Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Москва: взгляд из прошлого"

историй, "героем" которых оказывается какой-нибудь старинный особняк в центре, за жизнь которого до последнего бьются москвичи. На дальнейшую борьбу за московское наследие столичных парламентариев может вдохновить проходящая в городской думе (Петровка, 22) в этом апреле выставка фотографий Николая Михайловича Щапова, потомка знаменитой московской купеческой семьи. Возможно, спасать им придется и один из сохранившихся в современной Москве "щаповских" домов, над которым уже занесен топор.
0
Николай Щапов_учащийся Московской практической академии комерчиских наук дома у письменного стола.Москва .1января 1897г.
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Столичным депутатам по долгу службы приходится участвовать в десятках историй, "героем" которых оказывается какой-нибудь старинный особняк в центре, за жизнь которого до последнего бьются москвичи. На дальнейшую борьбу за московское наследие столичных парламентариев может вдохновить проходящая в городской думе (Петровка, 22) в этом апреле выставка фотографий Николая Михайловича Щапова, потомка знаменитой московской купеческой семьи. Возможно, спасать им придется и один из сохранившихся в современной Москве "щаповских" домов, над которым уже занесен топор.

Сто лет назад молодой человек, представитель известной в дореволюционной Москве семьи текстильных фабрикантов, из поколения в поколение остававшихся старообрядцами, взял в руки фотоаппарат (выглядела эта техническая новинка, естественно, совсем не так, как современный аппарат, да и негативы были стеклянными) и отправился снимать свой город. Улицу, на которой живет, торговцев на рынке, часового в Кремле, горожан, забирающихся на конку - дедушку современного трамвая...

Теперь кажется, что это не просто снимки. Это отблески ушедшего мира старой Москвы - с его устоявшимся укладом жизни, брусчатыми мостовыми, знаменитым рынком у Сухаревой башни, воспетым Гиляровским, начищенными самоварами в гостиных, чинными садовниками и беспечными студентами в форменных тужурках. Мира, навсегда оставшегося в прошлом и сохранившегося разве что на потрескавшихся старинных фотографиях.

Сын того молодого человека, известный историк, член-корреспондент РАН Ярослав Щапов многие годы хранил отцовское собрание стеклянных фотонегативов (всего пластинок около тысячи, третья часть - снимки Москвы). А потом решил передать их в дар московскому Центральному архиву аудиовизуальных документов.

Вообще-то отец его никогда не был профессиональным фотографом. Совмещал свое хобби с множеством занятий. Выдающийся специалист по гидроэнергетике и орошению, Николай Щапов в самом начале прошлого века проектировал Большой Ферганский канал в Средней Азии, изучал организацию орошения на Ниле (и среднеазиатская, и египетская фотосерии тоже переданы сыном в московский архив). Одновременно Щапов успевал трудиться гласным Московской городской думы (значит, и выставка его московских фотографий в здании нынешней думы дважды обоснованна, все-таки автор был коллегой-депутатом). Являлся попечителем Третьего Лефортовского мужского начального училища на Немецкой улице. Принимал горячее участие в разработке схемы московских трамвайных путей. Уже в советское время за одну из разработок в области гидротехники получил Госпремию. Оставил воспоминания "Я верил в Россию...", в которых рассказал в том числе и об истории своего рода.

- Одна из самых дорогих для меня - фотография родительского дома на Новой Басманной, 17, где я вырос, - говорит Ярослав Николаевич Щапов. - Но его уже нет, сломан. А сегодня под угрозой оказался дом Павла Васильевича Щапова, моего двоюродного деда, расположенный в Большом Демидовском переулке. (До революции товариществу братьев Щаповых принадлежал целый квартал между этим переулком и Немецкой, ныне Бауманской, улицей. - "Известия".) Я писал о его судьбе мэру Москвы, но поможет ли это спасти дом, пока не знаю.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...