Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Со мною - слово русское"

Александр Леонович Тер-Григорян, армянин, родившийся в Тбилиси, Саня, Тер, Терчик, Терик, наш друг и собрат, один из талантливейших журналистов-международников 60-80-х годов ХХ века. Таким он остался в нашей памяти, таким сохранился на газетных страницах и в книгах. Журналистский путь он начинал на Всесоюзном радио и в "Комсомольской правде", от которой работал в Китае корреспондентом.
0
Каждый рабочий день Тер начинал новой эпиграммой
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Александр Леонович Тер-Григорян, армянин, родившийся в Тбилиси, Саня, Тер, Терчик, Терик, наш друг и собрат, один из талантливейших журналистов-международников 60-80-х годов ХХ века. Таким он остался в нашей памяти, таким сохранился на газетных страницах и в книгах.

Журналистский путь он начинал на Всесоюзном радио и в "Комсомольской правде", от которой работал в Китае корреспондентом.

"Социализм - это учет имени Кирова". Эти слова, как притчу, Тер постоянно повторял либо начиная, либо заканчивая корреспонденцию, будь то о Китае, Индии, Вьетнаме, Югославии или Венгрии - о странах, в которых бывал и работал этот блистательный журналист-газетчик. За неполные 54 года жизни Саша написал более тысячи очерков и репортажей, свыше десяти книг. И это был точный учет имени Тер-Григоряна...

...Можно ли представить себе, что в силах и способностях человека за время зарубежных командировок изучить, наряду с английским, китайский, венгерский и даже вьетнамский и лаосский языки. Тер смог. Он был талантливым человеком даже в своих увлечениях. Помимо "коллекционирования" языков Саша, зная и любя восточное искусство, собирал предметы древности, китайский и вьетнамский антиквариат.

Что было главное в Тере? Он был прекрасным семьянином, верным другом милейшей Кати, ласковым отцом безвременно ушедшей дочери Лены, двух неугомонных сорванцов Левона и Антона. А еще Саша был примерным сыном. Надо было видеть, с какой нежностью он относился к маме. Она была уже в преклонном возрасте, когда Александр получил назначение собкором в Венгрию. Как быть? И сын принимает неординарное решение: он добился и взял с собой маму в Будапешт. Как это могло произойти в условиях жестких законов отправки совграждан за границу в тот период? Это мог сделать только Тер.

Он был по-настоящему смел, решителен во всем, умел отстаивать свое мнение в ЦК КПСС, с ним считались Брежнев, Андропов, Пономарев, Катушев, другие партийные боссы...

Мы знали Сашу не просто как удивительно талантливого человека, журналиста, газетчика, но и как поэта. В моей памяти - страницы его поэтических книг и сборников: "Перекрестки судьбы", "Тени у переправ", "Запах гари"... Старейшина известинских журналистов Станислав Кондрашов в 1986 году собрал его стихи в единый сборник - "Дорога длиною в жизнь".

Каждый рабочий день Тер начинал новой эпиграммой. Уходя из жизни, написал эпиграмму на самого себя, своеобразный отчет о пройденном пути. Дай Бог памяти, вот те слова:

"...Я скольжу по краскам Боттичелли, / Плыву, как щепка по течению. / Я не ищу в душе свою Армению. / Руки в кровь не рву зубцами горными. / Солнце Грузии осеннее / Не зову печальными аккордами. / Не терзаюсь русской болью вечною / И венгерской горечью беспечною. / Не грешу я мудростью китайскою. / Не стремлюсь я в синь Цейлона райскую. / Не зову Вьетнам к себе в свидетели, / Не живу в плену индийской медитации. / Не ценю монгольской добродетели / И непальской тихой экзальтации... / Обожаю шар земной мятущийся / И по кругу с остановкою несущийся. / Выдержу любые перегрузки, / Ведь всегда со мною слово русское".

Но не выдержал. Безвременно оборвался нерв жизни. Жизни, из которой почти двадцать последних лет он отдал "Известиям".

Комментарии
Прямой эфир