Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Рогозин потребовал от главы Роскосмоса автоматизированную систему качества

На закрытом совещании вице-премьера глава Роскосмоса признал вину и объяснил причины неудачных запусков
0
Рогозин потребовал от главы Роскосмоса автоматизированную систему качества
Фото: REUTERS/Thierry Roge
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дмитрий Медведев сегодня провел разбор полетов, касающийся провального запуска «Протона-М» со спутниками «Экспресс-МД2» и Telkom-3. Между тем «Известия» выяснили подробности закрытого совещания, которое в понедельник по аналогичной теме провел вице-премьер Дмитрий Рогозин с руководителями ракетно-космической отрасли.

— Встреча проходила в предельно накаленной обстановке. И если сам Рогозин старался держать себя в руках, то зампред комиссии по ВПК Юрий Борисов буквально срывался на крик, — рассказывает один из участников совещания.

Глава Роскосмоса Владимир Поповкин и гендиректор Центра имени Хруничева Владимир Нестеров признали свою вину за случившееся.

Первым с докладом выступил Поповкин.

— Я признаю вину, — заявил он, — но мы не могли остановить запуски. Для того чтобы «просветить» все аппараты, уже собранные, нужно было заново все разобрать. Это невозможно. Мы на год-полтора вынуждены были бы приостановить все запуски.

Глава Роскосмоса доложил, что за случившееся наказаны трое его заместителей. Но кто и каким образом — не уточнил. Всего у Поповкина пять замов. Комиссия по расследованию причин нештатного пуска ракеты-носителя «Протон-М», по словам главы Роскосмоса, завершает свою работу.

— Претензии — к разгонному блоку «Бриз-М», — резюмировал докладчик.

В числе прочего он посетовал на то, что «сокращены военные представительства (на предприятиях ракетно-космической отрасли. — «Известия»), и мы вынуждены создавать оперативные группы контроля качества и проверять все подряд. Однако не все можно проверить, когда сборка изделия уже завершена».

— Но мы учимся, — добавил оптимизма в голос Поповкин. — Вот даже семинар в Тулузе по организации системы контроля качества провели.

Рогозин, по словам одного из участников совещания, потихоньку багровел.

Поповкин между тем перешел к теме кадров. Резерв, дескать, есть, и за счет этого резерва качественный скачок в отрасли ожидается к середине 2014 года.

— Все ваши стратегические планы — это разбросанные по полу зерна. Неизвестно, прорастут ли они! — в сердцах бросил вице-премьер.

Глава Роскосмоса продолжил доклад. Как бы между делом упомянул, что у руководителей предприятий ракетно-космической отрасли зарплаты в разы выше, чем у него самого. А ближе к финалу речи предложил создать государственную ракетно-космическую корпорацию. Резюме Поповкина, по словам источника «Известий», было таково:

— Мое субъективное мнение: это (последняя авария. — «Известия») отрыжка прошлогодних провалов.

Поповкин предложил не сводить происшедшее к политике, а разбираться в технических проблемах.

Рогозин, выслушав доклад, констатировал, что за последние полтора года произошло уже семь аварий и общий ущерб, нанесенный государству, составляет более 20 млрд рублей — по самым скромным подсчетам. Между тем в кулуарах перед началом совещания, говорит собеседник «Известий», называли гораздо большую сумму ущерба — порядка 45 млрд рублей.

— Имиджевые потери России будут впредь увеличиваться за счет отказов потенциальных заказчиков, — продолжал возмущаться зампред правительства. — И вы хотите, чтобы политика осталась в стороне? Проблема приобрела системный характер. Грубо нарушаются требования действующих положений, регламентов технологических процессов... Каждый из руководителей предприятий и отрасли должен помнить о персональной ответственности!

Рогозин напомнил, что еще полгода назад на совещании в Воронеже тот же глава Роскосмоса докладывал о мерах по созданию отраслевой системы контроля.

— Что же сделано?! Получается, что ничего, — сделал вывод Рогозин. — Почему меры, принимаемые Роскосмосом, не приносят результатов?!

Поповкин промолчал.

Вице-премьер заявил, что надо незамедлительно приступить к разработке и внедрению системы контроля качества ракетно-космической продукции. Причем системы автоматизированной. Именно в отсутствии такой системы контроля, считает Рогозин, и кроются реальные причины всех последних аварий.

У главы комиссии по расследованию причин нештатного пуска «Протона-М» Олега Скоробогатова были наготове предварительные выводы. Сам двигатель ракеты, повторил докладчик слова Поповкина, ни при чем. Скорее всего, засорился фильтр одного из трубопроводов разгонного блока «Бриз-М».

Рогозин поинтересовался у Поповкина, делались ли какие-то выводы в отношении качества разгонных блоков после предыдущих аварий?

— Все аварии неповторяющиеся, — веско произнес глава Роскосмоса. — Причины у всех разные.

Вице-премьер уточнил, когда «Бризы-М» были произведены? Но Поповкин, по словам источника «Известий», от ответа ушел, на все лады повторяя, что «необходимо менять систему управления».

Глава Центра имени Хруничева Владимир Нестеров тоже посыпал голову пеплом.

— Я понимаю, что виноват. Виноват Центр Хруничева, и я как директор, — сказал оратор и добавил, что в последней аварии «не подозревает никакого саботажа.

— Но каким-то образом что-то туда (видимо, в трубопровод разгонного блока. — «Известия») попало, — выдал Нестеров.

Что попало? Как? Об этом он умолчал.

Директор Центра имени Хруничева посетовал, что у иностранцев весь процесс контроля осуществляет техника, «а не человек, как у нас».

— В старых конструкциях применение контролирующей техники невозможно, — сказал Нестеров. Правда, добавил он, в «Ангаре» уже заложена система электронного контроля.

Замглавы комиссии по ВПК Юрий Борисов, по словам наших источников, сорвался на крик, парируя, что средств, выделенных на создание систем автоматизированного контроля в ракетно-космической отрасли, хватило бы на внедрение аналогичных систем в нескольких других отраслях.

— А у вас я даже не вижу динамики развития, хотя мы говорим об этом не первый год, — возмущался Борисов.

— А я за год вижу, — робко возразил Поповкин.

Борисов предложил рассмотреть целесообразность создания унифицированной системы управления для существующих разгонных блоков.

— Я «за», — заявил Поповкин.

— Вы руководитель отрасли, вы это и делайте. Че «за»-то?! — вновь вознегодовал зампред комиссии по ВПК. — Я вам только предлагаю.

Итог совещания подвел Рогозин. По его словам, все стратегические проекты Роскосмоса — «это вчерашний день». А надо «не бояться мечтать, смотреть дальше, привлекать к работе молодых инженеров — казалось бы, фантазеров, но их проекты — это проекты завтрашнего дня». Не следует, однако, считает вице-премьер, отпускать и старую гвардию. А самое главное — у отрасли нет стратегической цели.

— И прекратите уже говорить, что вам всего не хватает! — призвал Рогозин. — Вы находитесь в гораздо более выигрышном положении, чем другие отрасли.

По словам источника, вице-премьер назвал неудовлетворительными прозвучавшие на совещании оправдания со стороны руководителей отрасли и намерен лично следить за тем, как будут внедряться системы автоматизированного контроля качества продукции на предприятиях отрасли.

Комментарии
Прямой эфир