Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Изучив налоговые предложения семи участвующих в парламентских выборах партий, я постарался систематизировать прочитанное по трем критериям: (а) продуманности, комплексности и системности предложений; (б) точек консенсуса, то есть общих мест программ большинства партий, а также (в) оригинальности и конструктивизма предложенных мер.

Как выяснилось, налоговая программа «Справедливой России» является наиболее комплексной, детальной и конкретной, превышая конкурирующие программы даже по объему в разы. Впечатляет и ее идеологическое обоснование (здесь — уже не глубиной проработки, но хотя бы ее наличием). Например, остальные сторонники тезиса о «справедливости» подоходного налога и налога на роскошь никоим образом не утруждают себя пояснением. В то время как «Справедливая Россия» ссылается не только на социальные аспекты растущего неравенства, но и на солидарный характер ответственности всех членов общества по здравоохранению, образованию и социальному обеспечению. Одновременно, оппонируя выступающей за сохранение «плоской» шкалы НДФЛ «Единой России», «эсеры» логично указывают на несостоятельность тезиса о низкой собираемости НДФЛ в случае введения прогрессивной шкалы. Наконец, «Справедливая Россия» — единственная из всех много чего наобещавших партий (по числу и стоимости обещаний первое место уверенно занимает КПРФ, которая к тому же еще и собирается национализировать огромные куски экономики, забывая, что национализация тоже требует денег — иначе это называется конфискацией или экспроприацией) дает избирателям пояснения (весьма общие, но все же) относительно предполагаемых источников финансирования. Вообще, бухгалтерская привычка соотносить расходы с доходами не может не вызывать уважения хотя бы потому, что свидетельствует о том, что программу собираются выполнять, а избирателя не держат за доверчивого идиота.

Несмотря на декларируемые идеологические различия, в списках мер налоговой политики партий — много общих позиций, причем по самым значимым для избирателя вопросам.  Учитывая, что мнения оппонентов совпадают по ключевым вопросам налоговой политики, можно утверждать, что спектр предложений задается всего лишь двумя точками зрения.  Левая перераспределительная идея «справедливого» налогообложения в сочетании с резким ростом роли государства в пока еще вроде как рыночной экономике и полномасштабном социальном обеспечении самым ярким образом представлена «Справедливой Россией», однако к той же части спектра относятся и все остальные партии, за исключением «Правого дела» и в меньшей степени «Яблока». Правая «либеральная» идея поощряющего успех налогообложения, рассчитанная на поддержку процессов снижения роли государства как в экономике, так и в области социальных обязательств, представлена не вполне системными предложениями одиноко расположившегося на этом фланге «Правого дела».

Что касается оригинальных идей, то, например, «Яблоко» предлагает ввести «с целью легитимации крупной частной собственности единовременный компенсационный налог на выгодоприобретателей залоговых аукционов 1990-х годов». Реализованный на практике лейбористами в Великобритании после приватизационной кампании правительства М. Тэтчер и предложенный в современной России банкиром А. Лебедевым механизм вряд ли будет внедрен в России, хотя к столь любимой партиями справедливости имеет ничуть не меньшее отношение, чем прогрессивная ставка НДФЛ.

ЛДПР продолжает педалировать давнее предложение о замене НДС более простым в администрировании, а значит, менее коррупциогенным налогом с продаж. В свете популярности идей о децентрализации бюджетной системы и повышении финансовой самостоятельности регионов (вероятно, с последующим переносом на них ответственности за выполнение социальных обязательств государства), а также весьма вероятного перехода на работу в правительство давнего сторонника этой идеи А. Дворковича это предложение вполне может быть принятым в течение срока полномочий шестого созыва Государственной думы.

Для достижения полной и окончательной справедливости «Справедливая Россия» в дополнение к прогрессивной ставке НДФЛ и налогу на роскошь (1–5% от стоимости приобретения яхт, самолетов, элитных автомобилей и дорогой недвижимости; видимо, ежегодно) предлагает еще и обложить взносами на социальное страхование доходы свыше 39 тыс. руб./мес. Можно с уверенностью говорить о том, что его реализация будет означать кардинальное увеличение налоговой нагрузки на бизнес, особенно тот, где фонд оплаты труда составляет существенную долю, например, в инновационных отраслях экономики, а потому, будем надеяться, останется лишь частью предвыборной программы.

Ну и, наконец, заслуживает внимания идея «налоговой амнистии», выдвинутая «Единой Россией» и ставшая предметом анализа в одной из моих предыдущих колонок. Вкратце напомню, что списание сформированной по состоянию на 01.01.2009 г. ошибочно начисленной задолженности вряд ли стоит называть амнистией (если только амнистируемым не являются допустившие ошибку органы), а вот безусловное списание законно начисленных налогов, если таковое будет иметь место, подаст предельно неверный сигнал обществу о том, что неуплата налогов — допустима.

В целом представляется, что партии, кроме «эсеров», посчитали излишним вкладывать время, деньги и усилия экспертов в детальное изложение своего видения налоговой политики в программных документах — возможно, вполне справедливо, но оттого не менее цинично полагая, что даже ту малую долю избирателей, что доберется до программных документов партий-конкурентов, налоговые вопросы за пределами банальных деклараций по перечисленным выше консенсусным позициям не интересуют.

Лично я не вижу ничего справедливого ни в прогрессивной ставке налогообложения, ни в налоге на роскошь, при которых налоговые обязательства граждан никак не привязаны к тому, что они получают от государства, и определяются исключительно экономической способностью государства относительно безболезненно посильнее ободрать того, кто лучше учился и больше работает. Более того, прогрессивное налогообложение мы уже проходили. В 1994 году, когда я, еще учась в университете, начинал работать в организации, которая, вопреки принятой на тот момент практике, платила «белые» зарплаты, я достаточно быстро оказался обложенным подоходным налогом по эффективной ставке в 27% — зарабатывая небольшие даже для студента деньги. Готов поспорить, что ни один из фигурантов известного судебного процесса, проходящего в эти дни в Лондоне, за пределы тогдашней минимальной ставки в 12% (+1% в Пенсионный фонд) в те годы не выходил, и отнюдь не потому, что зарабатывал меньше меня.

Точно так же уверен и в том, что из базы налога на роскошь, будь он введен следующим составом Государственной думы, наверняка выпадут столь любимые чиновниками швейцарские часы за десятки и сотни тысяч долларов, хотя бы на том основании, что с определенного уровня это вовсе не роскошь, а элемент делового костюма (а к тому же его сложно администрировать), а зарегистрированные на офшорные фирмы яхты, самолеты и зарубежные поместья если и обложатся налогами, то отнюдь не российскими — а значит, налог на роскошь на практике будет платить средний класс.  

Автор — эксперт консультативной рабочей группы при Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...