Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Екатеринбургу не дали стать «колыбелью революции»

Уральские сторонники полковника Квачкова, как считает следствие, хотели поднять вооруженный бунт
0
Екатеринбургу не дали стать «колыбелью революции»
фото: NarodPolk
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На рассвете, по версии следствия, группа диверсантов должна была перебить руководство УФСБ, УВД и МЧС, взорвать ЛЭП, захватить арсеналы с оружием и держать оборону до подхода подкреплений. Операция под кодовым названием «Рассвет» должна была начаться рано утром 2 августа. Место действия — Екатеринбург.

Это не сценарий фантастического боевика, а материалы уголовного дела, возбужденного против екатеринбуржских сторонников отставного полковника ГРУ Владимира Квачкова. В конце июля ФСБ сообщило о том, что в Екатеринбурге ликвидирована ячейка радикально-патриотического движения «Народное ополчение имени Минина и Пожарского», лидером которого считается Квачков. 

Задержанным предъявили обвинения в организации террористической группы и подготовке мятежа, но до последнего времени подробности планируемого переворота были неизвестны.  

Как утверждают следователи, утром 2 августа несколько вооруженных боевых отрядов  с костяком из бывших спецназовцев должны были прорваться в здания екатеринбургского ГУВД, ФСБ, МЧС и уничтожить их руководителей. Этим же отрядам поручался захват складов с оружием. Группы диверсантов должны были взорвать электроподстанции Екатеринбурга, чтобы обесточить город и посеять панику среди населения.

Далее мятежники якобы планировали мобилизовать и вооружить все мужское население Екатеринбурга и такими силами держать оборону до подмоги из соседних регионов. День начала мятежа выбран не случайно. 2 августа полицейские все силы бросают на усмирение «голубых беретов», а «войска дяди Васи», подогретые алкоголем, готовы к любым подвигам — от столкновений с ОМОНом до походов на овощные рынки.    

Диверсанты полагали, что мятеж в Екатеринбурге вызовет цепную реакцию по всей России. После этого они планировали потребовать от руководства России передать им политическую власть в стране, провозгласив военную диктатуру.

При этом мятеж должен быть малобюджетным — на переворот, утверждают следователи, было собрано всего 50 тыс. рублей.

Удивляет не только весь план, но и состав мятежников: предприниматель Сергей Катников, доктор наук, изобретатель Виктор Кралин, 64-летний полковник-афганец Леонид Хабаров, экс-милиционер Владислав Ладейщиков. Лидером повстанцев следствие считает уроженца Кургана Александра Ермакова, у которого, по неофициальной информации, были проблемы с психикой.

Из всей этой «боевой ячейки» наиболее подготовленным выглядит лишь 64-летний Хабаров. С 1966 года он служил в ВДВ, в Афганистане командовал батальоном отдельной десантно-штурмовой бригады, потом был начальником штаба 56-й бригады. Награжден орденами Красного Знамени, «За военные заслуги», медалями. Оба сына Хабарова — офицеры.

Председатель правления Союза ветеранов Афганистана в Екатеринбурге Виктор Бабенко рассказал «Известиям», что задержанный Леонид Хабаров когда-то был его заместителем и запомнился ему резкими высказываниями. «Мы говорили ему: иди на выборы, доказывай свою позицию политическими методами», — вспоминает Бабенко.

— Если план переворота существовал реально, то это, конечно, чудовищный бред, — пояснил «Известиям» военный эксперт Александр Гольц. По его мнению, даже если бы мятежники убили глав МВД, ФСБ и МЧС Свердловской области, рядовые граждане остались бы к этому равнодушны. Подрывы линий электропередачи также ничего бы не дали, потому что нужно держать оборону, чтобы их быстро не восстановили.

— Чтобы взять под контроль такой город, как Екатеринбург, необходимо несколько десятков тысяч вооруженных людей, — добавляет эксперт.

«Это страшилка, что пять человек из провинциального городка могут совершить переворот в масштабах страны, — считает генерал-полковник в отставке Леонид Ивашов. — Все успешные военные перевороты совершали действующие военные, стоящие у власти и имеющие для этого все возможности. Отставники успешных переворотов не совершали». По его мнению, это провокация накануне выборов, чтобы провести зачистку патриотических сил.

Это уже не первая группа мятежников в России, которую «приписывают» Квачкову, хотя чекисты выяснили, что два года назад он объехал несколько регионов, где общался с отставными военными и подбивал их на вооруженный мятеж. Летом прошлого года в лесу под Владимиром местные чекисты задержали лидера тольяттинской ячейки «Народного ополчения имени Минина и Пожарского» Петра Галкина. Его взяли с арбалетом в руках. Галкин дал показания на Квачкова. Якобы по его приказу полтысячи бывших военных должны были собраться во Владимирской области, захватить арсеналы Главного ракетно-артиллерийского управления Минобороны и Ковровскую танковую дивизию, после чего направиться в сторону Москвы.

Защитники Квачкова, которого теперь обвиняют в организации террористической группы и вооруженного мятежа, заявили «Известиям», что ячейки на Урале у него не было. «Из всех задержанных в Екатеринбурге Володя знает только Леонида Хабарова, но у мужа было много знакомых в военных кругах — это ничего не значит», — объяснила Надежда Квачкова.

«Никаких следственных действий, в которых бы упоминался Екатеринбург, в последние недели с моим клиентом не проводилось», — заявила «Известиям» адвокат Квачкова Оксана Михалкина.

«Если все обвинения реальны и там нет никаких натяжек, то все это крайне опасно, —  считает президент Международной контртеррористической треннинговой Ассоциации Иосиф Линдер. — Были случаи когда даже маленькие диверсионные группы на сутки, а порой и более захватывали города или серьезно осложняли обстановку. Что у этих людей в головах — вопрос к следствию, психологам или психиатрам».

По словам Линдера, «екатеринбургское дело», появившееся накануне выборов, может быть отчетом о превентивной деятельности спецслужб и сигналом аналогичным группам:  не надо раскачивать лодку. Тем не менее эксперт полагает, что десяток недовольных офицеров вряд ли могут повторить «эффект монетизации» — когда десятки тысяч пенсионеров перекрыли более десятка крупных магистралей и чиновники спешно пересмотрели неудобный закон. «Выступление нескольких офицеров — это, конечно, локальная акция. Но с ними в отличие от пенсионеров за стол переговоров вряд ли будут садиться», — полагает эксперт.

Комментарии
Прямой эфир