Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Руководство страны, похоже, начало извлекать уроки из саммита АТЭС во Владивостоке: вполне успешный с точки зрения дипломатии, он прошел, по живому свидетельству президента Путина, «на стройке». И далеко не все восприняли это как интересную национальную традицию или проявление «загадочной русской души».

Разумеется, визит руководства на олимпийское строительство сопровождался победными рапортами.

Восторги главы координационной комиссии МОК Жан-Клода Килли понятны: в мире кризис, даже самые богатые и развитые страны затягивают пояса, а тут Россия вкладывает в зимнюю Олимпиаду едва ли не больше, чем было вложено во все предыдущие.

Но, несмотря на благостный фон поездки, президент Путин публично возмутился срывом сроков и удорожанием строительства одного из крупнейших горнолыжных курортов — «Горной карусели».

Сбербанк еще в апреле 2012 года приобрел за астрономические 7,6 млрд рублей (а по некоторым данным, и вовсе за 9 млрд) более 30% акций ОАО «Красная Поляна» — инвестора этого курорта — у вице-президента Олимпийского комитета России Магомеда Билалова, брата бывшего сенатора и председателя совета директоров государственного АО «Курорты Северного Кавказа» Ахмеда Билалова, которому ранее принадлежало 60% компании. В результате доля Сбербанка с 25% возросла до более чем 55%, что позволило контролировать олимпийскую стройку, сроки которой угрожающе сдвигались (с конца 2011 года аж на 2013 год). Группа компаний Магомеда Билалова вложила более 1,3 млрд рублей обратно в акции «Красной Поляны».

Тем не менее непосредственно строительство по-прежнему вела компания Билалова «Развитие курортов», имевшая контракт с «Красной Поляной». В июне срок ее контракта истек, но лишь в начале декабря появилась информация, что из-за срыва сроков Сбербанк отстранил ее от строительства и решил достраивать комплекс самостоятельно.

Вскоре ВЭБ увеличил кредитный лимит на строительство курорта более чем в четыре раза — с 12 млрд до 54 млрд рублей. Общая же стоимость проекта выросла в ходе реализации почти в пять раз — с 16 млрд до 75–80 млрд рублей (что опередило даже темпы роста расходов на всю Олимпиаду, увеличившихся вчетверо и достигших 1,4 трлн рублей).

При этом масштабы предстоящих работ таковы, что реалистичность новых сроков (сентябрь 2013 года) также вызывает у части специалистов обоснованные сомнения.

Весьма интересно, что, по словам журналистов, присутствовавшие при возмущении Путина представители Магомеда Билалова отнеслись к негодованию президента с поистине олимпийским спокойствием: мол, премьер Медведев не даст в обиду дагестанского олигарха.

Наличие такой поддержки косвенно подтверждается и тем, что в октябре прошлого года Минрегионразвития сигнализировало о срыве сроков строительства именно Путину, хотя по простой административной логике должно было прежде всего информировать об этом главу правительства.

Итак, только по общеизвестным фактам имеем срыв сроков строительства и его драматическое удорожание — притом что влиятельный дагестанский бизнесмен, вроде бы являющийся непосредственным виновником этого, получил миллиарды рублей за выкуп своей доли.

Весьма неплохой бизнес даже по нынешним временам.

С другой стороны, эта выплата может быть расценена и как «отступные», выплаченные для того, чтобы предприниматель «не путался под ногами» больших игроков, которые предпочитают «осваивать» резко увеличенный бюджет без посторонних.

В любом случае эта история обнажила и без того хорошо известную всем слабость государственного контроля за грандиозными «имиджевыми проектами» — от подготовки к АТЭС-2012 до закупки во Франции заведомо ненужных «Мистралей», да еще и по завышенным ценам.

Стало очевидно, что под видом аутсорсинга и государственно-частного партнерства часть высокопоставленного чиновничества искусственно создает организационный хаос, обеспечивающий как кратное завышение государственных расходов (и прибылей тех, кто их «осваивает»), так и гарантированную безнаказанность участников этого сладкого процесса.

С другой стороны, возникают вопросы о «кавказском следе» в сопровождавшихся громкими скандалами проектах последних лет. Многие из них связаны с Медведевым и его ближайшими соратниками, например вице-премьером Дворковичем, чья дружба с братьями Магомедовыми, разумеется, «никак не отражалась» на их феноменальных успехах в получении крупных госконтрактов и безнаказанности за последствия их исполнения (так, качество «дагестанского возрождения» Большого театра буквально ужаснуло артистов и зрителей).

Без наведения элементарного порядка в использовании государственных денег, без обеспечения личной ответственности высокопоставленных чиновников за результаты их деятельности невозможно не только развитие, но и само существование России. Более того, усилия ее руководства, обесцениваясь коррупционной мотивацией его же собственных партнеров, будут сталкивать Россию в пропасть этнических конфликтов и новой Смуты.

 Автор — директор Института проблем глобализации

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...