Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Юргенс предложил менять Конституцию с помощью круглого стола

Глава ИНСОР считает, что России может помочь опыт Польши конца 1980-х
0
Юргенс предложил менять Конституцию с помощью круглого стола
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Глава Института современного развития (ИНСОР) Игорь Юргенс предлагает новую форму решения серьезных и масштабных политических проблем  в России. Инициатива, по его мнению, могла бы носить название «Годовой круглый стол», который проходил бы с участием всех заметных политических сил страны, рассказал Юргенс «Известиям».

— «Годовой круглый стол» мог бы обсуждать большие политические проблемы: куда идет Россия и что она делает. На это время можно было бы объявить мораторий на проведение массовых акций протеста, — предлагает Игорь Юргенс.

По его мнению, результатом работы этой структуры могла бы стать «национальная программа».

— В ходе такого круглого стола можно было бы решать, что приемлемо в России, что неприемлемо. Что, как пенсионная реформа, является спусковым крючком очень тяжелых или нетяжелых реформ, что будет с легитимностью действующего парламента, выпускать не выпускать Навального, вопросы губернаторских выборов, — перечисляет глава ИНСОРа.

Сначала, рассуждает он, такая временная структура могла бы консолидировать правоцентристские силы страны, а потом собрать и общенациональный круглый стол.

— По сути, это то, что в свое время Григорий Явлинский называл Конституционным собранием. Но ведь в Конституции действительно назрели перемены, и этот вопрос тоже можно было бы обсудить в рамках данной инициативы, — рассказывает политик.

По мысли Юргенса, круглый стол должен быть «абсолютно гласным».

— Все бы свою дурость и ум показали, — шутит он.

Напомним, круглый стол в Польше, о котором говорит Юргенс, — ряд мероприятий, проходивших в Варшаве с 6 февраля по 4 апреля 1989 года в здании Совета Министров республики. Такой формат возник после жесткого противостояния между властью и оппозицией: дело доходило до введения военного положения и массовых арестов.  С правительственной стороны переговоры возглавлял генерал Чеслав Кишак, со стороны оппозиции в переговорах участвовал лидер «Солидарности» Лех Валенса. В результате в ходе круглых столов было достигнуто соглашение о глубоких политических и экономических изменениях в стране.

Эксперты считают, что применять польский опыт к сегодняшней России — некорректно.

К примеру, политолог Дмитрий Орлов полагает, что у обеих стран — принципиально разные ситуации.

— Диалог в России востребован, но абсолютно неприемлем польский сценарий. Прежде всего потому, что в нашей стране действуют и легитимны конституционные институты. Во-вторых, хотя у нас протестное движение и существует, однако ни по масштабу, ни по характеру и уровню лидеров оно несопоставимо с польской «Солидарностью», — уверен Орлов.

Гипотетически можно сесть с организациями, которые не включены во властные институты, но выражают мнение миллионов людей, говорит он. Но российская ситуация — это слишком слабая копия польской обстановки того времени, это «диалог не на равных».

Круглый стол — это, по сути, обсуждение условий отступления власти, считает политолог Глеб Павловский.

— Все круглые столы такого рода, которые я знаю, связаны с согласием власти в том, что ей пора отступить. Я не вижу, чтобы наша власть хотела куда-то отступить, — утверждает эксперт.

По его мнению, лучший пример работы подобной структуры в России — это площадка «Открытая трибуна».

— Обсуждали законопроект «об иностранных агентах». С обоих сторон — умные аргументы. Но на другой день этот закон принимается в том виде, в котором он был внесен на «Открытую трибуну». Зачем тогда нужно было это обсуждение? — задает риторический вопрос Павловский.

Дмитрий Орлов объясняет неудачу с опытом «Открытой трибуны».

— Такого рода диалог не может обязывать власть к каким-либо решениям. Власть выслушивает, но проводит свою политику. Для того чтобы вести диалог на равных, оппонирующих власти должны быть миллионы. Этот актив есть, к примеру, у КПРФ. Но ведь лидер коммунистов и так регулярно с глазу на глаз ведет диалог с главой государства: раньше с  Медведевым, а теперь — с Путиным, — рассказывает он.

Что касается нынешних лидеров оппозиции, то ни с Навальным, ни с Удальцовым власти вести диалог смысла не имеет.

— В Польше этот процесс действительно был жизненно необходим. Потеря властью легитимности достигла критических величин. Ничего подобного применительно к России сказать пока нельзя, — резюмировал он. 

Впрочем, скорой реализации такой инициативы не ждет и сам Игорь Юргенс.

— Сейчас это не вызовет большого энтузиазма со стороны властных структур, они в этом начнут видеть подрыв своих позиций, опять будет беспокойство, кто главный и т.д., — заключил он.


Читайте также
Комментарии
Прямой эфир