Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Первый замглавы стройкомплекса Москвы Александр Левченко: "Вы представляете себе эстакаду на Пушкинской?"

В концепции освоения подземного пространства, одобренной недавно на правительстве Москвы, "Известия" не нашли ответов на многие вопросы: ради какой такой великой градостроительной цели нам надо лезть под землю? Какие сюрпризы могут ждать строителей на минусовых отметках? Не усугубит ли спуск вниз наших "земных" проблем? В минувшую пятницу с критикой непродуманного "заземления" столицы в "Известиях" выступила заслуженный архитектор России Зоя Харитонова. В понедельник свою точку зрения на освоение столичного подземелья в интервью обозревателю "Известий" Виктории Волошиной аргументирует первый заместитель руководителя стройкомплекса Москвы, горный инженер-строитель Александр Левченко.
0
14-метровый немецкий щит, который прошел Лефортово, а сейчас закончил проходку на Серебряноборском тоннеле (фото: Владимир Смоляков)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В концепции освоения подземного пространства, одобренной недавно на правительстве Москвы, "Известия" не нашли ответов на многие вопросы: ради какой такой великой градостроительной цели нам надо лезть под землю? Какие сюрпризы могут ждать строителей на минусовых отметках? Не усугубит ли спуск вниз наших "земных" проблем? В минувшую пятницу (06.04.07) с критикой непродуманного "заземления" столицы в "Известиях" выступила заслуженный архитектор России Зоя Харитонова. В понедельник свою точку зрения на освоение столичного подземелья в интервью обозревателю "Известий" Виктории Волошиной аргументирует первый заместитель руководителя стройкомплекса Москвы, горный инженер-строитель Александр Левченко.

"Подземные стройки дают возможность омолаживать, укреплять жилую часть города"

вопрос: Итак, зачем Москве понадобилось лезть под землю - неужели только для того, чтобы дать возможность инвесторам разместить там новые торговые центры?

ответ: Конечно нет. Самое главное - решение транспортных проблем столицы. Сейчас, как вы знаете, идет грандиозная реконструкция Большой Ленинградки от Моховой улицы до МКАД. В этом проекте предусмотрено и освоение подземного пространства для строительства транспортных развязок. В частности - развязки на пересечении Тверской улицы с Бульварным кольцом. Чем она привлекательна? Тем, что, во-первых, мы не вылезаем на поверхность на Пушкинской площади, а во-вторых, реализуем этот проект за деньги инвесторов. Да, они построят под землей свои магазинчики и кафе, но и город получит современную, практически бессветофорную трассу. И паркинги. Плюс ко всему за счет инвесторов здесь будут переложены инженерные коммуникации, до которых руки не доходили с 30-40-х годов. Они сегодня еле дышат.

в: Какие коммуникации? Для ближайших домов?

о: Да. Там проходят магистрали, которые практически весь центр города питают. Заодно мы сможем обследовать фундаменты домов, которые окажутся в районе стройки, - тоже плюс. Когда, например, мы отрыли Манеж при реконструкции, его фундаменты были в катастрофическом состоянии. Когда в свое время велись работы на Старом Арбате, мы и там укрепляли фундаменты домов. Такие подземные стройки дают возможность омолаживать, укреплять жилую часть старого города.

в: Жители центра опасаются, что фундаменты их домов могут пострадать как раз в результате подземных строек. А нельзя было решить эту транспортную проблему на земле?

о: Как? Вы можете себе представить эстакаду на Пушкинской площади или на площади Белорусского вокзала, где сейчас также строят подземную развязку? Когда машины мчатся на уровне третьего-пятого этажей жилых домов? Город потеряет виды, к которым привыкли москвичи.

"На Ленинградке было всего два провала"

в: Мы то и дело пишем о провалах грунта в Москве в связи с той или иной подземной стройкой. Недавно такие провалы были и на Ленинградском проспекте. Это проблема грунтов или низкой квалификации строителей?

о: Я уточню - на Ленинградке было всего два провала. Один - в прошлом году, другой - недавно, когда немного просел грунт в месте прохождения коммуникаций. Конечно, в Москве тяжелые гидрогеологические условия. И для того чтобы осваивать подземное пространство в таких условиях, нужны специалисты высочайшего класса. Плюс современная специальная техника. Такая техника в Москве есть. Мы смогли приобрести современнейшие машины для строительства коллекторов и транспортных тоннелей. 14-метровый щит, который прошел Лефортово, а сейчас закончил щитовую проходку на Серебряноборском тоннеле, - это высокоинтеллектуальная машина-компьютер, которая с помощью специальных радаров "видит" ситуацию на несколько метров вперед. Кроме того, при проходке этим щитом используется такая высокоточная оболочка, которая не позволяет воде проникать в уже освоенное пространство. Раньше, чтобы мог пройти щит, мы ставили фильтры и откачивали воду из шурфов, пока там сухо не будет. Но тем самым ослаблялись грунты - когда вода уходит из песка, он становится более сыпучим. Памятный провал на Дмитровке случился именно по этой причине - там работал отечественный допотопный щит. Современный щит идет как подводная лодка, мы с ним даже под речками проходили, не меняя гидрогеологии места. Тем эта машина и хороша, что не нарушает природных процессов.

в: А у нас только один этот щит?

о: Пока да. Правда, сейчас обсуждается возможность приобретения 19-метрового щита, который при одной проходке дает не три полосы движения, а четыре. Он нам нужен для прокладки Четвертого транспортного кольца.

"Пришлось буквально спасать Большой театр"

в: Подземные стройки - это не только тоннели. Ходят разговоры о том, что сегодня при обустройстве подземной части Большого театра сам театр начал трещать по швам... Известно, что при строительстве подземелья под Манежем пришлось укреплять близстоящие здания. Опять же провалы на Ленинградке...

о: Не буду скрывать: в Москве сейчас не хватает профессионалов - строителей подземных сооружений. На Ленинградке при строительстве так называемой "стены в грунте" была нарушена технология, вот грунт и поплыл. Если бы на участке в это время были специалисты, они бы это дело отследили. Сейчас мы работаем с вузами, и не только со столичными, чтобы решить кадровую проблему. Хотя сам проект тоннеля на Ленинградском проспекте - очень высокого качества. В тех местах высокий уровень грунтовых вод, и мы вырыли под тоннелем специальные каналы, чтобы вода текла по ним.

в: Когда стройка городу выгодна, московские чиновники говорят одно, когда невыгодна - другое. Например, когда на общественном совете у мэра Москвы принимали концепцию освоения подземного пространства под Большим театром (строят его федералы), Юрий Лужков вдруг заговорил, как обычно выступают его оппоненты: дескать, нельзя там строить, там течет Неглинка, там слабые грунты. То есть все-таки не везде можно лезть под землю?

о: Но вы же сами сказали: после того как там начали рыть, фундаменты здания пошли трещинами. Пришлось буквально спасать Большой театр - значит, мэр был прав. Конечно, прежде чем лезть под землю, надо все хорошо исследовать. Например, когда мы вышли работать на Манеж, оказалось, что геологические изыскания на этом месте последний раз делали в 36-м году. Пока археологи на Манеже трудились, мы сделали по новой геологию места. И правильно, что сделали - выяснилось, что уровень грунтовых вод резко понизился: с 11 метров до 18, что очень существенно. Переработали проект.

в: То есть надо делать новые геологические изыскания на каждом объекте? Недавно Юрий Лужков распорядился срочно разработать геологическую карту Москвы. Она поможет избежать "провалов"?

о: Строить при грамотном проектировании можно везде. Эта карта поможет выбрать тот или иной подход при строительстве, обезопасить его. Вот сегодня много говорят о карстовых пустотах в Москве - но и с ними в мире научились справляться, нагнетая в них цементный раствор. Другой вопрос, что это может очень дорого стоить. Все надо считать. В том числе и на какую глубину экономически выгодно зарываться.

в: И на какую?

о: Ответ простой: чем глубже, тем дороже. Например, подземный комплекс под Манежной площадью планировали построить на семь этажей вниз. Но посчитали, что такое большое пространство даже за три десятилетия не окупится - остановились на четырех этажах.

"Сегодня мы умеем уходить под уже стоящее здание на несколько этажей вниз"

в: А можно ли сегодня использовать подземное пространство под домами, которые уже построены, - к примеру, в центре?

о: Можно. Сегодня мы умеем уходить под уже стоящее здание на несколько этажей вниз - строить там паркинги.

в: Представляю себе реакцию жителей дома где-нибудь на Тверской, когда вы придете к ним с предложением подрыть под них паркинг...

о: Думаю, реакция будет неоднозначной. Например, я живу на Университетском проспекте в доме, стоящем буквой "П". Машины, естественно, ставить некуда. Просто напрашивается построить в центре двора подземный двухэтажный паркинг, а сверху посадить деревья, разбить детскую площадку, клумбы, скамейки поставить.

в: Да, сегодня, по одной из городских программ, под каждой новостройкой или реконструируемым домом должен быть подземный гараж. Но вот беда - чуть ли не в каждом втором из них, судя по жалобам читателей "Известий", проблемы с гидроизоляцией. Вы наверняка знаете, кто делал гидроизоляцию торгового комплекса под Манежной площадью - его же заливает постоянно?

о: Нет, сегодня вы не найдете там ни одной протечки, я это лично знаю. Хотя поначалу действительно текло. Гидроизоляцию там делали югославы, но проект ее оказался некачественным. Пришлось нашим строителям все переделать, больше не течет.

в: В одобренной правительством города концепции в основном речь идет о подземном освоении центра Москвы: района Тверской улицы и Бульварного кольца. Расскажите об этих проектах поподробнее.

о: Что касается Тверской, сейчас разрабатывается тендерная документация на строительство одного паркинга на Тверской площади, напротив Юрия Долгорукого, второго - в районе Центрального телеграфа, еще одного - под Триумфальной площадью. Как только документация будет готова, пройдет конкурс для инвесторов. А вот идея строительства паркингов под Бульварным кольцом - пока только идея. Хотя почему бы не использовать подземное пространство под Волжским бульваром? Там свободно можно зарыться. Или сделать бессветофорную развязку под площадью у храма Христа Спасителя? Но адресной концепции освоения подземного пространства Москвы пока еще нет - есть понимание, что она нужна. Во-первых, чтобы понимать перспективы развития города, во-вторых, чтобы строители знали, что им надо подбирать кадры и закупать дорогое оборудование.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...