Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В Белом доме попытки конфисковать активы РФ назвали сложным процессом
Армия
Плененные в Авдеевке солдаты ВСУ рассказали, как их обманывали командиры
Мир
Польскому фермеру предъявили обвинения из-за пророссийского плаката на тракторе
Общество
Синоптики предупредили о гололедице и осадках в столичном регионе 24 февраля
Происшествия
В Саратовской области в ДТП перевернулся автомобиль с детьми в салоне
Происшествия
Четыре человека погибли в ДТП с грузовиком в Костромской области
Мир
СМИ рассказали об обнаружении над западной частью США неопознанного воздушного шара
Армия
Рядовой Саленков в течение трех дней удерживал рубеж до подхода подкрепления
Мир
Сенатор Шумер заявил о жалобах Зеленского на поражение без помощи США
Происшествия
В МО рассказали о сбитых над Тульской и Курской областями украинских БПЛА
Наука и техника
МГУ отправит на МКС новую оранжерею модульного типа
Мир
США ввели новые санкции против «Совкомфлота»
Общество
В Курской области запустили сигнал ракетной опасности
Мир
Bloomberg узнало о блокировке Венгрией заявления ЕС по годовщине конфликта на Украине
Происшествия
Российские силы ПВО уничтожили беспилотник ВСУ в Брянской области

Печальный приговор

Журналист Максим Соколов — об итогах суда над участницами Pussy Riot
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Тезис о несамостоятельности российских судов — во всяком случае в громких процессах — принято считать недискуссионным, хотя несомненных и прямых доказательств тому никогда не было представлено. Суды были осуждены на основе косвенных наблюдений и внутреннего убеждения судящих. Это, естественно, относится и к нынешнему процессу в Хамовническом суде.

Не высказываясь тут ни за, ни против — я свечку не держал (точно так же, как и все прочие ее не держали), хотел бы поставить вопрос иначе. Представим себе, что в судейском кресле восседала бы не судья Сырова, но лучший и справедливейший судья в мире. Спрашивается, чем бы дело закончилось на суде царя Соломона?

Странным образом здесь нет однозначного ответа, точнее, есть два прямо противоположных и при этом разнесенных во времени. Перед началом процесса представлялось, что справедливый суд должен был бы оправдать подсудимых по причине недоказуемости такого составообразующего мотива, как религиозная ненависть. Подсудимым и защите достаточно было бы выдерживать одну линию — «Да, увлеклись, потеряли чувство меры, получилось нехорошо, просим прощения, больше не будем». Для оправдания на суде, не могущем идти против буквы УК, этого было бы достаточно. Ведь мотив ненависти, т. е. не просто сдуру, но сознательно и обдуманно с целью причинить вред, реально доказуем лишь путем признательных показаний.

Однако в ходе процесса и в ходе событий вокруг процесса обвиняемые и защита делали все возможное, чтобы представить суду такие доказательства, объявляя свою акцию и выбор места для нее обдуманными и заранее приуготовленными и выражая чувство глубокого удовлетворения достигнутым эффектом. Непосредственно накануне приговора к тому добавилась серия бесчинств — и в России, и за ее пределами, — направленных и против храмов, и против символов христианства, и против памятников русским воинам. Сами подсудимые никак не могут нести за это ответственность, с адвокатом защиты М.З. Фейгиным, обещавшим под приговор устроить разные акции, все уже менее понятно, но в любом случае такое буйство вырвавшихся из преисподней — «Что, получили? Имейте в виду, это только начало» — никак не могло способствовать оправдательному уклону. Царь Соломон, возможно, сжав зубы, удержался бы. Чуть менее совершенный судья — не российский, любой, — видя такое самодовольство содеянным и такую эскалацию беснования, стал бы склоняться в сторону обвинительного приговора.

Что крайне прискорбно. Хороши или плохи патриарх и Путин, но события самых последних дней показывают всякому, имеющему глаза, что дело уже давно не в них, а равно и не в современном искусстве, но в том, что самым прямым и непосредственным образом князь мира сего восстал. Или, по крайней мере, чрезвычайно оживился. Низвержение ведьмами поклонного креста в Киеве — какие тут еще доказательства потребны? Прямое разверзание преисподней?

Безукоризненный с процессуальной точки зрения и точно выверенный в содержательном отношении приговор всегда желателен, но при таком накате не то что желателен, но сугубо и трегубо необходим — чтобы оспоривать его могли только уже самые бесноватые. Тогда как при таком юридическом оружии оспоривать будут далеко не только самые.

С другой стороны, это не случайный эпизод, это давно зрело, теперь вызрело, и впереди долгое время, когда придется терпеть и защищаться, сжав зубы. Против того, кто сорвался с цепи, и всякий-то земной суд — неважная защита, но земной суд такого качества — защита и вовсе негодная. Меч закона и вообще-то должен быть вне подозрений — тем более при нынешних совсем скорбных обстоятельствах.

Комментарии
Прямой эфир