Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прошедшие в воскресенье выборы в Координационный совет оппозиции (КСО) сегодня принято обсуждать с таким пафосом и энтузиазмом, как будто раньше ничего подобного не происходило. Отнюдь. Все новое — это хорошо забытое старое.

На самом деле за последние 15 лет у российских политиков, относящих себя к непримиримой или несистемной оппозиции, сложилась традиция — создавать под собственные персоны разного рода политические и общественные организации. Для солидности, так сказать. Когда-то восходящей звездой российской демократии считался Михаил Касьянов. Чтобы как-то легитимировать свой статус вождя, он создал РНДС. Где сейчас РНДС и Михаил Касьянов? Гарри Каспаров в свое время в результате «бескомпромиссной» борьбы возглавил ОГФ. Когда вы в последний раз слышали об этой организации? Было еще немало коллективных структур, бравших на себя функцию рупора оппозиции: «Комитет-2008», Национальная ассамблея... Всех не упомнишь, да и не надо. Достаточно сказать, что эти организации имеют общую историю: громкое начало и тихий конец.

Сейчас на наших глазах в очередной раз рождается очередная структура, претендующая на звание «самой главной оппозиционной площадки». Как и принято у оппозиции, рождается в муках и скандалах. То кого-то исключат из числа кандидатов по решению неведомого политбюро, то кто-то сам снимается. И имена тех, кто ушел, уже звучат громче и значительнее, чем имена тех, кто остались. Запутанная система голосования, непрозрачная процедура верификации голосующих создают отличный повод для последующих скандалов и взаимных обвинений. Как объяснил всем политолог Станислав Белковский, нужно это, чтобы Алексей Навальный стал наконец полноценным лидером чего-нибудь значительного. Не все же ему блогером маяться.

Это, конечно, многое объясняет. Раз есть великая цель, видимо, считают в ЦВК (Центральный выборный комитет), то на условности вроде честных выборов можно наплевать.

Но многие ли заметят, кто именно подхватил «знамя российской демократии»? Если говорить о небольшом круге сторонников Навального и Собчак, то мимо них это событие, безусловно, не пройдет. Если говорить о людях, которые следят за процессом выборов в Координационный совет, — тоже. Но количество этих людей очень невелико. 150 тыс. Ну, 200 — максимум. Говоря языком Дюма, «для Атоса это слишком много, для графа де Ла Фер — слишком мало». Прошу прощения, слишком много — для блогера, но слишком мало — для политика. В стране, где на последних выборах в Государственную думу проголосовало почти 66 млн человек. Впрочем, Навальному не привыкать, он уже становился мэром Москвы, по версии одного интернет-издания, получив около 15 тыс. голосов в онлайн-голосовании.

Конечно, власть должна учитывать все позиции в обществе, и позицию меньшинства в том числе. Но все-таки общественных организаций у нас больше 150 тыс. И все хотят диалога с властью. Почему КСО должен оказаться впереди всех и почему КСО считает, что имеет мандат говорить от имени других организаций? У них что, есть миллионы сторонников, популярная программа, они где-то выиграли выборы, сделали что-то полезное? Чтобы с организацией считались, мало сформировать политбюро и назначить лидера.

С чем вновь избранный вождь Координационного совета оппозиции собирается выйти к гражданам? Борьба с коррупцией, необходимость честных выборов, диктатура креативного класса, свобода политзаключенным?.. Честно говоря, не густо. На один митинг хватит. Но для политической программы на выборах даже в небольшом подмосковном городе — уже явно недостаточно.

Стоит ли удивляться, что на прошедших по стране 14 октября выборах «болотная» оппозиция была практически не заметна. Даже в политической колыбели экологического активиста Евгении Чириковой — фиаско. Полное. Только Владимиру Рыжкову удалось на остатках былой популярности провести в гордуму Барнаула одного кандидата. Спонсора кампании. И создание еще одной структуры с невнятными целями и программой вряд ли поможет оппозиции добиваться успеха на выборах.

Потому что современная политика — это занятие для профессионалов. Ей надо учиться — так же, как и игре на флейте. Даже если есть способности, необходимы специальные знания, навыки, компетенции, практика, в конце концов. В противном случае, как говорил герой Шекспира, «из ничего не выйдет ничего».

Пока же складывается впечатление, что из предыдущего своего бесславного опыта оппозиция не извлекает никаких уроков. Скорее всего, мы станем свидетелями очередной истории с громким началом и тихим концом.

 Автор — председатель правления Фонда развития гражданского общества

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...