Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Анатолий Чепалов, отец и тренер Юлии Чепаловой: "Дочь принимала не допинг, а лекарство от аритмии"

"Известия" в среду уже рассказывали о том, что в допинг-пробах трех российских лыжников - Юлии Чепаловой, Евгения Дементьева и Нины Рысиной - обнаружены следы запрещенного препарата эритропоэтина. Больше всего в этом списке удивило имя Чепаловой - трехкратной олимпийской чемпионки, всегда находившейся вне подозрений. Разговор с самой лыжницей ясности не принес
0
Странный финиш может смазать всю блестящую карьеру Юлии Чепаловой (фото: ИТАР-ТАСС)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

"Известия" в среду уже рассказывали о том, что в допинг-пробах трех российских лыжников - Юлии Чепаловой, Евгения Дементьева и Нины Рысиной - обнаружены следы запрещенного препарата эритропоэтина. Больше всего в этом списке удивило имя Чепаловой - трехкратной олимпийской чемпионки, всегда находившейся вне подозрений. Разговор с самой лыжницей ясности не принес - Юля вела себя на удивление бесстрастно и индифферентно. И тогда обозреватель "Известий" обратился к Анатолию Чепалову, ее отцу и тренеру. Он говорил более эмоционально, но при этом сбивчиво - так что вопросы все равно остались.

вопрос: Анатолий Михайлович, когда вы узнали о положительной допинг-пробе Юли?

ответ: Вчера и узнал (разговор с тренером состоялся во вторник. - "Известия"). Сначала новость сообщил кто-то из сотрудников федерации, а потом звонки пошли буквально лавиной.

в: Обычно информация такого рода по служебным каналам поступает гораздо раньше, чем следует официальное сообщение.

о: Нет, я ничего не знал. Нас, российских спортсменов, о таких вещах обычно заранее не предупреждают.

в: Не соглашусь. О допинге биатлонистов Юрьевой, Ахатовой и Ярошенко заинтересованные лица знали еще недели за две до того, как эта информация стала достоянием общественности.

о: Повторюсь, я ничего не знал. Вчера ходил как обухом пришибленный...

в: А когда Юля написала заявление о выходе из состава сборной?

о: Это было, наверное, полторы-две недели назад. В середине августа мы получили заключение из одной из московских клиник о состоянии ее щитовидной железы. После этого она заявление и написала. Да, это было 12-13 августа...

в: На февральском чемпионате мира в Чехии я беседовал с вашей дочерью, и она говорила о желании выступить на предстоящей Олимпиаде в Ванкувере.

о: Такие планы действительно были. Но состояние щитовидки перегородило нам дорогу. Врачи заявили, что с такой железой выступать на высоком уровне нельзя.

в: Вчера мы звонили Юле, и она нам сказала, что тренируется в Рыбинске.

о: Да, она находится на сборе.

в: Зачем же она проводит сбор, если собирается уйти из спорта?

о: Заявление о выходе из национальной команды она написала уже здесь, в Рыбинске. Сбор к тому времени уже начался. Надо же было его закончить...

в: А когда начался сбор?

о: 14-го.

в: Но вы сказали, что заявление она написала раньше - 12 или 13 августа.

о: Нет, 12-13 августа мы получили заключение о состоянии щитовидки. Заявление было написано позже.

в: Вы извините за дотошность, я ведь спрашиваю не просто так. Складывается полное впечатление, что Юля заранее узнала о своем допинговом "проколе". И тут же поспешила написать заявление, чтобы вывести из-под удара хотя бы сборную.

о: Нет, это неправда.

в: Хорошо, сменим тему. Какие планы у вас на ближайшее будущее?

о: Будем ждать решения компетентных органов. Хотя уже сейчас можно сказать, что оно будет для нас негативным.

в: То есть?

о: Скорее всего, Международная лыжная федерация даст два года дисквалификации. Мы, конечно, будем судиться, а Олимпиада в Ванкувере тем временем пройдет. Это же очевидно - кому-то накануне Игр нужно выбить из строя конкурентов. Сначала за биатлонистов взялись, теперь за нас. Я могу совершенно открыто сказать - эритропоэтин Юля никогда не принимала. Принимала лекарство от аритмии, которое сейчас зачем-то привязали к ЭПО. Между тем оно в список запрещенных препаратов не входит.

в: Не хотел бы затрагивать тему международного заговора, спрошу о другом. Вчера нам Юля сказала: "Знаете, мне все равно - есть допинг, нет допинга..." Как это может быть все равно?

о: Дочь имела в виду другое. Сейчас для нее важнее выздороветь, чем разбираться в допинговых проблемах.

в: Но ведь всю свою карьеру она гордилась тем, что находилась вдалеке от скандалов и разбирательств. А теперь демонстрирует на удивление индифферентное отношение к своей собственной репутации.

о: Мы будем бороться за свое имя, а как же! Но оно уже сейчас замарано. О запрещенном препарате, который якобы нашли, было объявлено уже после вскрытия допинг-пробы А. Хотя по правилам это можно сделать, если результат подтвердила повторная проба.

в: Два с небольшим года назад все на том же эритропоэтине попался другой ваш ученик, Сергей Ширяев. Не боитесь, что теперь у вас будет наклейка "допингового тренера"?

о: Она обязательно будет. Нынешний инцидент ударит прежде всего по мне. Вот только такой нюанс: в начале марта дисквалификация у Ширяева закончилась, он начал выступать - и сразу очень неплохо. Надеюсь, никто не подозревает, что он снова использует что-то незаконное? Получается, мои ученики могут бегать и "чистыми". А значит - никакой допинг мне не нужен.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир