Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ядерные реакторы на отходах начнут строить к 2030 году

В пилотный проект, который планируется завершить через восемь лет, вложат свыше 40 млрд рублей
0
Ядерные реакторы на отходах начнут строить к 2030 году
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Матвеев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

К 2030 году в России планируется начать строительство принципиально новых ядерных реакторов БРЕСТ-1200. Об этом «Известиям» рассказал один из создателей проекта, Юрий Стребков, замглавы Института имени Доллежаля (входит в ГК «Росатом»). Помимо выработки электроэнергии, у России есть возможность получить прибыль от утилизации отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). Ряд экспертов относятся к уникальному проекту со скепсисом. Кроме того, есть проблемы с жителями Томска, которые выступают против возведения нового ядерного объекта под городом.

— Это первый в России энергетический реактор, который создается с нуля как коммерческий источник энергии, — говорит конструктор. — Все предыдущие были конверсией установок военного назначения, создававшихся для наработки оружейного плутония или для подводного флота. Особенностями нового реактора являются реализация идеи замкнутого топливного цикла, менее дорогостоящая конструкция по сравнению с существующими (дешевле почти на 30%) и, главное, гораздо большая безопасность.

Сейчас традиционные АЭС работают на топливе, которое получают обогащением природного урана. Основной отход обогащения урановых руд — так называемый обедненный уран-238. Он же составляет основную часть отработанного ядерного топлива (ОЯТ) — его сейчас в России накопилось более 18 тыс. т. Новая топливная технология в теории позволит использовать в качестве топлива именно этот невостребованный уран-238, с небольшой добавкой плутония, говорит Стребков. По его словам, дополнительную выгоду сулят также уменьшение срока хранения и ликвидация затрат на захоронение ОЯТ.

Первый, опытный реактор по новой технологии — БРЕСТ-ОД-300 мощностью 300 МВт — предполагается построить к 2020 году в городе Северск Томской области на площадке ОАО «Сибирский химический комбинат». Инвестиции в прототип оцениваются в 25 млрд рублей, в пристанционный замкнутый топливный цикл — ориентировочно 17 млрд рублей. О дислокации новой АЭС стало известно недавно, и на прошлой неделе жители Томска устроили пикет в центре города с требованием отменить стройку — ведь в Северске, помимо прочего, планируется построить еще одну традиционную АЭС. Конструкторы, однако, заявляют, что даже подрыв террористами реактора БРЕСТ-300 не приведет к выбросу радиоактивных веществ — свинец, который здесь планируется использовать в качестве теплоносителя, просто «запаяет» любые повреждения бетонного корпуса, уверяет Стребков.

— По мере обкатки будет корректироваться конструкция и эксплуатационные характеристики, разработан проект энергоблока большей мощности и к 2030 году планируется начать серийное строительство реакторов семейства БРЕСТ мощностью порядка 1200 МВт, — добавил конструктор. — Сейчас разработка находится в числе приоритетных, составлены жесткие графики работ. С вышестоящим руководством каждую неделю встречаемся, буквально по пунктам контролируем ход работ.

Глава некоммерческого партнерства «Атомпромресурсы» Андрей Черкасенко отмечает, что выбор площадки в Томской области, на базе Сибирского химкомбината, не случаен.

— Там только что вывели из эксплуатации несколько уран-графитовых ядерных реакторов и потому и сопутствующие топливные технологии, и персонал, и техническое обеспечение уже есть, как и научная база Новосибирского университета, — пояснил эксперт.

У коллег из Курчатовского института есть обоснованные сомнения по поводу реализации проекта БРЕСТ-300. Как рассказал «Известиям» доцент кафедры теоретической и экспериментальной физики ядерных реакторов Павел Алексеев, неплохая идея сопровождается грудой научных и технических проблем.

— По этой реакторной технологии исследования практически не проводились. Ни у нас, ни в других странах пока нет даже небольшого экспериментального реактора, поэтому нет четкого понимания процессов, нет разработанных технологий, — говорит физик. — Поэтому научное сообщество относится весьма критично к этой идее. А сосредоточение большей части финансирования на этом проекте практически останавливает работы по всем остальным направлениям разработки перспективных реакторов 4-го поколения, например по быстрому жидкосолевому реактору. Ядерная энергетика — это не та отрасль, где можно, вложив кучу денег, быстро решить все сопутствующие проблемы; требуются продолжительные фундаментальные и технологические исследования. Весь мир пока склоняется к более изученной и отработанной схеме с натрием в качестве теплоносителя, а здесь чистый свинец — по нему вообще пока никто не работал в необходимой степени.

Кроме того, позиционировать идею как уже практически готовый проект, чтобы получить большое финансирование на ранней стадии, — не самый верный подход, добавил Алексеев. Андрей Черкасенко из «Атомпромресурсов», впрочем, видит и перспективы нового проекта.

— Здесь надо делать поправку и на противостояние научных школ, — отмечает Черкасенко. — Если этот эксперимент увенчается успехом, то это будет действительно прорыв для нашей науки и ядерной энергетики. И то, что «Росатом» готов вложить в этот проект порядка 40 млрд рублей собственных средств, говорит о серьезности намерений. Если все получится, вероятно, Китай будет заинтересован в приобретении этой технологии. Но сначала надо довести теорию до практики.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...