнь страны через личные истории людей, живущих вдоль газопровода Уренгой–Помары–Ужгород.

Джанфранко Рози, никакого отношения к известному мастеру социально-политического кино Франческо Рози не имеющий, — безусловно, выдающийся документалист, современный «партизан», готовый в одиночку с камерой наперевес штурмовать любые крепости ради правды жизни. 

Его отличительная черта как автора — безоговорочная и безнадежная очарованность смертью, но совсем не в мистическом смысле. Фильмы Рози — это разной степени успешности попытки поймать и зафиксировать ее ледяное дыхание, ее невидимые глазу эманации, пронизывающие мир живых. 

Кульминация этих поисков — его предыдущий документальный фильм «Наемный убийца. Комната 164» (2010), где киллер, скрыв лицо за маской, 80 минут делится секретами ремесла перед неподвижной камерой.

Кажется, что «Священная Римская кольцевая» — некий шаг в сторону. В действительности же не самый очевидный материал Джанфранко Рози с легкостью «присваивает», фиксирует постепенное умирание мегаполиса и вместо занимательной этнографии снимает неприглядные морщины Вечного города, который все-таки состарился.

Комментарии
Прямой эфир