Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Разворованная слава

Из музеев Балтийского флота бесследно пропадают экспонаты, символизирующие воинскую доблесть и честь прославленных боевых соединений.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

 - Уникальный раритет, - не скрывая гордости, указывает на лежащий на сатиновой подушечке "Паркер" Владимир Перфильев. - Этой ручкой маршал артиллерии Николай Воронов в 43-м году под Сталинградом подписал ультиматум о сдаче в плен генерал-фельдмаршалу Фридриху Паулюсу.

За этот предмет Перфильеву местные трофейщики (так называют себя коллекционеры военных реликвий) не единожды предлагали более ста тысяч долларов. Экспонат находится в незастекленной витрине, в неохраняемом помещении, даже не оборудованном сигнализацией.

- Созданный шестьдесят лет назад при части Музей Московско-Минской дивизии юридически таковым не является, - поясняет Перфильев. - Для нас это комната боевой славы. На бюрократическом языке - нештатное музейное образование. И как следует из этого названия, ни финансирования, ни штатов, ни охраны  на такие экспозиции не предусмотрены. Даже я, более четверти века являющийся хранителем экспозиции, числюсь совсем на другой должности.

Комнаты боевой славы, как некая летопись героического пути того или иного подразделения, подтвержденная соответствующими экспонатами, создавались после Великой Отечественной войны повсеместно. Помимо списанного оружия в таких уголках хранились регалии, описания подвигов и личные вещи особо отличившихся бойцов и офицеров, почетные знамена и вымпелы частей.

- Подобные комнаты создавались на голом энтузиазме отцов-командиров, - констатирует Лиана Радюк, руководитель калининградского отделения Росохранкультуры. - Сегодня, в силу финансовых причин, нередко такие мемориальные уголки в частях сворачиваются. Просто закрываются или передаются в другие подразделения, где еще имеют возможность их содержать. Среди экспонатов, которые размещались в комнатах славы, и сегодня хранятся раритеты, имеющие немалую историческую ценность. Юридически они никак не охраняются. Все на усмотрение командиров и замполитов. Может, поэтому нередко военные реликвии и пропадают. 

В другом нештатном образовании, именуемом музеем 11-й армии, тоже хранится уникальный экспонат - знамя, врученное подразделению непосредственно на фронте в далеком 43-м году лидером Монголии Хорлогийном Чойбалсаном.

- Подкатывали ко мне тут деляги, - морщась, рассказывает Валерий Мамзенко, директор, занимающий должность инструктора гарнизонного Дома офицеров. - Предлагали семь годовых окладов за этот стяг, но я их и послал на семь лет вперед.

С еще меньшим желанием хранитель рассказывает о пропавших реликвиях. Например, совсем недавно при передаче экспозиции из закрывающейся комнаты боевой славы в Советске бесследно исчезло Почетное знамя ЦК КПСС, которым 40-я танковая дивизия была награждена в 1967 году. В акте приема-передачи некто без особых изысков запросто переписал одну из страничек документа, убрав из реестра расшитый золотом кумач, который Мамзенко лично держал в руках. Теперь от наградного стяга в музее остались только наконечник и памятная табличка.

- Почетное знамя конечно же не боевое, - сквозь зубы говорит хранитель. - За его утерю часть не расформируют, да и командира с замполитом под трибунал не отдадут. Как только вскрылась пропажа, сразу же написал рапорт в управление воспитательной работы флота, оттуда даже дознавателя отрядили.

Но о ходе расследования Мамзенко ничего не известно. Дознаватель появился один раз в конце прошлого года и больше на связь не выходит. А задавать вопросы вышестоящему начальству - не с руки. Полковник Сергей Петренко, отвечавший за экспонаты комнаты славы в Советске, пошел на повышение и теперь служит в воспитательном управлении БФ. В том самом, которое отвечает за сохранность исторических и воинских ценностей.

В штабе флота факт утери знамени, стоимость которого на черном рынке начинается от пяти тысяч евро, никто не отрицает. Но комментировать отказываются, досадуя лишь о том, что неприятная история все-таки стала достоянием гласности. 

Пропажа почетного знамени ЦК КПСС - громкая, но не единственная. Из той же комнаты боевой славы в Советске исчезли награды с мундира командира 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Героя Советского Союза Владимира Крюкова. Сподвижника Георгия Жукова и мужа великой Лидии Руслановой. Из несвязных объяснений работников нештатного музейного формирования получается, что вроде бы во время грянувшего мирового кризиса награды забрали родственники генерала. Но фамилии и адреса родственников никто вспомнить не может, равно как и показать акт или опись передачи недешевых регалий.

Из другой комнаты боевой славы, расположенной в калининградском пригороде - Чкаловске, бесследно исчез мундир легенды советской дальней авиации Евгения Преображенского, летчика, в августе 1941 года бомбившего Берлин.

- Рынок орденов никуда не исчез, - уверяет один из ведущих коллекционеров Калининграда, попросивший не оглашать своего имени. - Да, он нелегален, но это закрытый клуб, куда невозможно попасть с улицы. Сегодня, в отличие от прошлых лет, начинают котироваться советские награды. Например, три года тому назад немецкий цинковый знак "За борьбу с партизанами" уходил за 3 тысячи евро, а орден Ленина, сделанный из драгмета, - за 500 долларов. Теперь конъюнктура поменялась. Советские награды с историей - в цене, и немалой. Что касается спроса на знамена, то торговать ими никто не запрещает, диапазон цен большой, а сам рынок весьма специфический. Скажем, в конце прошлого года довоенный флаг легендарного крейсера "Киров" ушел "на ура" и по солидной цене. 

Сегодня среди калининградских любителей военной истории популярностью пользуется новая "фишка" - электронные версии рассекреченных документов Восточно-Прусской операции. Судя по рапорту, поданному заместителем по воспитательной работе на имя командующего БФ Виктора Чиркова, уникальные документы, с которых и делались копии, хранятся в... штабе Береговых войск Балтийского флота.

- У меня немало претензий и к штатному музею Балтийского флота, - констатирует Лиана Радюк. - После его передислокации из Таллина в Балтийск в 1992 году там до сих пор не наведен должный порядок и учет.

Работники Росохранкультуры вспоминают, как не раз находили числящиеся в фондах музея картины известных маринистов на стенах флотских учреждений, в том числе и непосредственно в штабе БФ.

- Но здесь мы можем хоть как-то воздействовать на ситуацию, через ту же военную прокуратуру, например, - продолжает руководитель ведомства. - Что касается нештатных музейных образований, то сохранность экспозиций сегодня там держится на энтузиазме самих хранителей.

Специалисты считают: единственным возможным способом уберечь от тотального разворовывания уголки боевой славы отдельных подразделений - сделать их филиалами того же музея Балтийского флота.

- Такая попытка предпринималась порядка десяти лет тому назад, - сообщил "Известиям" директор музея Фаниль Валитов. - Но все уперлось в извечный вопрос финансирования. В столице не нашли средств для расширения штатов музея. Сегодня этот вопрос как никогда актуален.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...