Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Особый город за Арбатом

Фраза Бунина о том, что "здесь, в старых переулках за Арбатом, - совсем особый город...", до сих пор верна. Если не брать в расчет безликие башни, построенные в 1960-х для партэлиты. И не оглядываться на высотку МИДа, которая, нависая над переулками, не нарушает их внутреннее устройство. Прогулку по "Заарбатью", начатую в прошлых выпусках "Недели", Ирина Мак продолжает по Денежному и Плотникову переулкам.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Фраза Бунина о том, что "здесь, в старых переулках за Арбатом, - совсем особый город...", до сих пор верна. Если не брать в расчет безликие башни, построенные в 1960-х для партэлиты. И не оглядываться на высотку МИДа, которая, нависая над переулками, не нарушает их внутреннее устройство. Прогулку по "Заарбатью", начатую в прошлых выпусках "Недели", Ирина Мак продолжает по Денежному и Плотникову переулкам.

1. И в пожаре не горит

Главный в Денежном переулке, на задах МИДа, - деревянный "Дом Поливанова" (N 9/6), с ампирными колоннами и облицовкой искусственным мрамором. В 1822-м поручик Поливанов купил "обгорелую пустопорожнюю землю", и через год на ней стоял этот дом с флигелем и деревянная ограда с резными воротами. Не нынешними - эти установили при реставрации в 1951-1954-х, но похожими на те, что делали в послепожарной Москве.

В 1835-1836-х в доме жил член литературного кружка "Арзамас" Степан Петрович Жихарев, у которого бывал Пушкин. В 1941-м располагалась школа радистов. Потом был многоквартирный дом, а с 1950-х - Ассоциация шахматных федераций.

В этом качестве дом пережил первый пожар, 1980 года, когда сгорел флигель. И второй, 9 февраля 2001-го, когда особняк затопили: пожарники торговались, тушить или нет, и тушить стали только из-за близости посольств. После пожара памятник архитектуры "Городская усадьба начала XIX века А.К. Поливанова", на защиту которой встали москвичи, был передан Главному управлению по охране памятников (ГУОП) Москвы.

А в 2002-м его арендовало на 15 лет ООО "НТЦ Энергосистемы", обещав отреставрировать. Пять лет уже прошло. Снаружи дом пока похож на памятник.

2. От Габона до Чили

В начале XIX века в Денежном переулке, прежде заселенном мастерами Монетного двора, стали появляться дворянские усадьбы. В конце ХIХ века с ними соседствовали особняки купцов и потомственных почетных граждан. К последним принадлежала гражданка Аристова, хозяйка дома N 16, построенного в 1899-1900 годах архитектором Карлом Трейманом, автором известного в то время главного павильона Нижегородской ярмарки 1889 года.

При Советах в этом избыточно-декоративном особняке поселился Совнарком, в 1964-73 годах обитало посольство Чили. А после него и по сей день - посольство Республики Габон. Что гарантирует сохранность особняка. Так же как гарантирует сохранность другого памятника архитектуры - серо-голубого дома, что напротив (Денежный, д.7, стр.1), в стиле модерн- давно переехавшее сюда посольство Чили.

3. Мирбах и итальянские наследники

На месте резиденции итальянского посла (д. N 5) был дом писателя Загоскина. Купленный в 1897-м золотопромышленником Бергом, он был сломан и возведен заново архитектором Петром Бойцовым, автором особняка князя Святополк-Четвертинского (Дома литераторов) на Поварской. И у него получился шедевр, несмотря на компромиссные эклектичные детали, вроде зала в стиле Тюдоров, резных готических дверей и пасторальных плафонов на потолке второго этажа.

6 июля 1918 года, в 14.15, в Красной гостиной особняка левыми эсерами Блюмкиным и Андреевым был убит прежний хозяин, посол Германии граф Вильгельм фон Мирбах-Харф. Убийцы бежали через окно. Назавтра туда явились Свердлов и Ленин, извиняться. Но посольство Германии сюда не вернулось, уступив резиденцию итальянцам.

4. Именем Толстых

"Еду в Денежный переулок принимать мебель и всё платить на месте. Одно мне утешение, что для своих всё покупаю..." - писала 26 августа 1881 года мужу Софья Андреевна Толстая. Лев Толстой жил в Денежном в 1881-1901 годах, однако дом этот не сохранился. В отличие от особняка другого представителя славной фамилии, корнета А.В. Толстого, которому до 1880-х принадлежал дом N 11 1815 года постройки. Потом им владел потомственный почетный гражданин Михаил Грачев, украсивший особняк собственными инициалами (наверху на фасаде), лепниной и скульптурой.

5. Ван Дейк в конторе

Дом N 1 - старейший из здешних построек. Начал строиться в 1787 году для полковника А.Ф. Ладыженского.

В 1835-м дом приобрела для квартир служащих Московская дворцовая контора. Здесь же жили историк Иван Забелин и архитектор Е.Д. Тюрин, владелец знаменитой коллекции живописи, в которую входили полотна Рубенса, Ван Дейка и Веласкеса. Тюрин был готов подарить все это городу и полагал, что его собрание могло бы войти в состав будущей коллекции в то время еще не существовавшего Музея изящных искусств. Но ни генерал-губернатор Москвы, ни какой другой чиновник не заинтересовались его сокровищами. И Тюрин вынужден был распродать коллекцию по частям.

6. Памяти Андрея Белого

Филиал Государственного музея А.С. Пушкина "Мемориальная квартира Андрея Белого", на третьем этаже дома N 55/32 по Арбату, на углу с Денежным, - место, где Андрей Белый (в обычной жизни - Борис Бугаев) родился и жил, учась в Поливановской гимназии и университете.

Это был двухэтажный особняк, надстроенный в 1876-м по прошению его хозяйки, дворянки М.И. Хромовой и по проекту М.А. Арсеньева. Первый этаж предназначался для торговых помещений (там всегда была аптека), второй и третий - для сдачи внаем. Хромова продала дом Н.И. Рахманову, почетному гражданину Москвы и приват-доценту университета, у которого квартировала образованная публика. Автор "Петербурга" прожил в родительской квартире 26 лет - до 1906-го, здесь он познакомился с Брюсовым, Гиппиус и Мережковским и эту квартиру считал всю жизнь своим единственным домом.

7. Фальшивый модерн

С Арбата левую сторону Плотникова переулка открывает "Клубный дом "Плотников" - пять этажей элитного жилья с мансардой и паркингом. Даже в старой, будто бы не перестроенной его секции трудно узнать творение классика московского модерна Бегичева 1905-1906 годов. Хотя современные строители и пытались сохранить оригинальные детали, вторая секция - новый монолит с кирпичными стенами и отделкой в стиле "показного модерна" портит впечатление.

8. Пушкин, Гоголь и компания

Впечатление спасает "дом с фризами" (N 4). В ряду фигур на фризе, идущем вдоль второго этажа, человек со 100-процентным зрением различит барельефные портреты льнущих друг к другу Льва Толстого, Пушкина и Гоголя. Автор неизвестен: им мог бы быть скульптор Л.С. Синаев-Бернштейн, которому заказывали фриз для портика еще строившегося Музея изящных искусств на Волхонке. Композиция "Парнас" изображала процессию из 50 фигур в античных одеждах, идущих к Аполлону, который раздавал венки славы художникам, писателям и ученым. Заказчик фриз отверг, и очень может быть, что фрагментам "Парнаса" нашлось место на доме в Плотниковом, построенном в 1907-м архитектором Н.И. Жериховым и чудом достоявшем до наших дней без видимых потерь.

Комментарии
Прямой эфир