Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я голосую за Владимира Меньшова»

Никита Михалков по просьбе «Известий» прокомментирол результаты прошедшего в Минкульте заседания, на котором решалась судьба российской оскаровской комиссии
0
«Я голосую за Владимира Меньшова»
фото: ИЗВЕСТИЯ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— В ситуации с российским «Оскаром» в последнее время действовали несколько разнонаправленных сил. По чьей инициативе было собрано заседание в среду?

— Как вы прекрасно помните, российские лауреаты и номинанты премии «Оскар», а также те наши соотечественники, которые являются членами Американской киноакадемии, написали письмо, в котором настаивали, чтобы в ближайшее время был собран оргкомитет по выдвижению на премию «Оскар». (Письмо было опубликовано в газете «Известия»). Поскольку они настаивали именно на «ближайшем времени», то он и был собран — в тот момент, когда Министерство культуры смогло предоставить нам для этого помещение. Всех обзвонили, предупредили. Из 30 человек пришло 17 — квалифицированное большинство. И стали говорить о создании оскаровского комитета, который должен быть независимым ни от кого. Ни от «Золотого Орла», ни от какой-либо другой организации.

— Я отслеживаю эту ситуацию с самого начала, но даже я уже запуталась. Собрание в среду — это собрание оскаровской комиссии или оргкомитета по созданию оскаровской комиссии?

— Это казуистика, которая от меня далека. Важно то, что оргкомитет — давайте назовем его так — единодушно проголосовал за предложенный мной принцип. В оскаровскую комиссию могут входить лауреаты и номинанты премии «Оскар», а также победители фестивалей класса «А»,  исключительно режиссеры и продюсеры номинированных и победивших фильмов. При том что комиссия имеет право привлекать консультантов, которые могут давать советы, но не имеют права голоса.

— Именно принцип «только режиссеры и продюсеры» у многих, в частности, у Андрея Кончаловского вызывал возражения. Вам удалось его отстоять?

— Да. Я категорически был против того, чтобы разжижали эту историю. Если предположить, что в комиссию должны входить, например, лауреаты не только золотых, но и серебряных, и других призов крупных международных фестивалей, то рухнет структура, размоется принцип и мы запутаемся во всем этом. И в комитете, где состоит 30 человек, работать нелегко. А если их будет 80? Лично я тогда просто выйду из комиссии, потому что заседания превратятся в бесполезную трату времени.

— Вы сами разговаривали со всеми предложенными кандидатурами?

— Послушайте, я же не организатор, не глава этого оргкомитета. В мои обязанности не входит всех обзванивать. Я позвонил моим товарищам: Данелии, Шахназарову, Панфилову…

— А почему все-таки не позвали Андрея Кончаловского?

— Дело в том, что Андрей, как и Сергей Бодров-старший — члены американской киноакадемии. И мне казалось, что если включить их в комиссию, американцы могут заподозрить нас в лоббизме. Но большинство меня в этом не поддержало. Поэтому, конечно, и дважды номинанту на «Оскар» Сергею Бодрову, и победителю фестиваля в Карловых Варах Андрею Кончаловскому предложат войти в комиссию. Что касается члена американской киноакадемии Рустама Ибрагимбекова, он такого предложения не получил, поскольку является писателем, сценаристом, а не режиссером и не продюсером. Еще раз подчеркиваю: предложение войти в комиссию — это всего лишь предложение, не обязательное к исполнению. Кто захочет — войдет, кто не захочет — нет. Ели завтра российский фильм получит приз на фестивале касса «А», то его режиссер и продюсер автоматически получают право войти в комиссию. Но обязать их, естественно, никто не может.

— Кто будет председателем новой оскаровской комиссии?

— Лично я предложил Владимира Меньшова. Он занимает этот пост уже давно и отлично со всем справляется. Да, на мой взгляд, в этом году он в качестве председателя допустил ошибку, но она чисто техническая. Так что я голосую за Меньшова. 

Комментарии
Прямой эфир