Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Дом Разумовского сотрут с Большой Никитской

Судьба 2,5 тысячи заявленных и выявленных памятников Москвы проясняется с каждым месяцем. 15 июля Юрий Лужков распорядился принять на региональную охрану 75 архитектурных ансамблей и отдельных зданий. Тем же распоряжением отказано в охране 19 зданиям и ансамблям. Распоряжение почти полностью отвечает рекомендациям специальной комиссии под руководством Владимира Ресина, заседавшей в июне (см. "Известия" 03.07.09)
0
Дом графа Льва Разумовского - чертеж из альбомов Казакова (фрагмент)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Судьба 2,5 тысячи заявленных и выявленных памятников Москвы проясняется с каждым месяцем. 15 июля Юрий Лужков распорядился принять на региональную охрану 75 архитектурных ансамблей и отдельных зданий. Тем же распоряжением отказано в охране 19 зданиям и ансамблям. Распоряжение почти полностью отвечает рекомендациям специальной комиссии под руководством Владимира Ресина, заседавшей в июне (см. "Известия" 03.07.09). Эта комиссия уже приготовила на подпись мэру следующую сотню адресов.

Напомним, что список выявленных памятников формируется в Москомнаследии на основе заявок граждан и организаций. Заявки "висят" иногда с 1970-х годов, их более 1000. Список выявленных превысил 1500 адресов - и тоже "завис", хотя закон требует определять окончательный статус объекта в течение года с момента выявления. То есть либо придавать ему статус регионального памятника, либо отказывать в каком-либо статусе. Перечни региональных памятников утверждаются руководителями регионов.

Со времен Гришина и Промыслова в правительстве Москвы считали, что свободу рук заказчикам, архитекторам и строителям обеспечивает "отложенный статус" памятников. Отсюда огромная цифра "зависших". Выкидывать памятники - перед людьми неудобно, принимать на охрану - неудобно для себя. Наконец, в мае нынешнего года правительство Москвы решило причинить себе оба эти неудобства. То есть соблюсти закон.

Зачем для этого понадобилась особая межведомственная комиссия во главе с Владимиром Ресиным (см. "Известия" 21.05.09), неясно до сих пор. Или, наоборот, слишком ясно: стройкомплекс внимательно отслеживает свой интерес в новой игре. Сомнительна законность образования комиссии - уполномоченный орган охраны памятников в каждом регионе один, в столице это Москомнаследие. По тексту майского распоряжения Ресина отраслевому комитету осталась техническая работа: подготовка материалов для комиссии - и перечней на подпись мэру по ее итогам.

После первого заседания (17 июня) подтвердились худшие опасения: из 100 названий были отсеяны 20. А по числу строений пропорция вышла вовсе отрицательная: 110 рекомендованных против 131 отклоненного. Отрицательный баланс дали пять рабочих поселков 1920-30-х годов - ансамбли многочисленных строений, оставшиеся без охраны.

Прошел месяц, и решение комиссии стало распоряжением мэра. Причем "лишенцы" перечислены в особом приложении. Юрий Лужков не постеснялся отказать в охране ни "дому Болконского" на Воздвиженке, ни московской Соборной мечети. Именно эти ресинские решения вызвали наибольшую критику общественности и прессы, в том числе "Известий" и музея "Ясная Поляна".

В конце июля межведомственная комиссия собралась во второй раз. Смотрели 102 адреса. (При таком темпе деятельность высокого учреждения может продлиться два с половиной года.) На этот раз отказано в статусе пяти памятникам. Считать эту пропорцию победой общественности не приходится, поскольку "в отвале" - несомненные памятники: дом XVIII века на Воронцовской улице, 15, корпус усадьбы Беляева в Рюмином переулке, 2, дом Духовной консистории на Мясницкой, 3, его сосед под N 5 и дом графа Разумовского на многострадальной Большой Никитской, 9.

Надо ли говорить, что по всем адресам существуют проекты реконструкции с новым строительством. Отцов города не останавливают ни имена архитекторов (на Мясницкой это великий Роман Клейн), ни громкие фамилии владельцев. Ну в самом деле, мало ли в Москве Разумовских? И не сосчитаешь!

Между тем дом графа Льва Кирилловича Разумовского включен в Альбомы Казакова, то есть в число лучших домов Москвы XVIII столетия. Возможно, граф приобрел его как свадебный: в те годы он увел (а по преданию, выиграл в карты) жену у князя Голицына. Высший свет затруднялся отнестись к этому происшествию, пока император не назвал прилюдно княгиню графиней. Она пережила супруга на 47 лет. Это знаменитейший московский анекдот, но какое дело правительству Москвы до анекдотов, если ему нет дела даже до Казакова! Какой Казаков, если девелоперские сайты обещают на Большой Никитской, 9 семиэтажный (!) многофункциональный комплекс - квартиры делюкс, апартаменты, офисы, бутики, пентхаус с видом на Кремль и персональный паркинг на верхнем этаже!

Кто-то и где-то ведет проектирование, а памятник даже не исследован натурно. В прошлом он был надстроен и перелицован, казаковская наружность скрыта. Именно это обстоятельство отцы города считают основанием для отказа в охране. На пресс-конференции 29 июля председатель Москомнаследия Валерий Шевчук так и сказал, дескать, дома Волконского и Разумовского не станут памятниками, потому что перестроены. И заметил, что снятие с охраны еще не снос. Однако дом Разумовского фигурирует в "секретном" (то есть не опубликованном) 932-м распоряжении правительства Москвы о сносе отселенных домов. Напомним, что он еще не лишен охранного статуса, и значит, включен в распоряжение о сносе незаконно.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир