Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Германская полиция обвиняет ветерана КГБ в попытке сбыта шедевра Рубенса

В конце прошлой недели скандал вокруг картины Рубенса "Тарквиний и Лукреция", которая находится в собственности предпринимателя Владимира Логвиненко и которую Германия требует вернуть, получил неожиданное развитие. Однофамилец и тезка Владимира Логвиненко, 73-летний пенсионер и ветеран госбезопасности, который также проходит в материалах немецкой полиции как подозреваемый, намерен подать в суд на правительство Германии и потребовать возмещения морального ущерба. Собственник же картины - Логвиненко-младший - в среду побывал на первом допросе в прокуратуре
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В конце прошлой недели скандал вокруг картины Рубенса "Тарквиний и Лукреция", которая находится в собственности предпринимателя Владимира Логвиненко и которую Германия требует вернуть, получил неожиданное развитие ("Известия" следят за ситуацией с середины сентября). Однофамилец и тезка Владимира Логвиненко, 73-летний пенсионер и ветеран госбезопасности, который также проходит в материалах немецкой полиции как подозреваемый, намерен подать в суд на правительство Германии и потребовать возмещения морального ущерба. Собственник же картины - Логвиненко-младший - в среду побывал на первом допросе в прокуратуре. Уголовное дело по факту попытки сбыта краденого, по мнению Германии, шедевра Рубенса было возбуждено еще летом. В сентябре в западной печати появилась информация о том, что картина оказалась в руках "русских бандитов", которые пользовались поддержкой "группировки бывших сотрудников КГБ". "Русским бандитом" оказался предприниматель и коллекционер Владимир Логвиненко. Как выяснилось, и о самом Логвиненко, и о том, что картина находится в его руках, в российском Минкульте были хорошо осведомлены. Начальник департамента по сохранению культурных ценностей Анатолий Вилков заявил, что Логвиненко является добросовестным приобретателем . Тем не менее Генпрокуратура начала проверку по присланным из Германии материалам и изъяла картину на ответственное хранение. Между тем в запросе германской стороны в качестве обвиняемого фигурировал еще один Владимир Логвиненко. В постановлении Потсдамского суда указывалось, что он 1930 года рождения, а отчество в отличие от владельца картины носит не Алексеевич, а Александрович. Кто этот человек и какое отношение он имеет к картине Рубенса, немецкая сторона объясняла очень туманно. В своем письме в Генпрокуратуру России прокурор земли Бранденбург Штайнигер утверждает, что однофамильцы предположительно являются родственниками и входят в банду, занимающуюся реализацией краденого. Не вдаваясь в детали, прокурор просит российских коллег срочно провести обыски в квартирах, машинах, на дачах и в других помещениях, имеющих к обвиняемым хоть малейшее отношение. Поспешность объясняется тем, что люди по фамилии Логвиненко тесно связаны с арабским миром и в любой момент могут сбыть картину каким-нибудь террористам. - Наверное, немецкие следователи просто нашли моего однофамильца в телефонном справочнике, - сказал "Известиям" Логвиненко-младший. - Я этого человека не знал, и тем более он не был моим родственником. Когда мне показали пришедшие из Потсдама документы, я решил с ним познакомиться. Это оказался человек очень достойный и заслуженный. Он очень удивился, когда узнал, что проходит по уголовному делу. Встреча двух Логвиненко прошла в пятницу. Как выяснилось, Владимир Александрович пенсионер. Ему 73 года, у него есть сын, три внука и один правнук. Он 42 года проработал в органах госбезопасности, имеет 12 правительственных наград. В отставку вышел 16 лет назад. В свое время был старшим преподавателем Академии им. Дзержинского, потом в течение десяти лет отвечал за загранкомандировки в Министерстве оборонной промышленности, работал в "Монтажспецстрое" и других ведомствах. В Германии он был только раз: в 1956 году, в ГДР. Однако теперь невольному "соучастнику" лучше даже и не думать о том, чтобы выехать за рубеж. По всей видимости, именно Владимира Александровича имели в виду западные журналисты, когда говорили о группировке гэбистов-отставников. Сам Владимир Александрович признается, что до сих пор поддерживает связи со знакомыми на Лубянке, но связи эти исключительно дружеские и неформальные. Логвиненко в ФСБ знают многие и считают заслуженным ветераном. О том, что против него в Германии возбуждено уголовное дело, Логвиненко-старший узнал только в четверг. От своего "подельника", о существовании которого до той минуты не подозревал. - Я не поверил своим ушам, - признался "Известиям" Владимир Александрович, - в четверг пришел из театра часов в 11 вечера, и тут звонит телефон. Я думал сын, а это оказался однофамилец. После того, что он мне рассказал, я ночь не спал, давление поднялось, сердце болело. На каком основании они причисляют меня к какой-то банде?! Я в живописи ничего не понимаю - не было времени этим заниматься. Дома в коридоре висят два пейзажа маленьких, которые я купил на Арбате лет пять назад. И все. У меня огромное количество знакомых по всему Союзу. Что если про меня кто-нибудь из них такое прочитает! Не поверят, конечно, но все равно! В общем, я твердо решил подавать в суд. Пока толком не знаю, на кого. Знаю только, что на Германию. Буду добиваться, во-первых, чтобы дело закрыли, а во-вторых, чтобы мне выплатили компенсацию за моральный ущерб. К нашей прокуратуре у меня тоже есть претензии. Почему мне ничего не сообщили?! Когда узнал об этом, на следующий день позвонил в ФСБ. Там сейчас работает полковник, у которого я когда-то был наставником. Спрашиваю: как же так? Он молчит. В общем, сейчас я хочу как можно больше прочитать, понять, почему так получилось, а потом буду действовать. Очевидно, немецкие следователи знали о работе старшего Логвиненко в госбезопасности. А это говорит о том, что еще до возбуждения дела немецкая сторона провела оперативные и разведывательные мероприятия на территории России. Во всяком случае оба подозреваемых немецкой полицией в этом убеждены. В субботу Логвиненко-старший направил обращение российскому президенту, в котором просит защитить его честь и достоинство как ветерана госбезопасности и гражданина страны. Одновременно он обратился к генеральному прокурору России с просьбой оказать содействие в прекращении против него незаконно возбужденного уголовного дела. Между тем проверка материалов немецкой полиции в Генпрокуратуре вступила в активную фазу. В минувшую среду Логвиненко-младший побывал на допросе в прокуратуре. Оказалось, что в немецких бумагах изложены все его установочные данные - вплоть до номера телефона и марки автомобиля жены, и теперь российская прокуратура пытается разобраться, были ли у Германии основания для проведения этих изысканий. - Допрос шел три часа, - рассказал "Известиям" Владимир Логвиненко. - Меня очень подробно расспросили об обстоятельствах приобретения картины, я предъявил все документы и как мог все объяснил. Примечательно, что допрашивали меня как свидетеля, ни о каком обвинении речи не шло. Для нас факт этого допроса очень важен - это доказательство, которое в любом случае будет направлено в Германию и которое они не смогут проигнорировать. Нам это очень поможет, когда будут рассматриваться наши протесты по поводу возбуждения уголовного дела.
Комментарии
Прямой эфир