Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сносная комиссия

Распоряжением главы столичного стройкомплекса Владимира Ресина постановка памятников на охрану передана межведомственной комиссии под руководством автора распоряжения. До 1 января 2010 года комиссия должна решить судьбу всех выявленных памятников (более 1600 адресов) и всех объектов, заявленных на охрану (более 1000 адресов). Даже если собираться раз в неделю, это в среднем по 100 адресов в день
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Распоряжением главы столичного стройкомплекса Владимира Ресина постановка памятников на охрану передана межведомственной комиссии под руководством автора распоряжения. До 1 января 2010 года комиссия должна решить судьбу всех выявленных памятников (более 1600 адресов) и всех объектов, заявленных на охрану (более 1000 адресов). Даже если собираться раз в неделю, это в среднем по 100 адресов в день.

Решить судьбу заявленных объектов - означает перевести их в список выявленных памятников либо исключить из картотеки. Этот список утверждается главой Москомнаследия.

Решить судьбу выявленных памятников - означает сделать их памятниками регионального значения либо исключить из списка. Региональный список утверждается мэром Москвы.

А теперь к тексту распоряжения. В нем поражает всё.

Во-первых, в составе комиссии нет ни одного архитектора-реставратора, историка искусства, архивиста. 12 членов из 15 - чиновники правительства Москвы. Москвовед только один - археолог Александр Векслер, назначенный зампредом комиссии.

Во-вторых, поражает последовательность предлагаемых действий. Даже не комиссия, а ее председатель рассматривает списки и представляет свои предложения Москомнаследию. Не наоборот, как подсказывает логика, а именно так: строители будут предлагать экспертам по наследию, что считать памятником, а что - нет. А комитет охраны памятников по рекомендациям главы стройкомплекса просто изготовит проекты распоряжений.

Имеется и оговорочка по Фрейду: сказано, что Москомнаследие "издает распоряжения об отказе в постановке на охрану" заявленных объектов, но ничего не сказано о распоряжениях обратного характера.

В-третьих, поражает один из мотивов, по которым объекту может быть отказано в статусе: наличие документации, согласованной до историко-культурной экспертизы. То есть наличие старого проекта, игнорирующего ценность здания. Не приходится сомневаться, что это главный мотив образования самой комиссии.

Напомним: еще в октябре Юрий Лужков отказался передать Москомнаследию часть полномочий Мосимущества, заявив, что иначе выявление памятников превратится в коммерческую деятельность (см. "Известия" от 16.10.08). В феврале Москомнаследие ужесточило порядок приема заявок (см. 05.02.09). Но и после этого, в марте, мэр сделал главе Москомнаследия Валерию Шевчуку разнос за торможение инвестиций путем выявления памятников, о чем мы тоже писали (12.03.09).

Между тем закон прямо обязывает органы охраны наследия пересматривать проекты и останавливать работы по вновь открывшимся обстоятельствам. Любой мэр любой великой столицы был бы счастлив тем, что вверенный ему город обладает тысячами памятников и продолжает обретать их.

Недавняя попытка Москомнаследия привести картотеку выявленных и заявленных на охрану объектов в движение была принята общественностью с искренним одобрением. Комиссия экспертов собиралась каждую неделю и смотрела по десятку заявок. Инвесторам "с ранее согласованными проектами" потребовалось года два, чтобы прийти в себя и организовать противодействие. Что мы сегодня и наблюдаем.

Под выход ресинского распоряжения Москомнаследие собрало "круглый стол" с инвесторами. За столом четверо заместителей Шевчука сообщили гостям, что новый порядок рассмотрения заявок сократил их поток в 8 раз. Что заявки были средством торможения проектов. Что по закону строить парковки под памятниками нельзя, но если очень хочется, то можно. Что новая комиссия будет принимать во внимание, знал ли инвестор о ценности врученного ему памятника. То есть, если государство забыло сообщить инвестору об этом, тем хуже для памятника. Наиболее знатные инвесторы в ответ требовали за свои деньги только положительных экспертиз.

Да, в кризис городской бюджет несет большие потери. И средства инвесторов нужны городу сегодня не меньше, чем в начале 90-х, говорит мэр. Вот только опять забывает при этом, что кризисы преходящи, а память вечна. В 90-е годы прошлого века Москва лишилась десятков ценнейших памятников истории и архитектуры. Сегодня есть угроза потерять сотни.

"Известия" будут следить за результатами работы судьбоносной комиссии. Хотя, судя по началу, ей больше подходит название "сносная".

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...