Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Армия
Минобороны сообщило о продолжающейся переброске войск ВВО в Белоруссию
Общество
Задержанные в Омской области подростки сознались в убийстве семьи
Мир
В Сирии назвали незаконным замораживание членства в ЛАГ
Мир
В Вашингтоне на митинг против обязательной вакцинации вышли тысячи человек
Происшествия
Женщина пострадала при столкновении автокрана с автобусом в Хабаровске
Мир
Госдеп заявил о работе посольства США в Киеве в штатном режиме
Мир
Во Франции назвали политику Запада против России «самоубийством»
Общество
В России уничтожат 25 опасных объектов в 2022 году
Мир
Насморк и головные боли назвали самыми частыми симптомами «Омикрона»
Экономика
Новый порядок для кредитных историй ЦБ перенес на 1 июля 2022 года

"В России инквизиция закончилась в конце 80-х"

Тема Чечни в американо-российских отношениях решительно отодвинута на задний план, а в первую очередь американцев интересует Ирак - такие приоритеты выбрала газета "Нью-Йорк таймс", публикуя в своем воскресном номере интервью с российским президентом. Сам же Владимир Путин делал акцент на возможности не просто партнерских, но союзнических отношений России и США по гораздо более широкому кругу вопросов. "Я вижу во многом совпадение национальных интересов России и Соединенных Штатов, - сказал Путин и назвал стремление России быть надежным партнером США "стратегическим выбором"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Тема Чечни в американо-российских отношениях решительно отодвинута на задний план, а в первую очередь американцев интересует Ирак - такие приоритеты выбрала газета "Нью-Йорк таймс", публикуя в своем воскресном номере интервью с российским президентом. Сам же Владимир Путин делал акцент на возможности не просто партнерских, но союзнических отношений России и США по гораздо более широкому кругу вопросов. - Я вижу во многом совпадение национальных интересов России и Соединенных Штатов, - сказал Путин и назвал стремление России быть надежным партнером США "стратегическим выбором". Однако быть равноправным партнером. И президент в ходе интервью неоднократно высказывался весьма твердо - вот здесь наши интересы совпадают, а в этом вопросе расходятся, и мы от своих интересов отступать не собираемся. Например, Путин согласился: "Мы считаем, так же как наши американские коллеги и партнеры, что у Ирана нет оснований не ставить под контроль МАГАТЭ все свои ядерные программы". Но дважды подчеркнул - дискриминации российского бизнеса в Иране быть не должно: "Нам достоверно известно, что американские и западноевропейские компании работают в еще более чувствительных сферах, тоже в ядерных, и ничего, им все можно". И учет Вашингтоном интересов России не остается незамеченным. Упомянув, что Москва высказалась против разведывательных полетов авиации США над Черным морем "в целях борьбы с терроризмом" (по словам Путина, "бороться с терроризмом с помощью самолетов-разведчиков, которые летают на высоте 8-10 тысяч метров, невозможно, это полная чушь"), российский президент с удовлетворением отметил, что после того, как эта позиция была доведена до его коллеги в Белом доме, уже начавшиеся было полеты прекратились. Таким же образом и Кремль готов учитывать интересы США. Упомянув о расходах на восстановление Ирака, Путин признал, что согласен с Бушем: "Если уж Штаты выделяют на это деньги, то они имеют право принимать принципиальное решение по поводу того, как их тратить". Правда, тут же напомнил -- в вопросе о частичном списании иракских долгов Россия, крупный кредитор, тоже имеет право голоса. Готовность обсуждать эту тему в рамках Парижского клуба, отмечает "Нью-Йорк таймс", проявлена Москвой впервые. Оценки ситуации вокруг Ирака, данные российским лидером, пользуются наибольшим вниманием американских обозревателей. Сами авторы интервью выделяют слова Путина о том, что он по-прежнему считает военное вмешательство коалиции в Ираке ошибкой, и фразу о режиме Саддама Хусейна - "многие называли его преступным, и, видимо, для этого были все основания". Однако в отличие от многих критиков действий коалиции президент не исключает наличия оружия массового уничтожения на территории Ирака: "Вопрос, конечно, в том, что с ним происходит теперь... Мы должны объединить усилия для того, чтобы сделать все для нейтрализации этих возможных угроз". Отвечая на вопрос о возможности введения в России "управляемой демократии", глава государства напомнил - в европейских странах, в Северной Америке истинно демократические принципы утверждались в течение столетий. "Сейчас мало кто хочет вспоминать, скажем, период инквизиции, - привел пример Путин. - В России эта инквизиция закончилась только в конце 80-х годов". И привел пример радикальных сдвигов в сторону демократии - референдум по Конституции Чечни (когда бралось интервью, выборы президента республики еще не прошли). Выдержки из интервью президента Владимира Путина газете New York Times О младших и старших партнерах: Россия, при всех проблемах, которые она имеет, - страна со своими традициями, со своими национальными интересами. Это страна, которая никогда не будет обслуживать чужие внешнеполитические интересы. Но Россия хочет и может быть надежным партнером, в том числе и для Соединенных Штатов. И у нас, и в Соединенных Штатах еще очень много людей, которые руководствуются старыми соображениями, а именно: все, что плохо для Америки, хорошо для нас, и в Америке многие считают, что все, что плохо для России, хорошо для Соединенных Штатов. Это очень большое заблуждение, которое абсолютно игнорирует сегодняшнее состояние мира и перспективы его развития. В этом отношении наши личные взаимоотношения с президентом Бушем играют очень важную роль. Мне кажется, что президент Буш понимает сегодняшнее состояние мира, может прогнозировать его развитие и ценит российско-американские отношения. И часто его личное вмешательство в тот или иной вопрос позволяет удержать уровень наших взаимоотношений и позволяет не перевести их в более низкую степень. Об иракском урегулировании и роли России в нем: Что касается возможности направления наших воинских контингентов в Ирак. До принятия резолюции мы даже не обсуждаем этот вопрос... Конечно, чем больше там разных контингентов, тем больше политическая база поддержки коалиционных сил. И это, конечно, очень важно. Но с военно-технической точки зрения ничего хорошего в этом нет. Уже сейчас эти многонациональные, а я бы так сказал - разношерстные, силы ничего хорошего не привносят в стабилизацию ситуации в Ираке. Для того чтобы действовать там эффективно, там должны быть профессионалы, должны быть люди, которые понимают, где они находятся, знают обычаи местного населения и в состоянии уважать эти традиции, умеют наладить контакт, умеют показать силу и умеют быть великодушными. О списании долгов: Списание долгов помогло бы расчистить ситуацию для возрождения Ирака. Вы знаете, Россия - не богатая страна, и нам наших долгов никто не прощает. На протяжении последних 10 лет нам многократно обещали то дать 40 миллиардов кредитов на хороших условиях, то списать наши долги. Нас постоянно обманывали. Мы платим по долгам бывшего Советского Союза. Непонятно, зачем нам это нужно, и я бы никогда не согласился с этим. Но прежнее руководство согласилось, приняло это решение, и мы исполняем эти обязательства и платим за все республики бывшего Советского Союза. Россия - не богатая страна, но по списанию долгов беднейшим странам мира в абсолютных величинах мы, по-моему, занимаем второе или третье место среди всех развитых стран после Франции и Японии. Об Иране и его атомных интересах: У нас есть свои интересы в Иране. Иран - наш сосед, мы имеем многовековые традиции добрососедских отношений с этой страной. Но с точки зрения проблем нераспространения у нас здесь с Соединенными Штатами полное понимание. И я даже смею утверждать, что по этому вопросу так же, как по вопросу борьбы с террором, мы, на наш взгляд, можем являться не только партнерами, но и союзниками в полном смысле этого слова. Нам хочется только, чтобы были выработаны единые правила, универсальные для всех. Об олигархах и свободе слова: Мы стараемся и будем стараться дальше обеспечивать фундаментальные основы демократического общества, в том числе и свободу прессы. У нас есть категория людей, которые стали миллиардерами, как у нас говорят, в одночасье... Эти так называемые олигархи - они люди умные, пронырливые, они прекрасно поняли, как можно манипулировать общественным мнением, и, по сути, так же, как поступали с природными ресурсами, начали поступать и со средствами массовой информации, и с общенациональными каналами телевидения, и так далее, подчиняя их своим групповым интересам, подменяя общенациональные интересы групповыми. Для того чтобы обеспечить реальную свободу прессы, мы должны обеспечить возможность экономической независимости средств массовой информации. И мы настойчиво будем это делать.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир