Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вам повезло, если по жизни вы, как правило, сходитесь с большинством. Тогда ваши потребности учитываются старательнее. Если вы в меньшинстве — то будете получать лишь декларации о том, что с вами считаются. На большом телевидении это касается всех категорий меньшинств подряд. Другое дело, что причины ущемить их бывают разными — от политических, когда оппозиционных кандидатов загоняют в резервации «дебатов», а кандидаты от власти свободно маршируют по всей эфирной сетке, до сугубо экономических, когда удовлетворять потребности любителей какого-нибудь артхауса просто невыгодно: нет достойного рейтинга. И только летом, когда наступает время тотальных отпусков, телевидение в порядке эксперимента решает бросить несколько косточек представителям разного рода ТВ-меньшинств. Лично я поймала одну из таких костей, которая в начале июня вылетела с кнопки «Первого канала».

Только представьте общее изумление, когда в его эфире вдруг пошли анонсы нового бразильского сериала «Проспект Бразилии», в которых телезрители обнаружили своих старых знакомых — «Лукаса» и «Мэл» из «Клона», «Жуку» из «Последней жертвы», «Сандру» из «Вавилонской башни»... Ведь давно прошли те времена, когда по «Первому» новый бразильский сериал транслировался каждый год. «Хозяйка судьбы», вышедшая в 2005-м, — это было последнее бразильское «мыло», которое перепало аудитории «Первого».

Покупать его дальше стало невыгодно. Начался бум российских сериалов. Это была, с одной стороны, «поддержка отечественного производителя», а с другой стороны, выигрышный тип вложения по части рейтингов: потребителей российского «мыла» стало больше, чем бразильского.

Восемь лет аудитория «Первого канала» жила за железным занавесом по отношению к латиноамериканским сериалам. И вдруг его вздумали приподнять. Может быть, потому, что «Проспект Бразилии» оказался самым коммерчески успешным в истории бразильского ТВ. Его уже купили десятки стран, и никто, как я понимаю, не жаловался. Но ведь до сих пор те же мотивы не работали? Скажем, другой бразильский сериал, «Дороги Индии», тоже получил международное признание, он удостоился премии «Эмми» телеакадемии, однако в России его увидела только скромная аудитория канала «Домашний»...

Как бы то ни было, «Первый канал» решил рискнуть, и маленькая, но верная группа фанатов бразильских сериалов впилась в содержимое нового «мыла».

Что же мы там обнаружили через годы воздержания? Во-первых, выяснилось, что бразильские сериалы продолжают держать тренд на сохранность нервов и психики своей аудитории. Если положительные герои попадают в тюрьму — то ненадолго. Если их грабят — то не подчистую. Так было и раньше. Но теперь они еще и не страдают в несчастном браке, куда их завлекли обманным путем! В знаменитом «Клоне», вышедшем на экраны РФ в 2004-м, Жади с Лукасом 20 (!) лет маялись в семьях с нелюбимыми мужьями и женами. А тут? Главная злодейка сериала на пару с любовником облапошивает своего мужа-недотепу, фактически сводит его в могилу, обирает свою крохотную падчерицу, отправляет ее жить на свалку, а сама выходит замуж за богатого футболиста посредством задуривания его футбольной головы. Мало того, она и любовничка своего пристраивает в эту же богатенькую семью, женив на сестре футболиста. И 13 (!) лет живет с ними обоими! Но главное, что футболист мало того что не подозревает об этом коварстве, так еще и любит ее и вполне доволен качеством семейного обслуживания, которое она ему предоставляет. Кстати, когда этот же актер играл в «Клоне» Лукаса, страдающего в несчастном браке, мы его жалели. А теперь-то за что его жалеть? Всё могло быть и хуже с такой-то злодейкой.

И даже когда маленькая падчерица становится большой и под видом кухарки проникает в дом злодейки, чтобы той отомстить, мы опять же не слишком горячо мечтаем, чтобы ее планы сбылись. Во-первых, ради них она готова отказаться от самой большой любви своей жизни, обретенной, между прочим, на свалке. (Этот сериал — вообще какой-то гимн помойкам. У них в Бразилии сейчас кампания по окультуриванию свалок, что ли? В сериале герои в своих дорогих машинах бесконечно ездят из дома на свалку, а люди, проживающие на свалке, с удовольствием навещают чистенькие квартиры своих городских знакомцев.)

Во-вторых, эта самая положительная героиня оказалась еще хитрее злодейки и втерлась к той в доверие так, что злодейка стала любить ее, как родную дочь! И вот опять же скажите — хотим ли мы злодейке зла? Нет. Муж с ней счастлив, падчерицу она теперь обожает. Да еще и большая любовь этой падчерицы — на самом-то деле родной сын злодейки. Просто падчерица в отличие от телезрителей пока об этом не подозревает.

Одним словом, при просмотре этого сериала не приходится тратить даже те небольшие дозы нервов, которые уходили при просмотре предыдущих. Красота.

(Кстати, если из бразильского сериала переместиться в реальную бразильскую жизнь, то и тут сплошное удовольствие. После съемок «Клона» между актерами, исполнявшими роли главных влюбленных — Жади и Лукаса, — случился роман. После «Проспекта Бразилии» роман случился между тем же бывшим Лукасом, ныне играющим футболиста, и исполнительницей роли падчерицы, которая в «Клоне» играла дочь Лукаса Мэл. То есть у них даже реальные романы случаются между положительными персонажами! Казалось бы, почему бы «Лукасу» после окончания съемок «Клона» сразу было не встречаться с «Мэл»? Зачем было ждать восемь лет? Почему он тогда выбрал «Жади»? Да потому что в «Клоне» Мэл была отрицательным персонажем, конченой наркоманкой!

А что в России? С кем по ходу съемок сериала «Не родись красивой» в реальной жизни сошелся главный герой — Андрей? С отвратительной секретаршей Викой! Тьфу!)  

И тем не менее даже у безмятежного бразильского сериала хеппи-энда может не случиться. Вы не забыли, что в России его аудитория — это меньшинство? В абсолютных цифрах ее объем, конечно, может произвести впечатление, но по отношению к другим проектам «Первого» это слезы. Это рейтинг вокруг единицы. А голос единицы, как известно, тоньше писка. В эти минуты за нашим безмятежным телесмотрением зорко наблюдают тамошние аналитики. По их рекомендациям сериал уже подозрительно таскают по сетке туда-сюда. А если им совсем разонравится цифра, если они перестанут с нею мириться, — могут прихлопнуть «Проспект Бразилии» в любую минуту. Такие штуки уже происходили на других каналах со всякими там «Белиссимо», и никакие протесты не помогали.

В этом смысле права сериальных меньшинств защищены даже хуже, чем права сексуальных. За тех хотя бы борются все, кто к ним не относится, а эти бьются за себя сами.

Сериальное меньшинство гораздо уязвимее, чем меньшинство оппозиционное. Оппозицию ненавидят, но с ней считаются. А над сериальными просто смеются и не воспринимают их проблемы всерьез.

По хорошему, каждый канал, запуская в эфир большой сериал, на который где-то когда-то уже пришла публика, должен заключать некий контракт со своей аудиторией: обязуемся показывать его до конца, до последнего зрителя. В противном случае зритель, который «подсел», должен получать что-то типа страховки — на случай преждевременного прерывания сериала. В конце концов, не его вина, что на него не повалил тот же вал, что в Латинской Америке. Просчитать успех в сериальном деле вообще необычайно сложно, так что если не вышло — ошибка закупщиков не должна быть оплачена людскими страданиями, даже если глубины этих страданий большинству все равно не постичь.   

Комментарии
Прямой эфир