Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Валерий КОМИССАРОВ: "Если общество скажет, что оно хочет смотреть на части тел, то я отзову свой закон"

Глава комитета по информационной политике Государственной думы Валерий Комиссаров выступил с законодательной инициативой - запретить показывать тела и фрагменты тел во время терактов. "Когда в очередной раз жахнуло, я посидел и подумал: а почему в Америке после событий 11 сентября не было ни одного теракта? И я задался вопросом: какова основная цель террориста? Нанести информационный удар по обществу, ввести его в транс, в шок и в депрессию. Этому можно противодействовать единственным образом - запретить показывать тела и фрагменты тел погибших. Показывая такие кадры, телевидение подписывает террористам и заказчикам взрывов "акт сдачи-приемки"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Глава комитета по информационной политике Государственной думы Валерий Комиссаров выступил с законодательной инициативой - запретить показывать тела и фрагменты тел во время терактов. О том, зачем нужен такой закон, Валерий КОМИССАРОВ рассказал корреспонденту "Известий" Миле КУЗИНОЙ. - Что послужило поводом к написанию нового законопроекта? - Поводом стало мое ощущение того, чем дышат люди, которые избрали меня депутатом. Их очень волнует, что телевидение мазохистски показывает крупным планом трупы, кровь, тела... Есть еще одна причина. Когда в очередной раз жахнуло, я посидел и подумал: а почему в Америке после событий 11 сентября не было ни одного теракта? И я задался вопросом: какова основная цель террориста? Нанести информационный удар по обществу, ввести его в транс, в шок и в депрессию. Этому можно противодействовать единственным образом - запретить показывать тела и фрагменты тел погибших. Показывая такие кадры, телевидение подписывает террористам и заказчикам взрывов "акт сдачи-приемки". - Правозащитники и телевизионщики говорят, что ваш запрет может негативно сказаться на свободе слова. - Я думал об этом. Если вас будут оскорблять и унижать, то будет это свободой или все же нарушением общепризнанных норм? Не существует другого способа включения механизма самосохранения, кроме как ограничение. Например, у человека диабет, а он хочет есть сахар. Но если он будет это делать, то он умрет. - В такой ситуации люди сами себя ограничивают. Возможно, СМИ тоже надо дать самостоятельность? - Если бы не одно "но". Все договорятся не показывать трупы, но будет соблазн. И найдется одна передача, которая не устоит перед тем, чтобы поднять свой рейтинг за счет таких съемок. И станет фантастически популярной. Потому что все рейтинговое - на грани. Это как наркотики, от которых нельзя оторваться. Можно только ограничить их распространение законом. - На протяжении многих лет вы сами боролись за рейтинг. А теперь хотите лишить этой возможности своих коллег. - Я никогда не делал то, за что мне было бы стыдно. - То есть за "Окна" и за "Мою семью" вам не стыдно? - Я "Окнами" не занимаюсь. А вот за программу "Моя семья" мне не стыдно. Ее ругали те, кто ее не смотрел. И там не было ничего безнравственного. Я в ней всегда пытался из сложной житейской ситуации находить выход и сохранить семью. Так что "Моя семья" - это добрая и милая передача. А критики - они на то и настроены, чтобы критиковать. Кроме того, сейчас телевидение развивает тему "Моей семьи", только в сериалах. А что касается рейтингов, то я никогда не повышал их на трупах и на крови. - Как будут наказаны провинившиеся телекомпании? - Это предусмотрено законом "О СМИ". Есть уголовная, административная ответственность. То есть наказание за показ тел или фрагментов тел в эфире приравнивается к наказанию за нарушение закона "О СМИ". - С кем из коллег на телевидении вы советовались, когда разрабатывали закон? - Вот вчера ко мне пришли сразу с трех телеканалов. И все очень одобряют. Я их спрашиваю: а как вы сами относитесь к тому, что трупы показывают по телевидению? Они говорят: переключаем. Потому что у них есть воля. А что делать тем, у кого ее нет? Не потому, что они безвольные люди, а потому, что это действует как кролик на удава. Это информационное подавление. - Что, у телевизионных начальников не хватает сознательности? - Это же террариум единомышленников. Вообще собрать медиа-сообщество и попросить договориться о чем-то абсолютно невозможно. Я помню только единственный случай - когда горела Останкинская башня. Тогда все собрались и стали думать: что же делать - передатчики не работают? А в остальном все друг друга "трепетно и нежно любят", пытаясь контрпрограммировать так, что за ушами трещит. Объединить их вокруг общенациональной идеи, наверное, можно, но только в том случае, если она будет подкреплена законом. - Вы не боитесь, что своим законом лишите телевидение возможности делать качественную картинку? - Эта картинка не должна пропагандировать смерть и ужас. Вот вынесли чью-то голову из метро, у головы есть родственники. Они давали свое разрешение? - Что еще вы будете ограничивать? Ведь кроме репортажей с мест терактов на телевидении много насилия. Например, в кино. - Меня это тоже пугает. И я буду над этим работать. Но я не буду предпринимать никаких действий, которые могли бы вызвать негативную реакцию и в профессиональном сообществе, и в обществе в целом. Конечно, ужасно смотреть фильмы, где одна кровь и убийства. Ну а как же тогда "Война и мир", "Аты-баты, шли солдаты" и все фильмы про войну? Есть радикальные предложения запретить показывать кино со сценами насилия. Но моя задача как раз в том, чтобы не рубить с плеча. И если сейчас общество скажет, что оно хочет смотреть на трупы и на части тел, то я отзову свой закон. - А как вы узнаете, чего хочет общество? - Это и ваша реакция. А на следующей неделе я уезжаю в свой регион и буду встречаться с избирателями в сельских клубах, в Домах культуры... - Над чем еще работает комитет по информации? - Над всем, что волнует общество. Это и насилие, и то, что показывают в рекламе, и регулирование Интернета. Нет задачи постоянно заниматься реформированием, но мир идет вперед, и законодательство должно за ним поспевать. Я - телевизионный профессионал и могу заниматься пиаром каждый день, но мне стыдно. - То есть вы решили закончить свою карьеру на телевидении? - Я безусловно буду заниматься творчеством - как и в какой форме, я сейчас обдумываю. - На этой неделе в вашем комитете обсуждался вопрос о "черном" пиаре. Это следующая законодательная инициатива? - Наши планы становятся известны слишком быстро. Мне отрадно, что только мы начали думать на эту тему, а вы уже спрашиваете. Мы все жалуемся, что чернуха заполонила все СМИ. Журналисты, вместо того чтобы описывать жизнь, за деньги шельмуют тех, на кого им укажут. Во всех странах это регулируется. В Америке лоббисты проходят регистрацию. Я не настаиваю на том, чтобы и у нас было так же. Но мы должны выработать систему регулирования в этой сфере.
Комментарии
Прямой эфир