Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Пыталово остается у России

Во вторник в Москве был подписан договор о границе с Латвией. Тот самый, который был парафирован еще десять лет назад и все это время оставался главным камнем преткновения в отношениях двух стран. Подписать договор собирались еще в мае 2005-го - во время празднования в Москве 60-летия Победы. Предполагалось, что это мероприятие, которое решила посетить президент Вайра Вике-Фрейберга, будет как нельзя лучше соответствовать масштабу события - официального установления границы. Однако подписания так и не произошло. Причина - преамбула к документу, сочиненная латвийским правительством. В ней содержалась ссылка на Рижский договор 1920 года, согласно которому Пыталовский район Псковской области (латвийское название - Абрене) входил в состав независимой Латвии. Именно поэтому во вторник премьер Михаил Фрадков заранее предупредил: "Мы рассчитываем, что ратификация договора в сейме пройдет без неожиданностей или каких-либо политических довесков к этому соглашению". — Думаю, что до конца мая мы справимся с ратификацией, — пообещал его латвийский коллега Айгарc Калвитис. И намекнул, что если "неожиданностей" и следует ждать, то прежде всего с российской стороны: "У вас предстоят думские выборы. А такие вопросы особенно чувствительны в предвыборное время. Надеемся, что российская сторона с этим вопросом справится в этом составе Думы. И никаких сюрпризов не будет".
0
Михаил Фрадков заранее предупредил: "Мы рассчитываем, что ратификация договора в сейме пройдет без неожиданностей или каких-либо политических довесков к этому соглашению" (фото: EPA)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во вторник в Москве был подписан договор о границе с Латвией. Тот самый, который был парафирован еще десять лет назад и все это время оставался главным камнем преткновения в отношениях двух стран.

Подписать договор собирались еще в мае 2005-го — во время празднования в Москве 60-летия Победы. Предполагалось, что это мероприятие, которое решила посетить президент Вайра Вике-Фрейберга, будет как нельзя лучше соответствовать масштабу события — официального установления границы. Однако подписания так и не произошло.

Причина — преамбула к документу, сочиненная латвийским правительством. В ней содержалась ссылка на Рижский договор 1920 года, согласно которому Пыталовский район Псковской области (латвийское название — Абрене) входил в состав независимой Латвии.

Именно поэтому во вторник премьер Михаил Фрадков заранее предупредил: "Мы рассчитываем, что ратификация договора в сейме пройдет без неожиданностей или каких-либо политических довесков к этому соглашению".

— Думаю, что до конца мая мы справимся с ратификацией, — пообещал его латвийский коллега Айгарc Калвитис. И намекнул, что если "неожиданностей" и следует ждать, то прежде всего с российской стороны: "У вас предстоят думские выборы. А такие вопросы особенно чувствительны в предвыборное время. Надеемся, что российская сторона с этим вопросом справится в этом составе Думы. И никаких сюрпризов не будет".

Хотя сюрпризы уже начались — причем по ту сторону границы. Несколько латвийских партий заявили о намерении обратиться в Конституционный суд и оспорить договор. "Это государственная измена", — возмущается один из инициаторов иска Ингуна Рибена. А бывший лидер Народного фронта Латвии, а ныне депутат Рижской думы Дайнис Иванс предложил поставить в Риге памятник Абрене — "исторически принадлежащей Латвии территории". По задумке Иванса, памятник будет представлять собой контуры Латвии. Разумеется, в границах 1920 года.

В Москве все проходило куда более мирно. Калвитис пообещал, что латвийские власти не пойдут по пути эстонских соседей и памятников советским солдатам сносить не будут. Чтобы подвести под эти обещания законодательную базу, в ближайшее время Латвия и Россия подпишут соглашение о воинских захоронениях.

Кроме того, обсуждаются соглашения об облегчении визового режима (прежде всего для жителей приграничных районов), избежании двойного налогообложения, защите инвестиций, расширении пропускных пунктов (последнее время пробки на границах тянутся на многие километры) и создании особых портовых зон — всего около 20 проектов.

Главные же споры разразились вокруг пресловутого вопроса о русскоязычном населении. Фрадков требовал "соблюдать его права", Калвитис заверял, что Рига "всячески поддерживает процесс натурализации" и "приветствует любого человека, который стремится стать полноправным гражданином Латвии".

Комментарии
Прямой эфир