Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сотрите пять различий

Спектакль молодого режиссера Евгения Писарева настоятельно рекомендуется смотреть девочкам 15-17 лет, не обремененным умственной деятельностью. Всем остальным его смотреть не возбраняется. И это, прямо скажем, достижение. Потому что обычно, если рекомендуется гражданам первой категории, остальным заглядывать в зал нецелесообразно. Могут случиться неприятности
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл


На моей памяти это второй коммерческий спектакль, выпущенный на сцене репертуарного театра и сделанный без специфической российской пошлятинки а ля "Мущщина, пастойти!". Первый появился на сцене МХТ им. Чехова и назывался "№ 13". Это была (и есть по сей день) чистая как слеза комедия положений, безо всяких как вредных, так и полезных примесей. Евгений Миронов и Авангард Леонтьев звездили на сцене во всю мощь своего мастерства, но при этом точно чувствовали жанр, не фальшивили, не сбивались с ритма и отлично держали бешеный темп. "Одолжите тенора" - это такой побратим "№ 13". Тоже комедия положений, причем тоже с трупом, который оказался не трупом. А так же с путаницей, сценической суетой, туалетом, в которой прячутся настоящие и мнимые любовницы, и твердой уверенностью, что все может кончиться хорошо, даже если для этого нет решительно никаких оснований.

Евгений Писарев работал ассистентом у Деклана Доннеллана и, видимо, набрался у него хороших сценических манер. Во всяком случае в его спектакле есть эдакая английская добротность и умение с достоинством держать себя в любой комедии положений. Артисты вопреки российскому обыкновению комикуют в этом спектакле в меру, поют своими голосами и кричат не своим голосом лишь изредка (хотя иногда все же кричат - куда без этого). Особенно хороши Александр Арсентьев в роли итальянского тенора Мерелли и Вера Воронкова в роли жены тенора. В их темпераментных итальянских скандалах иногда проскальзывает легкая грузинистость ("mamma mia! я его зарэжу"). Неплох и сам виновник аншлага Сергей Лазарев. Не знаю уж, какой он эстрадный певец, но комический артист из него неплохой - ладный, складный, пластичный, музыкальный. Где надо - забавно-обезьянистый.

Иными словами, у "№ 13" появился достойным соперник, о чем свидетельствовало, в частности, наличие на премьере Олега Табакова с женой. Во время бурных продолжительных аплодисментов выдающийся артист и успешный худрук сидел в зале с непроницаемым лицом, видимо, прикидывая, сколько потенциальных зрителей отобрал у него этот "Тенор". Непроницаемость лица стала особенно выразительной, когда толпа юных прелестниц бросилась вручать припасенные букеты своему эстрадному кумиру. Было ясно, что если бы Лазарев играл в десять раз хуже, на количестве астр, роз и хризантем сие обстоятельство не сказалось бы.

Это обесценивание актерской славы собственно и есть один из главных сюжетов современной театральной жизни. И самое забавное в спектакле Театра им. Пушкина то, как он (сюжет) предвосхищен сюжетом самой пьесы. Сюжет, собственно такой. Как-то раз один знаменитый итальянский тенор, гастролирующий в американской глубинке, смешал алкоголь со снотворным и не смог спеть партию Отелло. Вместо него роль мавра исполнил помощник местного антрепренера Макс, и все были счастливы. Что тот Отелло, что этот - "все черненькие, все прыгают". Искусный драмодел Кен Людвиг даже не подозревал, что написал произведение поистине провидческое. Ведь если Сергей Лазарев вздумает (хочется надеяться, что все же не вздумает) спеть арию из Верди не в комедии положений, а в настоящей опере, аншлаг все равно будет ему обеспечен. В ситуации, когда грань между оперой и эстрадой, мерелли и максами, трэшем и Smash'ем, добротной коммерцией и коммерческой недобросовестностью исчезает со скоростью урагана, подмены никто не заметит. За то, что создатели спектакля постарались в этих легких для театра обстоятельствах не подсунуть зрителю полное фуфло, хочется сказать им простое человеческое спасибо. Нынче следует оценить не только красоту игры, но и ее, что немаловажно, честность.
Комментарии
Прямой эфир