Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Катаклизм добавил Кудрину оптимизма

Из-за событий в Японии цена на нефть может взлететь до 200 долларов за баррель. И на много лет установиться на уровне 90-100 долларов, заявил Алексей Кудрин.
0
В северных районах Японии выстраиваются огромные очереди за бензином (фото: AP)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

О дефиците бюджета России можно забыть, но сверхдоходы аукнутся инфляцией и консервацией неэффективной экономики, говорят эксперты.

Нефть слегка подешевела сразу после того, как на Японию обрушилось цунами, ведь японские заводы встали, топливо им больше не нужно. Но впереди - восстановление экономики этой страны, оно потребует гигантских ресурсов, чем сразу воспользуются спекулянты. Цена в 150-200 долларов за баррель - реальна, считает министр. Но это на пике. После ликвидации последствий цунами дешевой нефти тоже не будет.

- С учетом инфляции в США и укрепления доллара цена может находиться на уровне $90 и даже до $100 доходить в ближайшие годы, - заявил Кудрин.

Пик аномально высокой цены начнется через полтора-два месяца и продлится до полугода, согласен Олег Абелев из ИК "Риком Траст". Не от чего нефти дешеветь и после, ее добывают все меньше, а потребность растет. Конечно, это сразу отразится на российском рынке бензина. Но тут есть один парадокс.

- При таких ценах на нефть АИ-95 должен был бы стоить примерно 32 рубля, АИ-92 - 30 рублей, - прикидывает Абелев. - Но Федеральная антимонопольная служба не даст топливникам это реализовать.

Как только цены поднимутся процентов на 5-7 от нынешнего уровня (23-24 рубля), ФАС вновь займется поисками сговоров. Наивно было бы думать, что сговоров нет. Так, российские топливники намеревались к лету разогреть бензин до 50 рублей за литр, кивая при этом на повышение налогов и мировую конъюнктуру ("Известия" писали об этом в январе). После чего ФАС умерила их аппетиты, и поделом.

- Чтобы бензин в самом деле обходился в 50 рублей, нужно, чтобы нефть стоила 400-500 долларов, - приводит свои расчеты Абелев.

Если нефтяники хотят хорошо зарабатывать и при этом не вступать в конфликт с антимонопольной службой и потребителями, им нужно "отвязаться" от зарубежных нефтеперерабатывающих заводов. Сегодня зачастую сырая российская нефть вывозится за кордон, там перерабатывается в бензин и возвращается к нам. Пора строить свои заводы, резюмирует эксперт. Что трудно сделать без поддержки государства, ведь оно "раздевает" топливников высокими налогами.

Но вот с этим проблема. "Высокая" нефть загоняет финансовые власти в отчаянное положение, говорит директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. Минфин годами и слушать не хотел о том, чтобы тратить государственные деньги на инвестиционные проекты. В ведомстве не верят, что средства вернутся. Но как поступить сейчас?

Бюджет России достигает мгновенной ("здесь и сейчас", а не по году в целом) бездифицитности при цене нефти в 109 долларов за баррель. Если Кудрин прав, "мгновенная" бездифицитность станет постоянной. Но это - в чистом виде пресловутая "нефтяная игла". Если вычесть из доходов сырье, финансы запоют романсы. Минфин составляет теоретический "не-нефтяной" бюджет. Но решится ли он убрать сырьевой фактор в реальности? Не вычитать страшно, реализуются риски резкого обвала, о которых рассказывал Кудрин на Красноярском экономическом форуме. А вычтешь, куда "лишние" деньги девать, опять складывать в Стабфонд, чтобы их там ела инфляция?

- Это драматическое противоречие, - говорит Гринберг. - С одной стороны, тратить не хотят, с другой, чтобы на самом деле избавиться от нефтяной зависимости, тратить нужно, реанимируя то, что осталось от "советского задела", или строя с чистого листа. Таков императив нашего времени.

Видит Гринберг и инфляционные риски. С 1 марта Центробанк расширил коридор колебаний курса рубля, что позволило пригасить инфляцию, ведь на "высокой" нефти рубль крепчает. Но это - иллюзия победы: как только нефть подешевеет, начнется девальвация на манер осени 2008 года. Впрочем, иллюзорны и те 7-8%, о которых толкуют власти, уверен Гринберг.

- Для граждан инфляция - процентов 20, - резюмирует он. - А иначе и быть не может, если еда плюс квартплата отнимают сто процентов месячного дохода у десятков миллионов россиян.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...