Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Тегеран пригрозил лишить Европу нефти надолго

России это дивидендов не принесет — она не в состоянии предложить Евросоюзу свою нефть взамен иранской
0
Тегеран пригрозил лишить Европу нефти надолго
Нефтяные доки в иранском порту Чабахар. Фото: REUTERS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Депутаты иранского парламента подготовили законопроект о введении эмбарго на поставку иранской нефти в ЕС. Таким образом, Тегеран играет на опережение. Если Евросоюз собирается ввести запрет на поставку к себе иранской нефти только с 1 июля 2012 года, чтобы закончился срок действия большинства ныне действующих контрактов, то иранцы идут напрямую. Причем этот шаг хотя и создаст трудности для  Европы, но еще больше проблем могут получить сами иранцы.

— Если иранские власти решатся на эмбарго, то их страна сразу потеряет порядка $600 млн в день при цене $100 за баррель, ведь в ЕС ежесуточно идет 500–600 тыс. баррелей, — подсчитал иранист, эксперт Института востоковедения РАН Владимир Сажин. — Кроме того, если сейчас Иран введет санкции, ему придется платить неустойку по всем действующим контрактам.

Сумма неустоек может составить сотни миллиардов долларов. Причем неясно, каким образом Тегеран сможет рассчитаться, даже если согласится, поскольку иранский центробанк находится под санкциями.

Конечно, остается азиатский рынок, где у Исламской Республики устойчивые позиции. Например, для Китая она — основной поставщик. Однако говорить об увеличении поставок туда сверх нынешнего объема вряд ли приходится.

— Никто сразу не сможет закупить 600 тыс. баррелей в сутки, высвобождающиеся после прекращения поставок в Евросоюз, — считает Владимир Сажин. — Китай с 1 января этого года сократил заказ на будущие закупки — исходя из снижения своих потребностей.

Япония, приобретающая сейчас в Иране 10% нефти от общего числа своих закупок, сокращает этот объем из-за давления со стороны США. Южная Корея, у которой иранская нефть составляет те же 10% от импорта, тоже может уменьшить ее потребление по тем же соображениям. Пока что лишь Индия сохраняет прежний объем закупок.

Надо учитывать, что бюджет Ирана ($508 млрд), по разным оценкам, на 65–85% формируется из нефтяных доходов. Поставки в ЕС составляют порядка 20% от общего объема экспортируемой нефти. Следовательно, Тегерану придется сокращать добычу, либо придумывать, куда деть лишнюю нефть. Правда, по словам директора Центра изучения современного Ирана Раджаба Сафарова, в стране есть огромные хранилища, способные вместить нереализованную добычу, но насколько их хватит, неясно.

Между тем ЕС, который должен, согласно иранской задумке, понести большие убытки, скорее всего, справится с этим кризисом.

— Европа сможет продержаться какое-то время на стратегических запасах, — говорит директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Правда, основные потребители иранской нефти — страны юга Европы, находящиеся в самом тяжелом экономическом положении. 68% углеводородов из Исламской Республики идет в Грецию, Италию и Испанию. Но в Брюсселе смогут перераспределить общеевропейские запасы, чтобы поддержать своих членов, полагает Симонов. А спустя некоторое время Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива, враждебно настроенные к Тегерану, должны будут, как обещали, компенсировать недостачу иранских углеводородов.

— Решение Ирана — это просто ответ на санкции Евросоюза, и ни к чему хорошему такое противостояние не приведет, — считает российский министр иностранных дел Сергей Лавров. — Санкции в большинстве случаев контрпродуктивны.

Казалось бы, от намечающегося кризиса Россия могла бы получить выгоду, увеличив поставки в Европу. Тем более что иранская heavy crude oil очень близка по составу к российской. Но сегодня такой возможности нет.

— Нам нечего предложить европейскому рынку в плане увеличения поставок, — считает Константин Симонов. — Добыча практически не растет. Кроме того, мы сознательно наращиваем поставки в Азию, а в Европу сокращаем.

По мнению эксперта, мы пожинаем плоды собственной экспортной политики, когда вдруг возникший спрос нечем удовлетворить.

— Мы не добываем больше не потому, что не хотим, а потому, что не в состоянии, — объясняет Симонов. — В отличие от ОПЕК, Россия не имеет резервных мощностей. Всё тут же идет на рынок.

Правда, ситуация может измениться, если иранские военные перекроют Ормузский пролив, соединяющий Персидский залив с океаном. Вот тогда действительно можно будет говорить о всемирном кризисе, а на подорожавшей нефти Россия сможет хорошо заработать.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...