Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Командующий Семеновским полком

Впервые Семен Моисеевич Гуревич появился в стенах старого здания "Известий" зимой 1960 года, приведя сюда группу робких студентов факультета журналистики, "сидевших" на дипломе перед распределением. Сделать ему это было вполне с руки, так как в "Известия" всего полгода назад пришел главным редактором Алексей Аджубей, его бывший сотрудник в газете "Московский университет"
0
Семен Гуревич, профессор, доктор исторических наук, старейший преподаватель гуманитарных факультетов МГУ им. Ломоносова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Впервые Семен Моисеевич Гуревич появился в стенах старого здания "Известий" зимой 1960 года, приведя сюда группу робких студентов факультета журналистики, "сидевших" на дипломе перед распределением. Сделать ему это было вполне с руки, так как в "Известия" всего полгода назад пришел главным редактором Алексей Аджубей, его бывший сотрудник в газете "Московский университет".

В этой популярной студенческой многотиражке Семен Гуревич работал с 1948 года ответственным секретарем, что и связало его с факультетом журналистики. В ту пору это было отделение филологического факультета, которое он только что окончил. Свои "университеты" Семен Гуревич начинал еще до войны: три года проучился в знаменитом ИФЛИ. Как многие ифливцы, ушел на войну. Был военным переводчиком, служил в разведке, выпускал газету в партизанских лесах Белоруссии.

...В 1955 году, когда Семен Моисеевич Гуревич, старший преподаватель журфака, стал водить нас по московским редакциям на "практические занятия", он казался нам патриархом журналистики. Было ему тогда 35 лет.

Под его началом наша группа, например, выпустила номер многотиражки "Искра вагранки" на чугунолитейном заводе имени Войкова. На всю жизнь запомнились стихи рабкора в газете: "Что такой искра вагранки? / Что мелькнет и улетит? / Нет, у нас искра не гаснет. / День и ночь она горит!" Гуревич старательно разжигал в нас творческую искру. Потом был спецномер сверхпопулярной "Вечерней Москвы", невиданное по тем временам дело. И вот теперь - "Известия" Аджубея, группа студентов-внештатников при отделе информации. Два неистовых человека - редактор-реформатор и преподаватель-"селекционер" - рискнули: поручили студентам подготовить целевую полосу в "Известиях" - "Учиться всегда, учиться везде!" - о заочном обучении рабочих. Полоса вышла. Вдохновленные, мы три месяца носили в отдел "гениальные полотна", от которых в газете оставались 20-30-строчные заметки. В результате троих из нас Аджубей взял в стажеры. Гуревич сиял!..

"Между делом" сам он успевал заниматься научной работой и через несколько лет защитил докторскую диссертацию по теме "Карл Маркс и "Новая рейнская газета". И вместе с тем продолжал "селекционную" деятельность по выращиванию журналистской поросли, но уже "точечным" методом. С легкой руки Семена Моисеевича в "Известиях" в разные годы работали десятки интересных, с его точки зрения, воспитанников. Двоих из них, представляющих разные поколения студентов, я попросил сказать несколько слов о любимом преподавателе.

Владимир Шмыгановский (выпуск 1964 г., в "Известиях" - с 1964 по 1999 год): В МГУ я дружил с английскими аспирантами из Лондонского университета. Читал прессу Великобритании и США. За одну ночь проглотил "1984" Оруэлла. Когда убили президента Джона Кеннеди, я повесил в своей комнате в общежитии университета на Ленгорах его портрет, где он в форме молоденького лейтенанта ВМФ США. Гуревич как-то спросил меня: "Правда ли, что вам рекомендовали снять этот портрет, а вы ответили - "Нет, не сниму! Это мой бог!" Я рассмеялся и сказал, что хотя догадываюсь, кто меня "заложил", но при подобном совете послал бы "доброжелателя" подальше... "Ну и правильно", - ответил мне преподаватель "суперидеологического" факультета. Для меня этот урок политвоспитания был ценнее иной лекции по истории советской печати.

Татьяна Мишанина (Реут) (выпуск 1998 г., в "Известиях" с 2004 г.): Семен Моисеевич Гуревич был не просто хорошим преподавателем, читавшим интересные лекции. Он был учителем жизни. Его было за что любить - за жизнелюбие, молодость души, доброту, душевную щедрость (и просто щедрость, у него можно было одолжить денег, чтобы дотянуть до стипендии). Я лично благодарна ему за то, что в сложные 90-е годы он помог мне сориентироваться в жизни и в профессии, поверил в меня как молодого перспективного журналиста. После окончания журфака он порекомендовал меня на работу в газету "Время МН", где главным редактором был его сын Владимир Гуревич. И это стало для меня высшей профессиональной оценкой. К Семену Моисеевичу всегда можно было прийти не только с зачетной книжкой, но и за советом по любому вопросу. Я и сейчас, когда мне нужно, иду к нему - услышать совет мудрого человека и высокого профессионала.

В канун 90-летнего юбилея (21 ноября) я задал Семену Моисеевичу несколько вопросов и получил, как всегда, чеканные ответы.

- За полвека вы привели в "Известия" многих студентов. Для себя я называю их Семеновским полком. Фактически с каждым из них вы возвращались в нашу газету. А не подсчитывали, сколько всего студентов прошло с вами газетную практику?

- Думаю, человек триста. Но если говорить о лекциях, семинарах и спецкурсах, то и подсчитать невозможно.

- Чем занимаетесь последнее время?

- Несколько лет назад перешел на кафедру экономики журналистики. Очень интересно. К юбилею написал две книги: воспоминания "Просто - о жизни" и "Маркс и современная пресса". А что? Всплеск интереса к Марксу налицо.

- Ваши планы...

- Хочу написать учебник "Организация работы редакции".

Последней фразой сразил наповал:

- Учу китайский язык. А ка-а-ак же? - характерно растягивая слова. - Занимаюсь с группой китайских студентов. Надо же найти с ними общий язык...

Комментарии
Прямой эфир