Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Два провода натянуты через интернет, по одному течет в одну сторону, по другому — в другую; по одному: гозман-гозман-гозман, по другому: скойбеда-скойбеда-скойбеда. Чтобы интернет работал, нужно, чтобы бежал ток.

Хочется отключить к чертовой матери интернет. Я, кстати, вчера так и сделал. И пошел на новый «Стартрек». А там — сюрприз — всё то же самое.

Что я имею в виду. Там два злодея. Один — Камбербатч (который Шерлок Холмс), а другой — Уэллер (который Робокоп). Уэллер — адмирал Звездного флота, и он хочет войны. Просто так хочет, потому что как по нему, война — это круто. И вот чтобы войну развязать, он идет на всякие разные подлости и предательства. Из Камбербатча тоже морального авторитета не получится: обманывает, подличает, убивает ни в чем не повинное гражданское население. Но задача у него другая: ему нужно спасти своих замороженных товарищей.

Вот и хочется сказать, что в сортах г...на, мол, не разбираюсь, но как-то не получается. Мы живем на земле, из земли вышли и в землю уйдем: как же тут не разбираться в сортах. Против художественной правды не попрешь — в фильме Камбербатч выглядит по сравнению с Уэллером не таким уж безусловным злом.

Добрый друг в Facebook просит определиться с позицией по гозману и скойбеде (со строчных — потому что это вроде как философские категории). Варианты такие: гозман — глупость, скойбеда— мерзость. Или: гозман — мерзость; скойбеда — глупость. Вообще-то, конечно, и то и другое —глупость и мерзость. И хочется вернуться к перечитыванию Гофмана или пересмотреть «Любовное настроение».

Но что же делать: не ответишь — будут подозревать в тебе латентного сталиниста. Придется: и то и другое — глупость и мерзость, но в гозмане глупости чуть меньше, а мерзости чуть больше, чем в скойбеде. Ну, как сказать. Я не знаю ни одного человека, который бы всерьез выступал за то, чтобы сжигать евреев. Может, и есть несколько, но тренда они никак не составляют. В этом смысле скойбеда-реплика кажется мне скорее чем-то вроде известного ругательства: никто ведь всерьез не имеет в виду, что имел когда-либо половые сношения с матерью оскорбляемого или желал бы такие сношения иметь. Что здесь всерьез оскорблено — так это память тех, кто на самом деле погиб от рук нацистов; причем оскорблена она именно тем, что поставлена в несерьезный, легковесный контекст.

Теперь эту баночку закрываем, свинчиваем крышечку со следующей. Вспоминаем, чему на химии учили в школе: нюхать нужно, не засовывая нос прямо в вещество, а осторожно помахивая ладонью по направлению к носу.

Тут — стройная во всей своей алогичности система. Она реально существует и ее придерживается большое количество людей. Тут гозман говорит «а», имея в виду сразу и «б», и «в», и все другие пункты программы. Среди этих пунктов — «Сталин хуже Гитлера», «жалко, не проиграли войну», «коммунизм бесчеловечен». Где-то на другом конце этой цепочки еще «капитализм несет человечеству добро», «если кто-то этого не понимает, то неплохо бы и побомбить», «русские — нация рабов» и «бремя белого человека».

И получается, что гозман несколько ближе к фашизму, чем скойбеда.

И, пожалуйста, давайте не будем выбирать между ними. Просто завинтим крышечки и поставим на полочку.

Как в «Стартреке»: Камбербатч отправляет Уэллера в ад, а Камбербатча отправляют в глубокую заморозку — и два раза за фильм испытываешь глубокое облегчение. Единственное добро в фильме — это команда «Энтерпрайза»: они занимаются наукой, исследуют новые планеты. Я вот за это: за то, чтобы исследовать новые планеты.

Комментарии
Прямой эфир