Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Cбрендинг крепчает

Противное русскому уху слово "ребрендинг" вообще-то означает обновление, изменение внешнего облика известной торговой марки. Так, канал "ТВЦ", превратившийся в процессе ребрендинга в "ТВ Центр", изменил логотип, цвет, заставки. Посвежел, похорошел, подрумянился. Но при этом что-то такое произошло с каналом, что позволяет обнаружить в иноземном слове "ребрендинг" явное сходство с русским глаголом "сбрендить", который в толковании не нуждается.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Противное русскому уху слово "ребрендинг" вообще-то означает обновление, изменение внешнего облика известной торговой марки. Так, канал "ТВЦ", превратившийся в процессе ребрендинга в "ТВ Центр", изменил логотип, цвет, заставки. Посвежел, похорошел, подрумянился. Но при этом что-то такое произошло с каналом, что позволяет обнаружить в иноземном слове "ребрендинг" явное сходство с русским глаголом "сбрендить", который в толковании не нуждается.

Двухсерийный документальный фильм "Смерть Сталина. Последний свидетель", показанный "ТВ Центром" в минувшую субботу в шикарное время, в самый что ни на есть прайм-тайм, — на мой взгляд, ярчайшее доказательство такого вот "сбрендинга", побочного эффекта безобидной как будто процедуры внешнего обновления.

Ну, в самом деле — ничто не предвещало: ни тебе памятных дат жизни или смерти вождя народов, ни каких-то особых, вновь открывшихся обстоятельств. Хотя одно обстоятельство, случись оно в тот момент, когда "ТВ Центр" только верстал свою программу, могло бы предотвратить встречу зрителей с этим произведением: обострение российско-грузинского конфликта. А поскольку враг российского народа Михаил Саакашвили родился в один день со Сталиным и оба они — грузины, то в свете новой генеральной линии логично было бы снять с эфира сомнительный фильм, могущий навести зрителей на ненужные размышления и сопоставления (тем более что президент России Путин сравнил Саакашвили все-таки не с Иосифом Виссарионовичем, а с Лаврентием Павловичем, тоже, конечно, грузином, но, видимо, по мнению Владимира Владимировича Путина, более одиозным и ужасным).

Впрочем, бывают и хорошие грузины — не устают повторять с телеэкрана ведущие новостей, корреспонденты и российские политики. И вот вам — наглядный пример. В этом смысле фильм о Сталине очень даже своевременный. Начинается он пафосно. Под звуки симфонического оркестра на экране утро светит нежным светом стены древнего Кремля. Кадры хроники являют нам свидетельства трудового энтузиазма советских людей. Энтузиазм сменяется глубокой скорбью. Рыдающие граждане замерли в нескончаемой очереди к гробу с телом вождя. Потом в темном кадре появляется человек, лица которого не видно. Некто за кадром с левитановскими интонациями предвосхищает грядущий рассказ:

"Смерть великого Сталина, императора великой империи! Об этой смерти, об этом ключевом событии минувшего тысячелетия, которое стало исходным для переосмысления мировой истории, вещают с разных точек зрения, с разной достоверностью, нередко откровенно фальсифицируется история. Среди живых есть еще человек, который помнит все, как было в действительности. Очень долго он хранил молчание. Менялись руководители и хозяева страны, менялись курсы партий — он был верен своему слову и своему делу. Начальник охраны вождя, генерал-майор госбезопасности Николай Новик".

Свет, наконец, озаряет лицо человека. Перед нами — хорошо сохранившийся старик, который за два часа эфирного времени появится еще раз 5 и скажет в общей сложности фраз 10 — думаю, и трех минут не наберется. Фразы примерно такие: "Это не культ личности. Какой там культ? Огромный был энтузиазм". Или: "Я, конечно, признаюсь, плакал. Воспринял очень близко к сердцу (это когда тело Сталина вынесли из Мавзолея). Или вот еще: "Говорят, что победа была бы и без Сталина. Это сотрясание воздуха".

Последний свидетель, "верный своему слову и делу", не только не открыл ничего нового про смерть вождя — вообще практически ничего не сказал! За него вещает тот самый голос за кадром, а также участники фильма — историки, родственники вождя и его соратников, и их слова иллюстрируют картины счастливого сталинского времени и песни, создающие соответствующий настрой: "Мой Сталин любимый, Учитель и Друг./ К тебе миллионы протянуты рук./ Ты первый, ты первый в труде и борьбе./Все лучшие чувства приносим тебе".

Из двухчасового повествования становится очевидно: Сталин — величайший деятель всех времен и народов, равных которому не было, разве что Петр Первый... Работал на износ. Выиграл войну — "люди не сомневались, что к победе их привел Сталин". Был скромен и бережлив — после смерти составили опись его личного имущества: белье нижнее — 4 пары, костюм мужской — 1, сапоги — одни, изношенные, фуражка — 1, побита молью...

А вокруг него свод тонкошеих вождей. Это они — Хрущев, Берия, Маленков, Булганин творили за спиной вождя свои подлые и грязные делишки. Однажды Хрущев принес Сталину список "врагов народа" на 500 человек: "Их всех нужно расстрелять". "Неужели у нас столько врагов народа?" — задумчиво произнес товарищ Сталин. Это они, зная о гипертонии Сталина, отправляли его в русскую баню. Это они оставили бездыханного вождя без врачебной помощи, когда его хватил удар. И они же уничтожали память о великом государственном деятеле, а народ недоумевал: как можно поднять руку на святое? Сам светлейший патриарх перед панихидой в Елоховском соборе сказал: "Нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы с горячей любовью провозглашаем вечную память!" (Эту речь для пущей достоверности читает в храме ныне действующий батюшка в полном церковном облачении).

В финале фильма Тихон Хренников вспоминает о Сергее Прокофьеве, умершем в один день со Сталиным. На его похороны пришлось получать специальное разрешение, к Новодевичьему кладбищу пробирались окраинными улицами, чтобы не помешать главному траурному мероприятию и массовому изъявлению народного горя. "Так слились две смерти — великого государственного деятеля и величайшего композитора", — подытоживает Хренников, а в кадре живой Прокофьев играет на рояле, сопровождая хронику похорон Сталина. Просто страшный сон какой-то!

Фильм "Смерть Сталина" показали в субботу, а в начале недели тот же "ТВ Центр" запустил документальный сериал "Мифы о России". Писатель-патриот Александр Проханов, либерал-политик Борис Надеждин и центрист-депутат Владимир Мединский в купе поезда соображают на троих, как развенчать многочисленные мифы о России, в основном, придуманные Западом: о русском пьянстве и грязи, о лени, о кровожадности и пр. Соображают на троих и в исконном российском смысле — под коньячок. В связи с этим досоображались до того, что нет ничего духовнее и возвышеннее русского пьянства, настоящего праздника общения после работы: на Западе пьют в одиночку и угрюмо. А алкоголиков в Америке больше, чем в России, один "с бодуна начал войну в Ираке".

Мединский продолжает мысль Проханова: "Наш нынешний президент — трезвенник. Кому не повезло, так это американцам. Все знают, что Буш-младший в молодости изрядно закладывал за воротник и, по слухам, лечился от алкоголизма."

Вообще же все российские беды — от иностранцев. Итальянские гастарбайтеры, возводившие соборы на Руси, подарили русским не только виноградную водку, но и кучу венерических болезней. Из Европы на Русь приходили чума, оспа и холера. Россия всегда была чище и здоровее. В то время как европейцы годами не мылись, забивая запах немытого тела кельнской водой (одеколоном), русские раз в неделю парились в баньке. "Да и сегодня попробуй предложи русской женщине не мыться пару месяцев, а пользоваться только дорогим французским парфюмом, думаю, она просто пошлет вас куда подальше и будет права" (а европейская женщина, по этой логике, согласится на парфюм?)

Все прочие мифы разбиваются в пух и прах с той же сокрушительной отвагой, по принципу: "Не лучше ль на себя, кума (Америка, Европа), оборотиться". Сама такая. Даже хуже. Одна Варфоломеевская ночка чего стоит. Иван Грозный — пацан!

Фильм о Сталине легко вписывается в генеральную линию сериала "Мифы о России" с их развенчанием в свою пользу. Кстати, Сталина, развенчивая миф о кровожадности российской истории, собеседники деликатно обошли. Оставили на субботний вечер. На сладкое. Сбрендинг крепчает.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир