Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Мир
В ООН заявили о рекордном числе беженцев из-за мировых конфликтов
Мир
Бомбардировщики ВВС США Lancer начали отработку уничтожения кораблей РФ
Наука
Корабль «Прогресс» с грузами для МКС вывели на орбиту
Мир
Пушков назвал реакцию Польши на штраф со стороны ЕС наигранной
Общество
В РФ предложили ввести бесплатный проезд на городском транспорте для многодетных
Общество
В Роспотребнадзоре предупредили о риске облысеть из-за COVID-19
Общество
Гинцбург назвал стопроцентный способ защиты от коронавируса
Спорт
Рональд Куман покинул пост главного тренера ФК «Барселона»
Общество
В Роспотребнадзоре назвали наиболее подверженных COVID-19 людей
Общество
Москвичи перед нерабочими днями запаслись техникой для дома

Министр иностранных дел России Сергей Лавров: "Сетевая дипломатия" сейчас востребована как никогда"

По доброй традиции на исходе года "Известия" встречаются с главой российского внешнеполитического ведомства. Однако на этот раз мы решили не подводить итоги, а поговорить о перспективах, тенденциях и концептуальных подходах отечественной дипломатии к решению важнейших мировых и региональных проблем в году наступающем. Вот что рассказал Сергей Лавров в интервью обозревателю нашей газеты. - Отношения между Россией, странами Евросоюза и США имеют особое значение для поддержания глобальной безопасности и стабильности. Думаю, что такая "треугольная" конфигурация отражает современное положение вещей, то расстояние, которое прошла в своей эволюции политика на этом пространстве со времен "холодной войны". Для нас принципиальное значение имеет налаживание практического взаимодействия на пространстве от Ванкувера до Владивостока, развитие в этом регионе конструктивных, открытых и устремленных в будущее отношений на основе взаимного признания интересов и принципов неделимости безопасности и процветания, которые уже не имеют ничего общего с прежним идеологическим расколом Европы и всего мира. В таком сотрудничестве была бы и материальная гарантия для тех, кто опасается, что Россия может захотеть "вбить клин" в отношения между США и Западной Европой.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По доброй традиции на исходе года "Известия" встречаются с главой российского внешнеполитического ведомства. Однако на этот раз мы решили не подводить итоги, а поговорить о перспективах, тенденциях и концептуальных подходах отечественной дипломатии к решению важнейших мировых и региональных проблем в году наступающем. Вот что рассказал Сергей Лавров в интервью обозревателю нашей газеты Евгению Умеренкову.

"От Ванкувера до Владивостока"

вопрос: Какое положение было бы наиболее выгодно для Москвы в треугольнике "Россия-США-ЕС"? Кто нам в перспективе может стать более надежным и выгодным партнером? 

ответ: Разумеется, отношения между Россией, странами Евросоюза и США имеют особое значение для поддержания глобальной безопасности и стабильности. Думаю, что такая "треугольная" конфигурация отражает современное положение вещей, то расстояние, которое прошла в своей эволюции политика на этом пространстве со времен "холодной войны". Для нас принципиальное значение имеет налаживание практического взаимодействия на пространстве от Ванкувера до Владивостока, развитие в этом регионе конструктивных, открытых и устремленных в будущее отношений на основе взаимного признания интересов и принципов неделимости безопасности и процветания, которые уже не имеют ничего общего с прежним идеологическим расколом Европы и всего мира.

В таком сотрудничестве была бы и материальная гарантия для тех, кто опасается, что Россия может захотеть "вбить клин" в отношения между США и Западной Европой. Что касается России, то для нас это обеспечивало бы новое прочтение трансатлантических отношений - как не исключающих Россию и не строящихся за ее счет.

Представляется, что в перспективе геополитический "треугольник", углами которого выступают Россия, Евросоюз и США, может стать одной из опор формирующегося коллективного лидерства ведущих государств мира и внести большой вклад в восстановление управляемости мирового развития в согласии с другими центрами силы. Дело в том, что в условиях нарастающей глобализации падает спрос на единоличное лидерство, девальвируются старые союзнические обязательства. Требованиям времени все больше отвечают не громоздкие союзы с фиксированными обязательствами, а целевые альянсы по интересам с изменяющейся геометрией. Как никогда востребована "сетевая дипломатия", обеспечивающая гибкие формы участия в многосторонних структурах.

На практике взаимодействие в формате Россия-ЕС-США уже осуществляется в "Группе восьми", в "квартете" международных посредников по БВУ, в "шестерке" по ядерной программе Ирана, других диалоговых форумах. Хорошие перспективы имеет сотрудничество по линии министерств внутренних дел.

"Россия ни с кем против кого-то не работает"

в: Как на этот "треугольник" влияет сейчас и будет влиять в будущем Китай?

о: Что касается Китая, то, конечно, эта страна - наш стратегический партнер, в том числе в силу ее увеличивающегося экономического и геополитического влияния. Китай оказывает многоплановое воздействие на региональные и глобальные процессы. Его интересы учитываются нами в контактах с западными партнерами. При поддержке России присутствие Китая, а также Индии, Бразилии, ЮАР и ряда других стран на саммитах "восьмерки" становится привычным делом. Мы взаимодействуем с Китаем в ШОС, совместно с США и Евросоюзом - в интеграционных и диалоговых структурах АТР, наконец, - в Совете Безопасности ООН, где ЕС представлен Великобританией и Францией и ротируемыми членами.

Россия, США и Евросоюз заинтересованы в наращивании сотрудничества с Китаем. Тот же Вашингтон поддерживает с Пекином стратегический диалог. Интересы обеих столиц сопрягаются в вопросе урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова. В свою очередь, китайская сторона придает большое значение развитию отношений с Москвой, Вашингтоном и Брюсселем. Благодаря такой взаимной заинтересованности ткань отношений между ними уплотняется, что способствует укреплению региональной и глобальной стабильности.

В любом случае не может быть и речи о направленности "треугольника" против интересов Китая, так же как сотрудничество Россия-Китай-Индия либо диалог в формате БРИК не направлены против США, ЕС и вообще кого бы то ни было. Россия ни с кем против кого-то не работает, а работает в интересах решения общих задач. Это возвращает нас к мысли о "сетевой дипломатии", в рамках которой всегда найдется место для любой дипломатической комбинации, основанной на позитивных совпадающих интересах сторон.

в: Как может сказаться на безопасности России провал американцев и их союзников в Ираке?

о: Действительно, существующие тенденции развития военно-политической ситуации в Ираке, к сожалению, не внушают оптимизма. Обстановка в стране балансирует на грани гражданской войны. Насилие на конфессиональной почве и активность террористических группировок захлестнули большую часть иракской территории. Количество жертв среди гражданского населения исчисляется десятками тысяч.

Несмотря на это, считаем, что негативные процессы в Ираке не стали необратимыми. Нормализация возможна на основе достижения национального примирения через широкий межиракский диалог, учет интересов всех этно-конфессиональных групп и политических партий страны, к чему мы давно призывам. Важно, что в самом Ираке это понимают. Сейчас главное, чтобы власти и оппозиция, не теряя времени, сели за стол переговоров, начали конструктивное обсуждение всех накопившихся проблем.

В сложившихся условиях мировое сообщество может и должно помочь иракцам обрести мир и согласие, тем более что положительный опыт международного сопровождения иракского урегулирования имеется. Я имею в виду встречу в Шарм аш-Шейхе в ноябре 2004 года и состоявшуюся под эгидой Лиги арабских государств в Каире в ноябре 2005 года межиракскую встречу по подготовке конференции национального примирения. Для этого необходимы демонополизация урегулирования, создание условий для реальной вовлеченности в него мирового сообщества, всех соседей Ирака и заинтересованных региональных структур, включая ЛАГ и ОИК.

Со своей стороны, Россия готова всемерно содействовать нормализации обстановки в Ираке как на двусторонней основе, так и в рамках коллективных международных усилий.

"НАТО уже находится в состоянии перенапряжения сил"

в: Можно ли доверять заявлениям западных лидеров о том, что расширяющийся на восток блок НАТО способен противостоять современным глобальным угрозам и вызовам, прежде всего терроризму и экстремизму?

о: Наше отношение к инерционному расширению НАТО на восток хорошо известно. Конечно, каждая страна самостоятельно выбирает пути и способы обеспечения своей безопасности, включая принадлежность к военным союзам. Это право никто не оспаривает. Вместе с тем мы убеждены, что природа новых рисков и угроз безопасности требует иных схем международного взаимодействия, чем расширение военно-политических союзов, созданных в годы "холодной войны". Это помогает более эффективно реагировать на реальные, а не мнимые угрозы безопасности - терроризм, распространение ОМУ, наркотрафик. Никаких позитивных моментов в расширении альянса на восток мы не видим. Риски же этот процесс создает немалые - и прежде всего для региональной стабильности.

Мы подходим с конструктивных позиций к развитию сотрудничества с НАТО. В рамках Совета Россия-НАТО (СРН) нарабатываем потенциал совместного реагирования на вылазки террористических группировок, их попытки получить доступ к оружию массового уничтожения и средствам его доставки, на кризисы, природные и техногенные катастрофы, афганскую наркоугрозу. Постепенно нам удается выходить и на оперативное взаимодействие, хотя и не так быстро, как этого требуют масштабы общих угроз и вызовов безопасности наших стран.

Среди конкретных примеров хотел бы назвать реализацию комплексного Плана действий СРН по борьбе с терроризмом, подключение России к контртеррористической операции "Активные усилия" в Средиземном море, успешное осуществление пилотного проекта СРН по совместной подготовке кадров для антинаркотических структур Афганистана и транзитных стран Центральной Азии.

в: У натовцев в Афганистане дела идут, мягко говоря, неважно. Россия со своей стороны могла бы содействовать стабилизации в этой стране?

о: Думаю, пока рано говорить о провале многонациональной операции в Афганистане, хотя в последнее время ситуация там значительно ухудшилась. Центральное правительство не контролирует значительную часть территории страны. Талибы и боевики "Аль-Каиды" наращивают террористическую активность. Растет число жертв среди мирного населения и иностранных военных, призванных наводить порядок и обеспечивать безопасность. По сути в тупик зашел внутриполитический процесс.

От исхода афганской миссии будет во многом зависеть будущее НАТО. Рижский саммит альянса показал, что союзникам крайне сложно договориться по, казалось бы, простым вопросам о количественном усилении военного присутствия в Афганистане и участии в боевых операциях. Стало ясно, что НАТО уже находится в состоянии перенапряжения сил, и исправить ситуацию за счет банального давления на натовских "новобранцев" или использования "новаторских" методов работы с талибами, как это делают, например, британцы, вряд ли удастся.

Надеемся, что нынешняя неблагоприятная динамика будет постепенно подводить натовцев к осознанию необходимости установления отношений равноправного взаимодействия с Россией, центральноазиатскими государствами, многосторонними региональными структурами, такими как ОДКБ. Соответствующее предложение у НАТО имеется. Параллельно должен начаться процесс формирования условий для изменения политических рамок урегулирования в Афганистане, которое сегодня фактически монополизировано.

При таком развитии событий были бы созданы предпосылки для реального выправления ситуации, а наше сотрудничество с НАТО по стабилизации этой страны могло бы иметь далеко идущие позитивные последствия для отношений Россия-НАТО и трансформации альянса в целом. Если же натовцы проигнорируют эти в общем-то очевидные истины и их операция в Афганистане не увенчается успехом, под вопросом может оказаться сама эта организация, как не прошедшая испытание временем. Тогда по-новому встал бы и вопрос о наших отношениях с НАТО. Пришлось бы прорабатывать альтернативные варианты преодоления деградирующей ситуации в Афганистане.

"Ставка на силу не имеет перспективы"

в: Не наступает ли время для серьезной перестройки всей структуры международных институтов, призванных поддерживать мир и стабильность на планете?

о: Вопрос об адекватности существующей системы обеспечения международной безопасности вызовам и угрозам, с которыми мы сталкиваемся в глобализирующемся мире, стоит достаточно остро. На первый план вышли глобальные вызовы и угрозы. Ответ на них тоже должен быть глобальным. Ситуация не оставляет места для национального эгоизма и цивилизационной исключительности. О том, что прежние, блоковые подходы не срабатывают, говорят кризисные явления в НАТО, ОБСЕ, других организациях, доставшихся нам в наследство от времен "холодной войны", застой в области разоружения, новые риски в сфере нераспространения ОМУ, разрастание региональных и локальных конфликтов, в целом расширение конфликтного пространства в мире. Это связано, в первую очередь, с нежеланием ряда государств признать объективные тенденции развития международных отношений на современном этапе. Имею в виду укрепление коллективных, многосторонних начал в мировых делах на основе международного права. После Ирака и Ливана становится ясно, что ставка на силу, на одностороннее реагирование не имеет перспективы.

в: Вы говорите о проблемах организаций, имеющих серьезную силовую составляющую, например, НАТО. Но положение дел в такой мирной структуре, как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), тоже не вызывает оптимизма.

о: Здесь важно понимать следующее. Процесс институционального строительства и адаптации этой организации к современным реалиям продвигается медленно, ОБСЕ является организацией во многом только по названию - у нее нет ни устава, ни международной правоспособности. Отдельные ее институты, например, БДИПЧ, претендуют на автономию от государств-участников. Ни о чем подобном мы с партнерами не договаривались. Есть проблемы с принципами наполнения и расходования бюджета ОБСЕ.

Из трех "корзин" безопасности продолжает неоправданно доминировать гуманитарная в ущерб военно-политической и экономической. Невелика отдача от решений, которые часто носят декларативный характер, принимают форму "присоединения" ОБСЕ к резолюциям и усилиям других многосторонних организаций. Проявляется и такая настораживающая тенденция: одни государства пытаются использовать ОБСЕ, чтобы навязывать другим выгодные для себя изменения в их внешней и внутренней политике. Это вызывает отторжение, и в результате место ОБСЕ на шкале приоритетов многих ее участников снижается, они предпочитают решать вопросы через альтернативные механизмы международного сотрудничества. Если так будет продолжаться, организация может окончательно "зачахнуть".

Россия предлагает позитивную повестку дня для ОБСЕ. Мы хотим придать "второе дыхание" этому самому представительному из европейских форумов, вернуть ОБСЕ ее изначальную функцию механизма равноправного политического диалога государств-участников и коллективного принятия решений по наиболее важным проблемам безопасности на евроатлантическом пространстве. Ключом к реализации имеющегося у ОБСЕ потенциала считаем реформу, направленную на решение двуединой задачи. Во-первых, необходимо преодолеть географический и функциональный дисбалансы в деятельности организации, развернуть ее политическую повестку дня к новым вызовам и угрозам, общим для всех государств-участников. Вторая часть реформы - превращение ОБСЕ в полноценную международную организацию, обеспечение в ней верховенства прерогатив межправительственных органов.

На примере ОБСЕ видно, что Россия последовательно выступает за трансформацию региональных и международных институтов в области обеспечения мира и безопасности, приведение их в соответствие с современными реалиями.

в: Каким вы видите ближайшее будущее ООН и международных организаций, возникших после распада СССР?

о: Огромное значение будет иметь то, в каком направлении пойдет реформа ООН, ее Совета Безопасности, пользующихся уникальной легитимностью. Многие упускают из поля зрения простую вещь: только сейчас ООН получила реальную возможность реализовать заложенный в ней при создании потенциал глобального управления и реагирования на основе подлинно коллективных подходов мирового сообщества. Будем поддерживать процесс адаптации ООН к новым условиям в рамках реформы организации на основе максимально широкого согласия всех государств-членов.

На пространстве СНГ ключевую роль в укреплении стабильности и безопасности играет Организация Договора о коллективной безопасности, развивающаяся все больше как многофункциональная организация, сориентированная на противодействие всему комплексу современных угроз и рисков. Придаем также большое значение деятельности других международных организаций, содействующих поддержанию мира и стабильности в регионе Евразии. Прежде всего речь идет о Шанхайской организации сотрудничества. Мы выступаем за то, чтобы на базе имеющихся структур формировалась целостная система коллективной безопасности на пространстве СНГ и в прилегающих регионах.

Думаю, именно такой комплексный и разноуровневый подход к задачам трансформации международной архитектуры в области обеспечения безопасности и стабильности отвечает национальным интересам России, предлагает реалистичную программу действий всем нашим международным партнерам.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир