Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На втором Московском международном форуме по иностранным инвестициям заместитель мэра по строительству Марат Хуснуллин завил, что внутри Третьего транспортного кольца (ТТК) новые бизнес-центры строится больше не будут. Всё это счастье планируется перемещать за пределы ТТК к городским окраинам. С тем, что центр уже перегружен подобным продуктом, спорить не приходится, так что решение это весьма здравое. Другое дело — кто и как оценивал потребность в этом популярном виде бизнеса на территориях за пределами ТТК.

Здесь уместно вспомнить, что по новому Генплану Москвы свое промышленное предназначение сохранит только половина площадей столичных промзон. Остальные будут подвергнуты «перестройке». В первую очередь речь идет о территориях, не требующих экологической регенерации и вывода производств. По сложившейся практике частные инвесторы как раз и строят здесь элитное жилье и торгово-развлекательные центры. И всё это прекрасно, пока речь не заходит о создании дополнительной инфраструктры — в первую очередь, разумеется, транспортной — в районе перепрофилированных площадок. Так оно сложилось чудесным образом, что беспрерывное строительство бизнес- и торгово-развлекательных центров никак не сопровождается расшивкой транспортных узлов и увеличением пропускной способности транспортных же артерий в районе появления очередного чуда современной московской архитектуры.

Чтобы не ходить далеко за примером: в районе станции метро «Водный стадион», чтобы общественный и прочий транспорт мог всё же доехать до павильона метро, последнюю часть Кронштадтского бульвара сделали односторонней, а в обратную сторону весь транспорт идет по неназванной маленькой улочке перед гаражами — между упомянутым бульваром и Головинским шоссе. Понятно, что проезд забит припаркованными машинами, но кое-как проезд существует, хотя и с большим напряжением. Как же решается эта проблема? Как всегда: между неназванным проездом и Головинским шоссе строится огромный многоэтажный и — как обещано — многофункциональный бизнес-развлекательно- и еще что-то- комплекс. Перед которым (вне зависимости от наличия подземных стоянок с несоразмерной ценой) будут опять-таки ставить еще машины. Это происходит прямо сейчас, видимо, уже в рамках реализации Генплана с учетом любви чиновников к хорошим инвесторам.

Москва давно уже вышла за предел транспортной нагрузки, поэтому никакие новые проекты не могут утверждаться без комплексного решения инфраструктурных проблем, в первую очередь транспортных, со сроками реализации, никак не отстающими от запуска объектов. И не только, разумеется, в пределах ТТК. Кто знает такие примеры — подскажите, нам пока подобное неведомо.

Что касается остальных промзон, то тут вопрос  еще и в принципиальном, идеологическом, если угодно, подходе. Одно дело, если речь о реальном технопарке с высокотехнологичным производством, требующем квалифицированной рабочей силы. Такие планы по переоборудованию существуют относительно ряда промзон. Другое — если производство сохраняется по известным и, надо признать, логичным мотивам: промышленность нужна городу как источник занятости, источник налоговых платежей, и всё равно необходимых, и да, больших средств на рекреацию у города нет.

Это один взгляд, но есть и другой. Около 2 млн человек человек ежедневно едут из области на работу и обратно, создавая изрядную дополнительную нагрузку на транспортные потоки. Видимо, при всех затратах рано или поздно рабочие места придется переносить из города в область. Так вот: «рано или поздно» — здесь только фигура речи. Уже поздно. С точки зрения экологии и минимального комфорта среды обитания Москва выглядит совсем неважно, если говорить мягко. Не говоря о том, что крупные современные мегаполисы вообще не включают в себя промышленный сектор в сколь-либо ощутимых масштабах. А у нас — не говоря о прочем — два автозавода в одной из крупнейших столиц мира. Да, рекреация стоит денег, но Москва всё же столица, и, видимо, помимо инвесторов об этих проблемах мог бы вспомнить и столь занятый спортом федеральный бюджет. И помимо финансовой помощи здесь можно было бы заинтересовать инвесторов, и не только российских. Да, для этого опять надо вспомнить об инвестиционном климате, но это всё равно придется делать, как бы искренне ни говорили некоторые наши руководители, что при высоких ценах на нефть этот самый климат вряд ли поменяется. Это ведь не на нефтяной бирже, а в голове должно понимание появиться. Ну не развивается экономика без инвестиций, не слушает она некоторых наших руководителей. Учитывая, кстати, что процесс вывода промзон будет сопровождаться и неизбежным переделом собственности, город мог бы призвать бенефициаров к участию в программе рекреации и инфраструктурных программах. Тем более что трамплины вроде все уже построены. Городу это, без всяких шуток, жизненно необходимо.

И еще одно соображение. Сохранение прежних промышленных производств и появление новых будет вызывать потребность в дополнительной рабочей силе, каковая в первую очередь станет удовлетворятся за счет очередного внешнего притока. Договоримся, что это не хорошо и не плохо — но это так. В перегруженный город будут продолжать приезжать в поисках рабочих мест новые партии трудовых ресурсов. Программа же децентрализации занятости из города в область и далее в другие области, если и существует, то ведет себя очень уж скромно, так, что ничего про нее не слышно. Москву необходимо разгружать — это уже критическая градостроительная проблема. И вывод промзон с соответствующим переносом рабочих мест здесь никак не менее необходим, чем прекращение (давно актуальное) украшения и без того переобновленной Москвы торгово-развлекательными заведениями. Постоянные транспортные и технологические коллапсы, вызванные огромными перегрузками, вряд ли можно будет компенсировать налоговыми поступлениями от какого-то (каких-то) промышленных предприятий. Не говоря о таком пустяке, как здоровье жителей и особенно их детей.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир