Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В минувшем году в федеральный бюджет вернулся дефицит, хотя и ничтожно малый, — 12,8 млрд рублей: 0,02% ВВП (1/50%).

Крайне благоприятная экономическая конъюнктура и смена министра не смогли переломить заскорузлую привычку Минфина к залповому финансированию расходов в конце года. В результате декабрьские расходы в 2010 году превысили средние расходы предшествующих 11 месяцев в 2,3 раза (на 1 трлн рублей), в 2011-м — в 2,7 (на 1,3 трлн) и в 2012 году — вновь в 2,3 раза (также на 1,3 трлн рублей).

Вопиющая неравномерность выделения денег дезорганизует бюджетополучателей, требуя от них столь же аврального, выражаясь позднесоветским языком, «освоения средств», — в режиме, при котором об эффективности не приходится и говорить. В результате формальное исполнение бюджета оборачивается принципиальной невозможностью достижения его содержательных целей, то есть заведомо бессмысленным расточением колоссальных средств.

Решить проблему можно было бы, предусмотрев в числе ключевых показателей успешности работы Минфина степень ритмичности финансирования им бюджетополучателей, но об этом нет и речи.

При этом неравномерность выделения средств по месяцам меркнет на фоне неравномерности финансирования различных статей расходов.

До декабрьского «бюджетного цунами», по итогам января–ноября непроцентные расходы в целом были профинансированы на 81,7% годового уровня. Финансирование же отдельных статей колебалось от 23,8% (исследования в сфере ЖКХ), 25,3% (сбор, удаление отходов и очистка сточных вод) и 27,7% (топливно-энергетический комплекс) до 97,1% (кинематография), 97,8% (исследования на общегосударственные нужды) и даже 100,0% (благоустройство ЖКХ).

Бюджет России официально считается и формально является законом, но посмотрите: что же это за закон, исполнение которого для разных субъектов права может различаться более чем вчетверо!

Чиновники сетуют на неспособность бюджетополучателей правильно оформить документы, однако за долгие годы этих сетований можно научить кого угодно чему угодно либо, на худой конец, заменить не поддающихся обучению. Если же таковых слишком много, значит, причина в излишней сложности документооборота, и тогда его можно было упростить, чтоб он перестал мешать стране.

Бездействие же создает ощущение обычного лицемерия и дежурных отговорок, маскирующих произвол Минфина, — а возможно, даже его отдельных чиновников.

Оздоровление руководства министерства, увы, не оздоровило его политику в этом направлении, и реальные приоритеты государства, обнажаемые динамикой бюджетного финансирования, по-прежнему вопиющим образом расходятся с официальными декларациями.

Правда, этот порок меркнет на фоне главной беды бюджета нашей страны — «рефлекса хомячка», стремления направить как можно больше средств не на развитие общества, а «в заначку». Неиспользуемые остатки средств бюджета выросли за год на 423 млрд рублей, превысив 6 трлн рублей (они были больше, но ударное декабрьское финансирование сократило их на 1,3 трлн). Более 3/4 этих неиспользуемых остатков (свыше 4,5 трлн рублей) образуют Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, в основном выведенные из страны и потому открытые всем ветрам глобального кризиса.

Возможно, символический дефицит призван замаскировать то, что федеральный бюджет буквально захлебывается от денег и при этом направляет их на Запад, на поддержку наших стратегических конкурентов. Это убедительно характеризует реальные приоритеты денежных властей России — особенно на фоне жестокого кризиса ряда региональных бюджетов, загнанных искусственно организованным безденежьем в долги, и официальным диагнозом «нехватка бюджетных средств», от которого продолжают умирать наши дети.

Поразительно, что захлебывающийся от денег бюджет усиленно берет займы: внутренний долг правительства вырос за 2012 год почти на 0,5 трлн рублей, а внешний, по данным Банка России, — более чем на $8 млрд.

Простое направление этих средств на модернизацию России преобразило бы страну, позволило бы проложить новые дороги, обеспечить устойчивое энергоснабжение, переселить людей из аварийного жилья, создать новые рабочие места — словом, нормализовать условия жизни миллионов россиян.

Но вместо модернизации мы продолжаем наращивать неиспользуемые остатки на счетах бюджета, в том числе и на Западе. По сути, Россия возвращает одолженные деньги внешним кредиторам, еще и приплачивая им за эту феноменальную операцию! Ведь взятые в долг бюджетом деньги размещаются за рубежом под значительно меньшие проценты, чем берутся в долг, в том числе и у западных финансистов.

Разнообразным ура-патриотам, вырастающим после «списка Магнитского» в самых неожиданных местах, как грибы после дождя, было бы полезно распространить борьбу за национальные интересы и на финансовую сферу.

 Автор — директор Института проблем глобализации

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...