Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Баба едет в Тамбов...

Народный артист России, режиссер Андрей Смирнов (автор знаменитой ленты "Белорусский вокзал") заканчивает работу над новой картиной - "Жила-была одна баба" - о судьбе крестьянки Варвары и четверых ее мужчин. Действие начинается в 1909 году и заканчивается летом 1921-го, в дни разгрома Красной Армией восстания тамбовских крестьян. Значительная часть эпизодов снимается в тамбовских селах с участием местных жителей
0
Юрий Шевчук, он же Ишин — помощник и идеолог мятежного Антонова (фото: Владимир Майковский)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Кинорежиссер Андрей Смирнов: "Сопереживая моей героине, зритель ощутит непоправимую катастрофу"

Народный артист России, режиссер Андрей Смирнов (автор знаменитой ленты "Белорусский вокзал") заканчивает работу над новой картиной - "Жила-была одна баба" - о судьбе крестьянки Варвары и четверых ее мужчин. 

Действие начинается в 1909 году и заканчивается летом 1921-го, в дни разгрома Красной Армией восстания тамбовских крестьян. Значительная часть эпизодов снимается в тамбовских селах с участием местных жителей. Из актеров в фильме участвуют: Нина Русланова, Агриппина Стеклова, Алексей Серебряков, Андрей Курносов, Евдокия Германова, Сергей Макаров, а также лидер группы "ДДТ" Юрий Шевчук. Мне удалось посмотреть, как идет процесс в селе Кривополянье.

В первый день моего пребывания на Тамбовщине снимался "праздничный выход из церкви". Настоящих актрис от сельской массовки не отличить - спасибо гримерам и команде художника по костюмам Людмилы Гаинцевой. Только что за завтраком звездные Нина Русланова (Крячиха), Евдокия Германова (мама Феклуша) и Агриппина Стеклова (Панька) вели светские разговоры, а теперь стоят в платках по бровь и недобро смотрят, как, пугливо озираясь, выходит из церкви Варвара (Дарья Екамасова) с мужем Иваном (Владислав Абашин) и дочкой Палашкой на руках. Даже не зная подробностей сюжета, становится понятно: молодой женщине приходится несладко.

Пока режиссер объясняет массовке актерскую задачу ("Будьте веселыми. Креститься, выйдя за ворота, не забывайте"), грудничок Паньки несколько раз порывается заплакать. Настоящая мама к дитяти не спешит, и "тутошкают" младенца Русланова со Стекловой. Родная бабушка, также занятая в массовке, ворчит: "Говорили, что ребенок нужен на два часа, а теперь уже четвертый идет - придется доплачивать...".

Андрей Смирнов и его помощница Ирина Третьякова вместе с оператором Юрием Шайгардановым ловят каждый просвет, потому как постоянно идет дождь. Массовку просят прятаться в ближайшие сараи - беречь одежду. Узнаю, что на Трехгорной мануфактуре и в Иванове было закуплено свыше 4 тысяч метров ситца. Его специально обработали под старину, шили по особым лекалам... Нину Русланову во время вынужденных пауз почтительно усаживают под тент к звукооператорам, и она любезно одалживает мне свой плащ-накидку. На площадке к Нине Ивановне приставлен ассистент. Его задача - следить, чтобы походное кресло актрисы никто не занимал. Другой парень аналогично заботится о комфорте Николая Николаевича Рубцова - старейшего актера Тамбовского драматического театра. Колоритный дед смущен опекой и пытался стоять со всеми на равных. После каждого дубля артисты бегут к монитору смотреть, что же получилось. Все - кроме Руслановой. Народная актриса проводит паузы с обожающим ее народом.

Дождь заканчивается так же внезапно, как начался. Массовка занимает свои места. Проход сыгран отлично, но тут оператор замечает, что трехлетняя Полина Костина, играющая дочь Варвары, смотрела в этом дубле прямо в камеру. Просьбу больше так не делать и "опускать глазки" девочка воспринимает как личную обиду. Успокаивать ребенка зовут маму, папа переживает в сторонке: "Мы из Ельца, случайно увидели объявление в газете, что требуется маленькая девочка, и пришли на пробы".

Смирнову "внештатные" паузы явно не нравятся. Многие актеры сегодня уезжают, а от Кривополянья до Тамбова почти сто километров, как бы не опоздали на поезд. Наконец эпизод выхода из церкви завершается традиционным: "Стоп! Снято! Всем спасибо!".

Однако массовку просят не расходиться. Предстоит еще репетиция сцены "антоновцы в селе". Сосредоточенно размышляет о чем-то Алексей Серебряков, играющий ветерана Первой мировой Лебеду, вернувшегося из австрийского плена. Он пытается понять, что же теперь происходит в родной деревне, и, судя по лицу актера, ему все очень не нравится.

Юрий Шевчук, он же Ишин - помощник и идеолог мятежного Антонова, стоя на телеге, призывает "не выпустить оружию с наших мозолистых крестьянских рук, покуда не выведем куманистов-нахалов с русской земли!". "Куманисты" - это, понятно, коммунисты. Массовка, открыв рот, смотрит на питерскую рок-звезду, но Смирнов объясняет, что надо кричать вместе с артистом: "Долой!". Мужики кричат от души.

На следующее утро честь начать сцену выпадает местной жительнице бабе Рае. Ее задача - угощать мужиков самогоном. Мужик, выпивший первым, должен вместо закуски смачно поцеловать попку ребенка, которого держит на руках. Кастинг ребенка даже на секундный кадр - дело непростое - малыш не должен пугаться чужого дядю. И вновь чудеса педагогики показывает второй режиссер Ирина Третьякова. Недаром Нина Русланова называет ее "наша Арина Родионовна".

В массовку внедрены и актеры. В одной из групп стоит Игорь Класс, давний друг Андрея Смирнова. В его ранней киноновелле "Ангел" он сыграл главного героя. И хотя Игорь Иосифович дал себе слово, что после роли Шаламова в "Завещании Ленина" больше сниматься не будет, отказать Смирнову не смог. Роль старика Лыкова, односельчанина Варвары, - небольшая, но трагическая. "Типичная история обманутого доверчивого человека. Он теряет своего сына, которого сам же подвел под расстрел", - рассказывает актер.

Сцену снимают на поляне возле Свято-Никольского храма. Среди наблюдателей "в амфитеатре" и настоятель иерей Глеб (Кучнов), рассказывающий, что село Кривополянье старше Санкт-Петербурга на два месяца и что нынешний храм был построен в 1887 году взамен сгоревшего деревянного. А слегка непропорциональный внешний вид и отдельные неканонические иконы объясняются тем, что он - плод народной стройки. Когда в 1953 году храм хотели взорвать, селяне окружили его кольцом. "Сегодня паства небольшая,- вздыхает отец Глеб. - Молодежи мало, школу будут закрывать. Пьет народ. Сажает картошку, гонит самогон и спивается". В подтверждение его слов на площадке появляется доктор "скорой помощи". Эпилептический приступ сразил сначала женщину из массовки, через час упал мужчина. "Ничего серьезного, тут такое и без кино случается. Вчера получили по пятьсот рублей за то, что день перед камерой постояли, и уже с утра приняли на грудь", - успокаивает Третьякову пожилая женщина.

Большая туча, висевшая с самого утра, к полудню расходится. Надо спешить - Шевчук должен возвращаться в Питер. Подключается гармонист с плясуньями, камера переходит к мужикам и Шевчуку... и останавливается, так и не дойдя до комиссара - Алексея Алексеева, которого "антоновцы" должны вести на расстрел. А все дело в том, что во вчерашней репетиции не было лошадей. Сегодня выясняется неприятная подробность - животные боятся толпы и громких звуков. От сопровождения страстной речи Ишина-Шевчука выстрелами приходится отказаться после первого же дубля. Стоило Шевчуку начать агитацию против "ехидного змея Ленина", как лошадка понеслась, и Юрий Юлианович упал с телеги. Но бодро встал и стал успокаивать режиссера: "Все нормально, просто плечо ушиб. Ну, опоздаю на поезд - и бог с ним. Сегодня все снимем". Однако лошадку все-таки приходится менять. "Какая-то красная попалась", - возмущается Смирнов, когда животное, в третий раз услышав про Ленина, пытается сбежать с площадки...

Результат мучений киносъемочной экспедиции зрители увидят в 2010 году. Премьера фильма запланирована в Тамбове.

Комментарии
Прямой эфир