Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Болевой прием

"Помогите: у моей мамы рак в четвертой стадии. А в онкодиспансере ей отказывают в нормальных обезболивающих лекарствах. У меня нет сил видеть ее страдания!" - письма и звонки о таких историях в последнее время приходят в редакцию все чаще. Почему смертельно больным людям отказывают в облегчении их участи?
0
(фото: Екатерина Штукина/«Известия»)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Марина забрала маму из онкологической больницы. Ей осталось месяца два, не больше, сказали врачи, встанете на учет у районного онколога. Если что, он назначит нужные лекарства.

Пришлось пройти всю цепочку инстанций, придуманных для подобных больных. Сначала - участковый терапевт, который направил к онкологу. Потом визит к онкологу, чтобы вызвать его на дом. Тот пришел, проверил, правда ли больная так плоха, после чего дал справку, что ей требуется обезболивание. С полученной справкой - снова в поликлинику - за рецептом строгой отчетности. Главная медсестра строго предупредила: если не все таблетки будут использованы, остаток надо сдать! С рецептом - в особую аптеку, где дали таблетки на две недели. Скоро они помогать перестали, и весь путь пришлось повторить, чтобы получить специальные пластыри вместо болезненных уколов морфина. Когда мама умерла, нужно было не забыть отлепить от ее исхудавшей руки использованный пластырь и вместе с оставшимися сдать в поликлинику...

- Но она все же не так сильно мучилась, как мы боялись, - Марина блестит сухими глазами. - Ей было больно, только когда мы ее переворачивали или переодевали.

Марина не знает, что на этот случай существуют специальные спреи и леденцы, которые мгновенно повышают дозу обезболивающего, чтобы больному было легче, когда его приходится шевелить. Потому что они существуют в других странах, в России о них и не слыхивали. Правда, есть и отечественный подобный препарат, но его не производят - дешев, невыгодно. И все-таки ее мама попала в число "счастливчиков" - в Москве обезболивание с помощью таблеток и пластырей получают около 70% тех, кто в нем нуждается. Еще в нескольких крупных городах - до половины. По стране среди умирающих от рака таких, по оценкам экспертов, всего 4%, остальные в лучшем случае получают инъекции или вообще ничего. А счет не на единицы: за год в России умирает от рака около 300 тысяч человек. Еще примерно столько же годами испытывают тяжелые хронические боли в спине, суставах, после операций, инсультов, травм и ожогов, от осложнений диабета и ревматических заболеваний... Почему же медицина не спасает их от боли, которая может свести с ума?

Закон строже адских мук

Лекарства от боли делятся на две группы. Первая - нестероидные противовоспалительные средства, которые мы пьем от головной, зубной и любой другой боли. Все они, к несчастью, обладают тяжелыми побочными эффектами и при длительном применении в больших дозах разрушают печень, почки, желудок, а боль снимать перестают. Вторая группа - опиоидные анальгетики, которые в быту называют "наркотиками". Но их применение строго ограничено законом и многочисленными подзаконными актами - их более 50.

К примеру, больному после операции назначают не больше трех ампул обезболивающего в сутки. Срок действия дозы - максимум 4 часа. Это значит, на 12 часов он остается один на один со своей болью. А чтобы получить для него всего одну ампулу, медсестра должна потратить 30-40 минут на ее оформление и доставку (в сопровождении охранника) в отделение.

Врач, назначающий такие препараты, и медсестра, проводящая их учет в поликлинике, должны делать записи в 8 журналах. Муниципальные и коммерческие аптеки возиться с "наркотикой" не хотят - муторно и опасно. И накладно: за охрану при доставке заказанной партии со спецсклада надо платить. Государственным аптекам еще можно приказать обеспечить больных, которых лечат на дому, но их теперь почти нет, а коммерческим и приказать невозможно. Особенно тяжело приходится больным в селах и деревнях, где есть только фельдшерско-акушерский пункт, но ни аптеки, ни врача.

Из-за немыслимо строгой отчетности опиоидные анальгетики не имеют в своих укладках и бригады "скорой помощи", хотя в столице, к примеру, каждый второй ночной вызов связан именно с тяжелым приступом боли. А в регионах порой на такие вызовы даже не выезжают - помочь все равно нечем. Головной боли с "наркотикой" столько, что с мест присылают в Москву вроде бы грамотно составленные заявки на обезболивающие лекарства, но потом выкупают не больше трети.

Вся эта система была придумана в 90-е годы, чтобы избежать утечки препаратов на "черный" рынок. И не становится проще, хотя с тех пор ситуация сильно изменилась. В конце прошлого года в Санкт-Петербурге состоялся "круглый стол" "Контроль за оборотом наркотиков и обезболивание онкологических больных". На нем начальник отдела службы по контролю за легальным оборотом наркотиков управления Госнаркоконтроля по Петербургу и Ленинградской области Владимир Пузанов сообщил, что в регионе перетекания из легального оборота наркотиков в нелегальный уже практически нет. Смысла нет, когда "черный" рынок предлагает массу вариантов недорогого зелья. И это в регионе, который имеет печальную славу наркостолицы страны.

А можно ли сделать так, чтобы жесткость борьбы с наркоманией не лишала необходимой помощи страдающих людей?

Врачи мало знают

- Линейка лекарств, помогающих купировать боль, у нас в десятки раз меньше, чем в цивилизованных странах, - признает руководитель центра паллиативной помощи больным Московского научно-исследовательского онкологического института им. Герцена, кандидат медицинских наук Гузель Абузарова. - Но даже из тех препаратов, что зарегистрированы в России, можно грамотно создавать комбинации, которые позволяют долго поддерживать качество жизни больных. К сожалению, у многих врачей не хватает нужных знаний.

К примеру, о существовании таких современных форм, как обезболивающие пластыри, действующие 72 часа и дольше, во многих регионах даже не слышали. Не знают многие врачи и принципов борьбы с болью, принятых ВОЗ: без инъекций; с опережением, а не после развития болевого синдрома; с индивидуальным подбором доз; с вниманием к деталям... Система лечения приближается к ним лишь в отдельных регионах.

- По приказу министра здравоохранения края длительное лечение инъекционными формами анальгетиков у нас приравнено к дефектам медицинской помощи, - рассказал "Известиям" руководитель центра паллиативной терапии онкодиспансера Ставропольского края Александр Палехов. - Поэтому про современные пластыри и таблетки длительного действия у нас знают все врачи.

Благодаря настойчивости и профессионализму Палехова в крае обезболиванием хорошо обеспечена треть нуждающихся, еще треть - удовлетворительно. Но Александр Владимирович - единственный в стране внештатный специалист регионального минздрава по паллиативной помощи.

Нужны не слова, а решения

На Западе специальность "врач паллиативной помощи" существует давно. У нас врачебных специальностей больше, чем в любой другой стране мира, но такой нет. А ведь в его помощи нуждаются не только больные раком в последней стадии.

- К нам обращаются пациенты с хроническими болями в спине, опорно-двигательном аппарате, с болевым синдромом после операций из многих регионов, - рассказал "Известиям" руководитель отделения терапии болевых синдромов Российского научного центра хирургии РАМН, доктор медицинских наук Александр Гнездилов. - По европейским данным, хронический болевой синдром испытывает до 19% населения. Но системы помощи им у нас в стране нет. Тяжелая боль не только лишает многих людей, особенно пожилых, мобильности и заставляет страдать, но и сокращает их жизнь на несколько лет.

Предложения экспертов - ввести новую специальность врача паллиативной помощи, создать клиники лечения боли в каждом регионе, пересмотреть нормативную базу и внести поправки в законодательство, облегчающие доступ больных к современным лекарствам. Похоже, их услышали и в Минздравсоцразвития.

- По поручению министерства в нашем институте разработаны стандарты лечения по всем локализациям и стадиям опухолей, - продолжает Гузель Абузарова. - В каждый из них, где это необходимо, включены обезболивающие препараты.

Кроме того, при Минздравсоцразвития сейчас создается экспертная комиссия по обезболиванию. В нее, кроме представителей ведомства и Госнаркоконтроля, войдут и ведущие специалисты, знающие проблему боли на практике, - онкологи, неврологи, анестезиологи и многие другие. Российские фармпроизводители работают над созданием новых форм обезболивающих лекарств, которые невозможно будет применять в немедицинских целях. Все эти шаги должны наконец переломить в здравоохранении ситуацию, которую заслуженный врач России Александр Палехов называет "легальными пытками", а профессор Александр Гнездилов - "полным абсурдом". Ведь это только кажется, что боль бывает чужая.

P.S. Все, кто нуждается в обезболивании, могут получить информацию и записаться на консультации к ведущим специалистам на сайте www.paininfo.ru.

Читайте также:

Новшества законопроекта "Об основах охраны здоровья граждан в РФ"

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...