Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Памяти Виктора Топорова

Он писал нам по одной-две колонки в неделю и одну в итоге задолжал. Долг этот он нам уже не отдаст. И никто не отдаст
0
Памяти Виктора Топорова
Виктор Топоров. Фото: Светлана Васина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Последняя колонка Виктора Топорова вышла в «Известиях» 11 августа. Топоров не знал, что она последняя, хотя и понимал, как серьезно болеет. Он готовился писать еще. Вот заявка на следующий текст, которую он на днях прислал редакторам рубрики «Мнения»:

«Задумано нечто «общефилософское». Госпиталь или хоспис? Как мы сами (и отдельно власть, и отдельно мир) воспринимаем Россию? Потому что любые стратегии (и их оценка) зависят именно от этого. Но жду до завтра, не будет ли инфоповода. Открыт и для предложений: тема-то не устареет». 

Читаешь сейчас заявку и задумываешься: а может, он уже знал? Мужественный Дед... 

Он только по возрасту был дед-то. «Состарившийся мальчик из сказки про голого короля», как метко описал его однажды коллега Чупринин, главред журнала «Знамя». Назвать вещи своими именами не всегда просто, а Топоров называл всегда. Молодежь, особенно либеральная, часто злилась, читая Деда. А он только посмеивался над косностью, зашоренностью тех, кто годился ему в сыновья и внуки. Он был помоложе многих из них.

Какой же он дед, если его, 65-летнего, мы откопали два года назад в фейсбуке, заинтересовавшись его яркими текстами и мыслями, а не пристроили по рекомендации какого-нибудь Союза писателей.

С тех пор каждая колонка Топорова в «Известиях» — это текст, который непременно будет вызывать ожесточенные споры, схватки сторонников и противников, критические публикации в ответ. Достигалось главное: мысль порождала мысль. Теперь одним человеком, заставлявшим нас думать, стало меньше. Осиротели все. И те, кто разделял его взгляды, и те, кто с ним не соглашался. И те, кто его троллил, и кто восхищался. Все.

Царство небесное, Виктор Леонидович.

Комментарии
Прямой эфир